HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2020 г.

Николай Пантелеев

Азбука Сотворения. Глава 6.

Обсудить

Роман

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 22.06.2007
Оглавление

8. Часть 8
9. Часть 9
10. Часть 10

Часть 9


Н повернулся вполоборота к приближающимся дамам, налился кровью, сдержанно хлопнул ладонью по столу и заискрил:

– А давайте поспорим на бутылку водки, что не сможете!

М пожал плечами, и в тон выдал сквозь зубы:

– Смогу!

– Не сможете!

– Смогу!..

– Что это вы тут пилите – могу – не могу? – Ж растеряно подняла брови. Лёгкая бледная сонливость моментально исчезла с её лица, и по нему разлился активный румянец.

Кавалеры, галантно усаживая дам, тем не менее, полушёпотом продолжали перепалку: не сможете… смогу… нет…

– Да что с вами! – сморщив лобик, искренне воскликнула Ж.

– Видите ли… – едва сдерживая смех, отвечал Н, – мы с М поспорили на бутылку водки, сможет ли он помочь мне невинно разыграть вас, или нет? Оказывается смог – бутылку я проспорил и в ближайшую тризну – её с чувством глубокого удовлетворения поставлю.

«Вот дурак!» – пожала плечами Л и уже вслух добавила:

– А мы чуть было не решили, что вы поссорились.

– Да нет, мы отлично спелись! – М виновато улыбнулся. – Но отчего-то решили вас немного встряхнуть – простите великодушно… Как ты себя чувствуешь? – Он взял руку Ж в свою истёртую ладонь.

– Вот сейчас хорошо, а глядя на вас минуту назад – плохо.

– Ты видишь, подруга, какие шалуны нам на голову свалились? – ещё сквозь оторопь спросила Л. – И это пока цветочки, а ягодки…

– Ну перестань, о бриллиант в короне великолепия! – Хитровато улыбнулся Н. – М тут ни при чём. Ответственность за инцидент полностью лежит на мне. Вы меня извините, Ж! Сегодня мы катались на теплоходе в море и уже позже на берегу я нечаянно взъелся на серьёзность, с которой люди творят порой самые невероятные, смешные вещи. Сначала и М показался мне человеком излишне серьёзным, не склонным к импровизации, но вот теперь я полностью убедился в обратном – он «наш» человек. Смех многолик – это тест, сродни известному: «с этим можно идти в разведку, а с этим нет», но смех, одновременно, ещё и прокурор бездушной абсурдности бытия… Уметь смеяться над собой – значит выиграть в процессе против господствующей дури несколько лет аппетитной жизни на свободе. Будем считать союз искусства и производства состоявшимся, непреложным, бесповоротным фактом и поэтому, как только захотите – берите нас с Л в компанию.

– Я согласен, – весомо подытожил М, – вечер по-моему удался… Наверное, пора собираться?

– Да, пожалуй… – Н взглядом подозвал официантку.

– Посчитать? – Утомлённая весельем девушка сорока пяти лет, исчезла.

Пока М травил «шофёрский» анекдот про тёщу, зятя и зефир, Н полу-прищуром оценил стол, поделил сумму пополам и незаметно сунул ему в руку несколько бумажек. Тот недоумённо поднял бровь: стоит ли? Н ему подмигнул: стоит! Всё чего-нибудь да стоит…

Через несколько минут степенная компания спускалась приглушённой ночной улочкой к пансионату.

– Как нам всё-таки повезло с погодой! – не удержался М, шумно втянув ноздрями густой воздушный кисель, – теплынь почти летняя. Я здесь отдыхаю в это время третий раз, но ничего подобного раньше не наблюдал – чудо какое-то…

– Да, повезло, – поддакнул Н, – со всем повезло – с людьми, с погодой. Впрочем, она лишь зеркало нашего отношения к жизни. Вы заметили, что если человека хоронят, скажем, в ясный день, то говорят: с хорошим человеком и солнышко прощается, а как с небес зарядит противный нудный дождь, то близкие успокаивают себя: мать – природа от горя плачет. Нам удобно думать так чтобы нам было удобно, но вообще-то весна, конечно, необыкновенная, волшебная… Мы с Л вчера даже осмелились в море искупаться.

– Осмелились! – сбиваясь на фальцет, воскликнула Л, – он насильно затащил меня в ледяную воду! Осмелилась…

– Нет, это уж слишком… – потёр затылок М, – я, например, не готов к подобным экспериментам, хотя сам и северянин.

– А… это не тот, кто холода не боится, а – тот, кто хорошо одевается! – парировал Н. – Но скажи, сокровище, разве так уж плох был этот смелый эксперимент?

– Не плох, согласна, но жутко страшен… – Л нарисовала в воздухе носиком небольшую окружность. – Хотя потом стало очень хорошо.

– Это мне козырь в руки, М, – просиял Н, – видите ли, мы без вас дискутировали о том, когда становится хорошо, и ты Л невольно подтвердила моё утверждение: после усилия – потом, то есть лучшее всегда впереди, потому что усилие – это будущее.

– Кх-хм! – прокашлялся М, – кх-хм будущее… Милые дамы мы вас сейчас догоним. – Он остановил Н и вполголоса спросил: – Вы, кстати, где ночевать собираетесь? Дело в том, что мой сосед по номеру сегодня уехал и мы с Ж можем пойти ко мне, а вы остаться у Л.

– А вы сейчас ещё погуляете или сразу к себе?

– Пожалуй, сразу – видите, Ж расклеилась. Так как предложение?

– Мы с Л немного погуляем, спустимся к морю и по ходу решим. Скорее всего, останемся.

– Лады! – М протянул руку.

Н едва шлёпнул по ней своей, как это водится между понимающими друг друга влёт мужиками… Они догнали дам, шумящей дезорганизованной ватагой протащили Н через проходную, спустившись к корпусу, постояли у него, обмениваясь любезностями и разошлись, наконец, переполненные зефиром в шоколаде.

– О чём вы шептались? – спросила Л, когда они брели одинокой серебристой аллеей к морю.

– Да так, дела мирские… Не знаю, по-моему он отличный мужик с пониманием, чуть суховатый, но…

– Я к нему тоже притерпелась.

– Это неудивительно – он в состоянии переубедить любого.

– Ты прав, было что-то высокомерно завистливое к нему с моей стороны, пока не встретила тебя. Так о чём вы шептались?

– О ночлеге – пустишь меня на постой?

– А как же они?

– У М съехал сосед и они пойдут к нему. Люди добрыя, подайте кто – что может, а то, так есть хочется, что переночевать не-е-егде! – голосом, похожим на козлиный, Н исполнил фольклорную каватину.

– Послушай, мы знакомы с тобой несколько дней, а ты ведёшь себя так, будто завтра у нас серебряная свадьба.

– Тебе это не нравится?

– Нет, но как-то непривычно.

– А у меня ощущение обратное: мы знакомы давно, но не встречались до среды по глупой случайности. Поверь, это дело простое – не раз могли на столичных богемных тропинках пересечься. Я в студенческой молодости пару – тройку газетёнок карикатурами снабжал – шабашил, так сказать. Ну вот, ты – журналист, пресс – дама, пишущая, как выяснилось, с одышкой, цокаешь, скажем, по коридору с амурами в голове, и тут я: извините, мадам, а где здесь отдел юмора или, на худой конец, касса? Ты трясёшь кудрями: там-м-м… и глазами обволакиваешь, обволакиваешь… Ещё миг и мы, вонзившись друг в друга, бодро шагаем в будущее, чтобы непременно «умереть в один день»! Могло так случиться?

– Подожди, подожди… более того, я видела тебя один раз на вечеринке, кажется, у Ё – ты знал такого?

– Ещё бы! Там собиралась наша богемная безбашенная тусовка.

– Удивительно…

– А я о чём! Совершенно не чувствую стеснения, но это не повод – верно! – распоясаться и потерять культуру поведения – гав! гав!.. Вино перебродило – часть в уксус ушла, что-то через край перелилось от полноты примитивных чувств, или от неумения беречь себя, кое-что пришлось пустить на продажу, но лучшее, марочное я оставил для нас с тобой. Разве твоя ситуация на мою – не похожа?

– Скорее всего, да. Нет, это удивительно! Подожди, ведь у тебя тогда были длинные до плеч волосы… и очки, кажется, тёмные?..

– Так точно. С фингалом как-то ходил после предновогодней бани… Слушай, а та вечеринка – это же «старый новый год» отмечали – ты сидела в углу и зажималась с каким-то неудачником.

– Почему неудачником?

– Не знаю. Память неожиданно определение подбросила. Я ведь конкретно людей не запоминаю – только матрицу – и они, соответственно системе, в голове хранится: хмыри, дерзилы, понтяры, герои, неудачники, дураки, вундеркинды, мозжищи, зануды и так далее…

– Неудачник… а ведь это мой бывший муж – тогда кавалер. И ты знаешь, мне его мягкость в своё время импонировала. Умный к тому же, обеспеченный тылами – словом, породистый. Но потом выяснилось, что он гений старта: начинает легко, ходко, а затем резко остывает и тянет назад, почти в болото. Водка к тому же… Впрочем, в тот вечер если бы ты и подкатил ко мне, то получил бы от ворот – поворот, – я была влюблена в этого «неудачника» по уши. И тем более, могу представить, каким ты был бесом в эти годы…

– Надеюсь оставаться таким и в дальнейшем. Ха-ха! А у тебя, кажется, в тот вечер на голове были какие-то крупные букли – вот я их ненавидел! Но глаза… теперь я понимаю, когда они приклеились к сетчатке. Знаешь что, а дай-ка я тебя поцелую, так сказать, за встречу…

– Случайное знакомство ещё не повод… – пыталась сострить Л, но Н, молниеносно притянув её к себе, пиявкой впился в хмельные, чуть прокуренные губки, а затем, обняв рукой за плечи, увлёк свою потерянную находку к морю.

Они подошли к едва видимой, болтающейся у ног воде, немного молча постояли. Затем Н, ополоснув горячее лицо, нашёл под волнорезом уютное сухое брёвнышко.

– Давай посидим, как в сказке, и позовём наудачу золотую рыбку.

– Давай…

Фонари на пустынной набережной внезапно погасли, и воздух пророс темнотой. Вдали золотился порт с его непонятной ночной жизнью: кряхтя, вертелся поднявший стальную руку кран, время от времени что-то гулко ухало, словно это заходилось в аритмии сердце ночи. Между широких лопастей облаков ярко и весело горели звёзды, за спиной в кроне кипариса спала немного усохшая с понедельника луна…

Не в силах изречь что-либо стоящее, Н незаметно ушёл в себя – он сам будто выбросил руку в завтрашний день. Нет, он тут… рядом его молодая – старинная жена, а рука и её продолжение – там, где ещё ничего нет. Кроме неясных предчувствий триумфа…льного провала, или?..

Спустя четверть часа они поднялись в номер, гигиенически поочерёдно соскоблили с себя липкую усталость вечера, длинного – короткого дня, насладились невинной свободой самовыражения физиологии, потом ещё раз пытались завертеть какую-то ностальгическую «прень» и вдруг далеко за полночь, обнявшись, дружно уснули…

 


Оглавление

8. Часть 8
9. Часть 9
10. Часть 10

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

30.11: Яна Кандова. Задним числом (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2020 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!