HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2020 г.

Андрей Давыдов

Фуше

Обсудить

Пьеса

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 11.09.2007
Оглавление

2. Действие 1
3. Действие 2
4. Действие 3

Действие 2


 

Герцог Отрантский и автор.

 

Автор: (в зал) 20 июля 1799 года Жозеф Фуше назначен министром полиции. Спустя три года он вернулся в эту игру.

Герцог Отрантский: Я постарался не упустить этот шанс.

Автор: В короткий период, вы создали не только прекрасную организацию в своём ведомстве, но и сколотили неплохое состояние.

Герцог Отрантский: Должность позволяла.

Автор: Позволяла министру полиции вести тёмные дела.

Герцог Отрантский: Политик редко добивается благосостояния честным путём. Вы когда-нибудь видели голодного депутата или министра? Очень трудно не использовать власть для своего блага.

Автор: Возможно, но ваше усердие впечатляет.

Герцог Отрантский: Я три года провёл в нищете. Я не знал чем накормить детей, как заплатить за квартиру… Беспомощность взрослого человека, полного сил, но который не в состоянии добиться даже мелочи, а дома голодная семья. Смерть детей. Вы пережили такое? Понимание того, что я виноват в существовании близких мне людей в нечеловеческих условиях. Испытайте это, а потом обвиняйте меня. Эти годы всегда будут внушать страх, и я буду стараться убежать от него. Спустя много лет, когда моя жена умерла, среди её вещей я обнаружил спрятанные на чёрный день триста тысяч золотом. Вот, что такое пережить нищету! А в то время у нас было огромное состояние.

Автор: Но главным успехом были, конечно, не деньги, а работа и её организация.

Герцог Отрантский: Да! Я прекрасно наладил работу в министерстве. Мимо меня не проходила ни одна информация, способная меня заинтересовать. А если ты много знаешь, значишь гораздо больше других. Я же знал всё, что происходит в стране!

Автор: (в зал) Очень быстро новый министр полиции, стал одним из влиятельнейших людей в Париже, а главное, при такой-то должности, популярной и уважаемой личностью.

Герцог Отрантский: Я всегда понимал, что чем выше находишься, тем важнее люди, которые тебя окружают. Будьте строги, но избегайте ненужного наказания и насилия, всегда воздавайте человеку за его услуги. Будьте доступны и внимательны. И, главное, вас не должны бояться, вам должны доверять и уважать вас. Люди, работавшие на меня, всегда были уверены во мне, в моей надёжности. Поставка информации очень опасная работа, и я ни разу никого не подвёл.

Автор: Информаторы были везде?

Герцог Отрантский: Я был хорошим министром.

Автор: Значит, появление Наполеона в Париже не застало вас врасплох?

Герцог Отрантский: Вы смеётесь? О нём я имел информацию из самых достоверных источников.

Автор: И она тоже?

Герцог Отрантский: Да, и Жозефина. Сначала были деньги, а она была невероятно талантливой женщиной по части расходов, но потом мы стали союзниками. Нас обоих ненавидела семья Бонапарта.

Автор: (в зал) Наполеон…Он уже в Париже, ещё генерал, но впереди уже маячит власть над страной. Всё ещё впереди.

 

 

Сцена 1

 

Париж. Октябрь 1799 года. Квартира Наполеона. В комнате Наполеон, стремительно входит Реаль.

 

Реаль: Вы с ума сошли, генерал!

Наполеон: Что такое, Реаль?

Реаль: Вы знаете, кто сидит у вас в приёмной?

Наполеон: Если не ошибаюсь, министр полиции. Да, Фуше.

Реаль: И давно он ждёт?

Наполеон: Около часа.

Реаль: Это безумие!

Наполеон: Да в чём дело, Реаль?

Реаль: Фуше! Это влиятельнейший человек в Париже. Как можно заставлять ждать того, кто одним движением пальца может сорвать всю нашу затею? Весь Париж добивается его аудиенции, а вы держите его битый час в приёмной.

Наполеон: Но я же не знал.

Реаль: Скорее примите его!

 

Реаль выходит в боковую дверь, Наполеон выходит в приёмную, и возвращается вместе с Фуше.

 

Наполеон: Прошу простить меня, господин министр, только исключительно неотложные дела помешали мне принять вас сразу.

Фуше: Не стоит извиняться, генерал. Я в курсе ваших неотложных дел.

Наполеон: Действительно?

 

Небольшая пауза, оба присматриваются друг к другу.

 

Фуше: Приятно, что среди своих забот, вы обратили внимание на визит простого министра.

Наполеон: Не скромничайте. Мне известно, какую роль вы играете в обществе. Кстати, вы должны хорошо знать, как оно отнеслось к моему прибытию в Париж.

Фуше: Ваш прыжок из Египта в столицу многих удивил, но мало кто принял его в штыки. Люди рады вашему возвращению генерал.

Наполеон: А каково ваше личное мнение?

Фуше: Оно очевидно.

Наполеон: Что вы имеете в виду?

Фуше: Я у вас на улице Шантерен, а не вы у меня на набережной Малака.

Наполеон: Вы поддерживаете меня.

Фуше: Директория в явном кризисе, её члены не понимают друг друга, каждый тянет одеяло на себя, а в стране тем временем происходят восстания, финансовый хаос, небоеспособная армия. Республика гибнет, генерал, и я надеюсь, что ваше появление поможет её спасти.

Наполеон: Для этого потребуются кардинальные меры.

Фуше: Безусловно. Баррас прав, говоря, что стране необходима одна голова и одна сабля.

Наполеон: При этом он рассчитывает стать головой.

Фуше: А вы?

Наполеон: Боюсь разочаровать вас, вы ведь человек Барраса…

Фуше: Я человек Фуше, и понимаю, чего хотите вы.

Наполеон: Стране нужна сабля с головой.

Фуше: Лучше, если голова с саблей.

Наполеон: Что?

Фуше: Неважно.

Наполеон: Но что, если Баррас не захочет уйти?

Фуше: Это очень сложная игра, генерал, и как она сложится, не знает никто. Мы всего лишь часть её. Предсказать её исход сейчас, в самом начале, невозможно. Но у вас на руках козыри: популярность в народе и ситуация, когда у власти должен стоять один человек, а не пятеро. Нам нужна сильная личность. Постарайтесь не упустить свой шанс.

Наполеон: Как к моим действиям отнесётся министерство полиции?

Фуше: Народу нужен Наполеон, он верит в вас, готов идти за вами. Полагаю, что в данной ситуации, моё министерство бессильно вам помешать.

Наполеон: В таком случае, мне хотелось бы получить от вас более подробные сведения о ситуации в стране.

 

Затемнение.

 

Автор: (в зал) 9 ноября 1799 года, в результате переворота, Наполеон Бонапарт пришёл к власти. Жозеф Фуше остался на своём посту, а Баррас, выведший их обоих на политическую арену, остался ни с чем.

Герцог Отрантский: Он сам начал эту игру, но это не означало, что именно его ждал успех. Поль хотел получить ещё больше власти, а в результате лишился её.

Автор: Баррас немало сделал для вас.

Герцог Отрантский: Да. Я очень многим ему обязан. Он единственный человек, не отвернувшийся от меня во время моего изгнания. Благодаря его

помощи я находил возможность заработать на жизнь. Баррас тянул меня за собой по лестнице власти, он сделал меня министром. Но настало время, и он перестал владеть ситуацией, а я ничем не мог ему помочь.

Автор: Так уж и ничем?

Герцог Отрантский: Не забывайте, что не я стал главой государства. Что я мог предложить Баррасу? Пост в своём министерстве? Не думаю, что это его заинтересовало бы. Да и я сам, через два года, лишился своего поста.

Автор: Не поладили с Наполеоном?

Герцог Отрантский: Вначале всё было прекрасно. Золотое время в моей политической карьере. Франция, наконец, успокоилась. Можно было тихо и мирно заниматься своим делом, именно об этом я и мечтал тогда, в Нанте. Но длилось это недолго, постепенно Бонапарта начало переполнять честолюбие. Болезненное и чрезмерное. Считая, что страна всем достигнутым обязана лишь ему, он стал добиваться пожизненного консульства. Мне, как и многим, это было не по душе. Начиналось моё с ним противостояние. Но главная проблема, всё-таки, не в этом. Самым большим его недостатком была его семья. Родственники настойчиво стремились помогать ему с управлением государства, вытесняя постепенно тех, кто на самом деле должен был этим заниматься. Сам Наполеон оказался не в состоянии противостоять влиянию своей семьи. Естественно, что в такой ситуации, я и его братья стали врагами. Они постоянно намекали ему о моей отставке, и когда возник спор о пожизненном консульстве, Наполеон уступил их напору, и принял решение о моём отстранении. Предлог для него был придуман прекрасный, чтобы не портить со мной отношений окончательно, просто-напросто, закрыли моё министерство. Получилось, что я работал настолько хорошо, что мои услуги стали не нужны. Меня наградили и отправили на отдых.

Автор: Отставка.

Герцог Отрантский: Вокруг мир и порядок, даже с Ватиканом подписан конкордат! Можно обойтись и без полиции, учитывая, как мешает её министр.

Автор: Но прошло два года, и всё изменилось.

Герцог Отрантский: Наполеон, в первую очередь, был военным и спокойная жизнь не для него. Ему необходима была война. Хотелось показать свою силу.

Автор: (в зал) В 1804 году, решив отомстить за совершённое против него покушение, а также, желая нанести удар по сторонникам королевской власти, Бонапарт отдаёт приказ выкрасть из нейтральной территории герцога Энгиенгского и казнить его. Это было международное преступление.

Герцог Отрантский: Это более чем преступление. Это ошибка!

Автор: После этого о мире можно было забыть.

Герцог Отрантский: Возможно, Наполеон к этому и стремился.

Автор: Разрушив, в один миг, всё, что было создано в первые годы правления, Наполеон втянул Францию в постоянные конфликты, а это означает, что ему снова понадобилась полиция… и Фуше!

Герцог Отрантский: Мне он вернул пост министра, а себя сделал императором.

Автор: С этого момента, в истории Наполеона начались постоянные войны.

Герцог Отрантский: Император и военный в одном лице, страшная смесь. Генерал, которого некому остановить… Словно хищник, почувствовавший

кровь, он вошёл в азарт, и каждая новая битва только разжигала в нём страсть. С этого момента, он уже не служил Франции, а использовал её в своих интересах. Это и стало началом его конца.

Автор: (в зал) В те годы, во Франции было два министра, постоянно и непримиримо враждующих друг с другом. Несколько лет Париж забавлялся их соперничеством, желанием ужалить друг друга. Этих министров звали Жозеф Фуше и Шарль Морис Талейран. Наполеон сравнивал их с кошкой и собакой… Ему было выгодно такое противостояние двух ведущих министров, которые следили сами за собой и доносили ему о сопернике. Но политика императора, его бесконечные войны, а главное, безразличие к советам своих министров, начинают понемногу сближать их. Происходит невероятное, и абсолютно противоположные личности становятся союзниками, отстаивая интересы страны. И когда император начинает очередную бессмысленную войну, теперь уже в Испании, Талейран приглашает Фуше к себе домой.

 

 

 

 

Сцена 2

 

Париж. Декабрь 1808 года. Комната в доме Талейрана. Открывается дверь, входят Фуше и Талейран.

 

Талейран: Надеюсь, мы произвели должный эффект.

Фуше: Не сомневаюсь в этом. Вы собрали у себя весь Париж.

Талейран: Представляю, как нас сейчас там обсуждают.

Фуше: Теперь, наш союз стал главной темой для пересудов.

Талейран: К императору весточка полетела?

Фуше: Несомненно. Теперь следует ожидать его возвращения.

Талейран: Причём скорейшего! Думаю, нас ждёт буря эмоций.

Фуше: Слишком долго он смеялся над нашими отношениями. Наш союз его поразит!

Талейран: Если кошка подружилась с собакой, то эта их дружба против повара. Он сразу это поймёт.

Фуше: Вас это тревожит?

Талейран: Нет. Возможно, я и покину свой пост.

Фуше: Если император разговаривает пушками, от министра иностранных дел можно и отказаться.

Талейран: Если императору наплевать на мои советы, то к чему быть его министром? Но вам-то отставка вряд ли грозит. Без полиции императору не обойтись. Слишком часто его не бывает на родине, а страну оставлять без присмотра опасно.

Фуше: Оставит или не оставит, какая разница? Он не замечает нас. Беда в том, что наше мнение его абсолютно не интересует.

Талейран: Сейчас заметит, но что толку? Вряд ли его возможно вразумить.

Фуше: Мы, хотя бы, попытались это сделать.

Талейран: Приходится признать, что, в своё время, мы ошиблись в выборе спасителя республики.

Фуше: Другой кандидатуры у нас не было.

Талейран: Или мы не увидели её. Бонапарт, в любом случае, не справился со своей миссией.

Фуше: Да, возможно и стоило найти кого-нибудь с меньшим количеством братьев. Надеюсь, это последняя война за корону для брата.

Талейран: Кто знает, у него хватает и сестёр.

Фуше: Бонапарта не изменить, у него военное мышление. Когда говорят о величии Франции, он думает только о размерах на карте!

Талейран: Война для него - игра. Он гонится за славой, не понимая, что для неё надо выиграть множество боёв. А потеряешь её, проиграв лишь одну.

Фуше: Но побеждать всегда невозможно.

Талейран: Да. Он мог бы стать великим и без войн, был близок к этому, стоя во главе великой державы.

Фуше: Он не может стоять, ему нужно идти. И не важно куда.

Талейран: Думаю, нам уже стоит задуматься, чем заняться после его ухода.

 

Затемнение.

 

Герцог Отрантский: Талейран, действительно, лишился своего поста сразу после приезда императора.

Автор: Вам удалось его разозлить не на шутку. Наполеон примчался в Париж так быстро, как только мог.

Герцог Отрантский: Наполеон! Не могу понять, в чём люди видят его величие. Да, он был отличным полководцем, но императором был бездарным.

Автор: Но он многого достиг.

Герцог Отрантский: Силой, а не умом, а сила со временем уходит. В итоге, он потерял всё, чего добился. Бонапарт не мог объективно оценить ситуацию, не на поле брани. Тщеславие говорило ему, что он добился всего сам, один, и никого рядом не было. Поэтому он с лёгкостью расставался с людьми, которые были ему необходимы, благодаря которым он и достиг того, что он считал своими заслугами на политическом поприще. Вспомните Робеспьера.

Наполеон с таким же упорством избавлялся от ценных и нужных людей, окружая себя болотом. Слава богу, он не казнил их!

Автор: Он боялся ненадёжности.

Герцог Отрантский: Надёжные люди те, кто не боится высказать своё мнение и отстаивает его. Те, кто способен на самостоятельные действия. Если человек спорит с вами, отстаивая своё мнение, вы знаете, о чём он думает. Если же он, всё время, молчит и поддакивает, его истинное мнение для вас тайна. Вы можете положиться на человека, не зная, что у него на уме? Наполеон окружил себя людьми, не имеющими открытого собственного мнения, и уже никто не мог указать ему на его слабости, а увидеть их сам он не мог. Император любил демонстрировать свою силу и мощь, не понимая, что настоящая сила возможна тогда, когда знаешь свои слабые места и стремишься их устранить. Но великий император считал недостойным обращать внимание на свои недостатки, даже вольхерская экспедиция англичан ничему его не научила!

Автор: Зато вы предстали во всём блеске.

Герцог Отрантский: Не сложно блистать на фоне серости.

Автор: (в зал) Летом 1809 года Англия, воспользовавшись тем, что армии Наполеона разбросаны по всей Европе, а императора нет в стране, вторглась во Францию.

Герцог Отрантский: Правительство, созданное Бонапартом, было не способно на самостоятельные действия, и решило ждать указаний от императора, а это целых две недели! В то время, когда каждый день был невероятно ценен! Глядя на это, я решился на самостоятельные действия, собрав национальную гвардию. Пригодилась революционная закалка.

Автор: И во главе поставили Бернадота! Человека, которого Наполеон ненавидел.

Герцог Отрантский: Мне нужен был человек, способный возглавить гвардию. Не моя вина, что большинство таких людей было в опале у императора. В любом случае, мой манёвр удался. Англичане потерпели фиаско.

Автор: Правительство же послало жалобу императору на ваше самоуправство.

Герцог Отрантский: Этого я не боялся. Как человек военный, он не мог не оценить мои заслуги. Но вот извлечь уроки из самого инцидента он не смог.

Автор: И вы решили ему помочь.

Герцог Отрантский: За военными заботами обстановка в стране не была видна императору. В то же время, она становилась всё хуже. Блокада Англии сильно ударила по экономике Франции. Страдали от блокады обе страны. Нам был необходим мир.

Автор: Вы пошли против воли императора, и начали вести переговоры за его спиной.

Герцог Отрантский: С Наполеоном нужно либо молчать, либо гнуть свою линию. На первое я был не способен, второе было бессмысленно. Но, если попробовать молча сделать по-своему, то… Страна уже задыхалась от войн. Императора я не боялся, бездействие было страшнее его гнева.

Автор: Хотели преподнести мир на блюдечке?

Герцог Отрантский: Да.

Автор: (в зал) Из-за нелепейшей случайности, Наполеону становится известно о переговорах его министра…

 

 

 

 

Сцена 3

 

Сен-клу. 3 июня 1810 года. Кабинет Наполеона. Наполеон и Талейран.

 

Наполеон: Рад видеть Вас, Талейран.

Талейран: Я к вашим услугам, сир.

Наполеон: Мне нужен Ваш совет.

Талейран: Слушаю, сир.

Наполеон: Я думаю, вы слышали о переговорах Фуше с Англией?

Талейран: Разве они вам не по душе, сир?

Наполеон: Как мне могут нравиться переговоры, ведущиеся за моей спиной с моим врагом?!

Талейран: Да, способ может и не лучший, но помыслы хорошие.

Наполеон: Они идут вразрез с моей политикой. Англия - наш враг.

Талейран: Перехватите инициативу и возглавьте переговоры. Тогда Англия перестанет быть врагом.

Наполеон: Я знаю как вести себя с Англией и без помощи Фуше!

Талейран: А что сказали другие министры? Вы уже советовались с ними?

Наполеон: Сочли это ошибкой от чрезмерного усердия.

Талейран: Они не так плохи, как я думал. Так зачем вам понадобился Талейран? По поводу Фуше вы уже всё решили, не так ли?

Наполеон: Да, и мне нужен ваш совет насчёт его приемника.

Талейран: Мой? Я лишился поста министра из-за дружбы с Фуше!

Наполеон: Не думаю, что вас можно назвать друзьями.

Талейран: Нет, конечно, но во многом мы союзники.

Наполеон: И в чём же?

Талейран: Например, в отношении к вашей политике, сир.

Наполеон: Значит вы полностью на его стороне?

Талейран: И не только я. Фуше, сейчас, весьма популярен. И, во многом, эта популярность основана на противлении вам. Не думаю, что его отставка вам на руку.

Наполеон: Моя популярность в народе несоизмеримо больше.

Талейран: Ваша популярность основана на силе, а его, как ни странно, для министра полиции, на симпатии. Он действует во благо страны.

Наполеон: Во благо страны? Кто, как не я, стремится возвеличить Францию в истории?!

Талейран: Или себя?

Наполеон: Вы слишком откровенны, Талейран.

Талейран: Надеюсь, это не преступление, сир.

Наполеон: Хватит, я не намерен вести пустые разговоры. Я хочу слышать имя достойного приемника.

Талейран: Что же, господин Фуше, несомненно, сделал ошибку. Но, если бы мне пришлось назначать ему приемника, я, несомненно, назначил бы того же самого Фуше.

Наполеон: Вы издеваетесь?!

Талейран: Нисколько. Никто, кроме Фуше, не сможет так управлять полицией. Вы правы, я не испытываю к нему симпатий, но и не могу не признать, что он лучший в своей области.

Наполеон: Это невозможно.

Талейран: Вы хотели моего совета? Вы его получили его, сир. Хоть раз перешагните через свои убеждения! Устройте хороший разнос Фуше, осадите его, но убирать с министерского поста не стоит. Вспомните высадку англичан. И представьте, что произошло бы, не будь Фуше на его месте.

Наполеон: Вы разочаровали меня, Талейран.

Талейран: Я, всего лишь, высказал своё мнение. Хотя, уверен, вы уже всё решили сами. Всего хорошего, сир.

 

Талейран выходит, входит Комбасерес.

 

Комбасерес: Что, Талейран?

Наполеон: Не стоило вообще обращаться к кому-либо за советом. Но, надеюсь, вы не думаете, что я обратился к ним за советом прежде, чем не решил этого вопроса сам. Я уже сделал выбор. Министром полиции будет герцог Ровиго.

 

Затемнение.                                                    

 

Автор: Снова отставка.

Герцог Отрантский: Да. Но отдавать в чужие руки своё отлаженное хозяйство я не собирался.

Автор: Не желали помочь приемнику?

Герцог Отрантский: Зачем? Императора не устроила работа моего министерства. Так к чему сохранять его в старом виде? Пускай создаётся заново.

Автор: Наполеона не устраивали вы.

Герцог Отрантский: Я не собирался открывать своих информаторов. Нельзя предавать людей, работающих на тебя, а главное, доверяющих тебе. Также, я не собирался отдавать то, что с их с помощью было добыто. Они работали на меня, в конце концов, а не на министерство! И я просто не стал делиться своими достижениями. Я попросил у герцога Ровиго четыре дня для того, чтобы привести дела в порядок и приготовить министерство к его приходу. Эти дни были потрачены на кропотливую работу, многие бумаги были сожжены. Остальные, особо важные, переехали в мой домашний кабинет.

Автор: (в зал) Как только герцог Ровиго вступает в должность, он обнаруживает подвох со стороны Фуше, и незамедлительно докладывает об этом императору.

Герцог Отрантский: Узнав об этом, Наполеон пришёл в гнев. Среди исчезнувших, были и его документы, которые нельзя было предавать огласке.

Автор: Ещё никто не бросал императору такого вызова!

 

 

 

Сцена 4

 

Тюильри. Июнь 1810 года. Кабинет Наполеона. Наполеон и Дюбуа.

 

Наполеон: Вы понимаете, для чего я вызвал вас, Дюбуа?

Дюбуа: Да, сир.

Наполеон: Эта игра с Фуше явно затянулась.

Дюбуа: Он утверждает, что…

Наполеон: Пусть он не надеется, что ему удастся поступить со мной так, как он поступил с богом, конвентом, директорией, которых он подло предал и продал. У меня более зоркий глаз, чем у Барраса! Со мной игра не будет такой лёгкой, я советую быть настороже. Я знаю, что у него есть документы и инструкции, переданные ему лично мною, и я настаиваю, чтобы он их вернул. Если он откажется, передайте его, пожалуйста, в руки десятка жандармов. Пусть его отправят в тюрьму. И, клянусь богом, я покажу ему, как быстро я умею расправляться!

 

Наполеон выходит. Затемнение, Дюбуа в луче света.

 

Ферьер. Июнь 1810 года. Замок Фуше. Зажигается свет, входит Фуше.

 

Фуше: Чем обязан, Дюбуа?

Дюбуа: Я по поручению императора, он требует вернуть его документы.

Фуше: Это уже ваш третий визит ко мне с подобным поручением, и я повторю вам ещё раз - документы уничтожены.

Дюбуа: В таком случае, я вынужден опечатать ваш кабинет и ваши бумаги.

Фуше: Я прекрасно понимаю ваше положение, Дюбуа, и не собираюсь чинить вам препятствий.

Дюбуа: На вашем месте, герцог, я не стал бы играть с огнём, вы вывели императора из себя. Отдайте ему бумаги. Иначе, боюсь, он может решиться на самые крайние меры.

Фуше: Надеюсь, вы никогда не окажетесь на моём месте. Политика, Дюбуа, опасная игра уже сама по себе. А чем выше твоё положение в ней, тем выше ставки, а значит, жизнь становится сложнее и рискованнее. Но всё равно, спасибо за совет.

Дюбуа: Если вы не передумали, герцог, то…

Фуше: Приступайте к своим обязанностям.

 

Фуше направляется к выходу, останавливается, оборачивается к Дюбуа.

 

Фуше: Передайте, пожалуйста, императору, что он зря боится меня. Я постарался сделать так, что ни один документ не сможет испортить его репутации. Всё, что мне нужно сейчас от жизни, это гарантии спокойствия и безопасности. Император должен доверять мне. Не в моём характере быть непостоянным.

 

Затемнение. Дюбуа в луче света.

 

Тюильри. Июнь 1810 года. Кабинет Наполеона. Зажигается свет, входит Наполеон.

 

Наполеон: Каковы результаты, Дюбуа?

Дюбуа: Увы, ничего, сир.

Наполеон: Хотите сказать, что вернулись ни с чем?

Дюбуа: Мы просмотрели и обыскали всё, но так ничего не обнаружили.

Наполеон: Старый прохвост! Как он держался?

Дюбуа: С достоинством.

Наполеон: Этого чёрта ничто не выведет из себя.

Дюбуа: Может, он действительно всё уничтожил?

Наполеон: Нет, в это я никогда не поверю.

Дюбуа: Он сказал…

Наполеон: Что? Смелее, Дюбуа, вы же передаёте чужие слова.

Дюбуа: Он просил передать, что, если и есть документы, опасные для вашей репутации, то он сделал всё, чтобы они не попали в чужие руки. Он просил вас доверять ему.

Наполеон: Вы свободны, Дюбуа.

 

Дюбуа выходит. Наполеон в задумчивости. Входит секретарь.

 

Наполеон: Подготовьте письмо.

Секретарь: Фуше?

Наполеон: Да.

 

Секретарь садится и пишет.

 

Наполеон: Господин герцог Отрантский, ваши услуги мне больше не угодны. В течение двадцати четырёх часов вы обязаны выехать в своё поместье Экс.

 

Затемнение.

 

 

 

Автор: Так вы сожгли эти документы?

Герцог Отрантский: Какая теперь разница?! (показывает на камин) Всё уже стало пеплом.

Автор: Теперь, вас удалили, как можно дальше, не только от дел, но и от Парижа.

Герцог Отрантский: Да. Лишь однажды, в 1812 году, Наполеон вызвал меня в Париж, чтобы узнать моё мнение о русской компании. Я, как и большинство, высказался против. Император всех внимательно выслушал и сделал всё по-своему.

Автор: А в остальное время?

Герцог Отрантский: Наконец-то, я смог провести долгое время с семьёй, и мне ни что не мешало.

Автор: Вы были довольны жизнью?

Герцог Отрантский: Два года - да, а потом…

Автор: Жанна!

 

 

 

Сцена 5

 

Экс. Ноябрь 1812 года. Дом Фуше. Фуше и Жанна.

 

Жанна: Пришло моё время, Жозеф.

Фуше: Нет, только не сейчас!

Жанна: Не в нашей власти определять сроки.

Фуше: Не сейчас! Мы, наконец-то, живём так, как мечтали тогда, в Нанте. Как я обещал тебе!

Жанна: Успокойся, Жозеф, я ухожу счастливой. Мы прожили с тобой прекрасную жизнь, и мне сейчас легко на душе.

Фуше: Мне всегда казалось, что у нас всё ещё впереди, что у нас ещё много времени. Глупец! Как, всё-таки, я не ценил общение с тобой! Ты была рядом, а я искал чего-то там, в суете.

Жанна: Не надо, Жозеф! Тебе не о чем сожалеть. Мы прошли с тобой через многое, и всегда были рядом. Для меня это главное.

Фуше: Что я сделал для того, чтобы в твоей жизни было ещё больше хорошего? Потратил всего себя на бессмысленные игры во власти. Зачем? Я слишком поздно понял ради чего, вернее ради кого, стоило жить. Ты была права, Жанна! Не стоило мне рваться в этот мир. Почему я не послушал тебя?

Жанна: Да, мы не прожили всю жизнь в тишине и спокойствии, но это и вряд ли было возможно. У нас были тяжёлые годы, страшные годы. Но, разве без них, смогли бы мы понять, насколько нам хорошо быть вместе? Как мы любим друг друга? Я не хочу, не желаю думать о том, что у нас не

получилось, потому что наша жизнь удалась. Ты сейчас рядом и мне не о чем жалеть. Во мне живёт очень много хорошего, что было у нас с тобой, только это!

Фуше: Только два года я смог подарить тебе.

Жанна: Ты подарил мне всю жизнь!

Фуше: Мне будет тяжело без тебя.

Жанна: С тобой будут дети. Ты хороший муж и отец, Жозеф. Я была счастлива рядом с тобой.

 

Затемнение.

 

Герцог Отрантский: Вот и всё. Как тяжело, когда уходит любимый человек. Когда понимаешь, что не дал того, что хотел дать, обещал дать. Весь мир стал для меня неинтересен.

Автор: А политика?

 

Фуше в луче света.

 

Фуше: Моё сердце закрыто для всей этой человеческой суеты. Власть больше не привлекает меня. В моём теперешнем состоянии, мне не только желателен, но и совершенно необходим покой. Государственная деятельность представляется мне сумбурным, полным опасности занятием.

 

Занавес.

Конец 2 действия.

 

 


Оглавление

2. Действие 1
3. Действие 2
4. Действие 3

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

30.11: Яна Кандова. Задним числом (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2020 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!