HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2020 г.

Андрей Давыдов

Фуше

Обсудить

Пьеса

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 11.09.2007
Оглавление

1. Действующие лица
2. Действие 1
3. Действие 2

Действие 1


 

Тёмная сцена. Слева, ближе к зрителям, камин. Рядом с ним сидит герцог Отрантский, он просматривает бумаги и бросает их в огонь. Справа входит автор.

 

Автор (в зал, проходя через сцену): Декабрь 1820 года, Триест. Последнее прибежище Жозефа Фуше. Позади невероятная политическая карьера, впереди… Он уже принял соборование, примиряясь с богом. А сейчас (садится рядом) сжигает свои бумаги, собираясь примириться с людьми.

Герцог Отрантский: Смерть Фуше никого не потревожит.

Автор: Очень многие бояться этих бумаг. Слишком много знает этот человек.

Герцог Отрантский: Но только огонь узнает всю правду.

Автор: Вам не жаль, герцог, что вашу жизнь, ваши поступки будут оценивать с чужих слов?

Герцог Отрантский: Мою жизнь?.. Кто способен оценить её лучше меня самого? Сейчас, смотря в лицо смерти, я могу честно оценить прожитое, обманывать себя уже ни к чему…(с горькой иронией). Бумаги… я сделал себе имя в самом начале кровью… и никакими бумагами это уже не изменить. Кровь очень трудно смыть. Палач Лиона! Вот моё имя в истории, кровь и осквернённые церкви будут моим гербом. Слишком поздно я осознал, где была настоящая жизнь, ради которой и стоило жить… Жанна!… Как много я потерял, не отдав тебе всего себя. Как много времени я провёл в пустой суете, не замечая главного… Чтобы понять это, мне понадобилась целая жизнь.

Автор: Жизнь закончилась разочарованием?

Герцог Отрантский: Одиночеством и пустотой…в душе.

Автор: А что было в начале?

Герцог Отрантский: Мечты! Мне было немного за тридцать. Страна бурлила как котёл. Революция! Мне казалось, сама судьба вручает мне этот шанс.

Автор: Шанс для чего?

Герцог Отрантский: Я был простым учителем, но в душе мне всегда хотелось чего-то большего. Знакомство с такими людьми, как Робеспьер и Марат, не могло быть напрасным. Оно изменило и меня, и мою жизнь. Я чувствовал, что впереди меня ждёт успех.

Автор: Вначале, удачи эта дружба вам не принесла.

Герцог Отрантский: За вольнодумство меня отправили в Нант, но не зря я говорил о судьбе. Именно там началась моя карьера.

Автор: В Нанте объявили о выборах в конвент.

Герцог Отрантский: Жанна… тогда мы только-только поженились. И я взялся создавать наше будущее.

 

 

 

 

 

 

Сцена 1

 

Нант, сентябрь 1792 г. Дом Фуше.

 

Фуше: Жанна!

Жанна: Да, дорогой.

Фуше: Я хотел бы с тобой поговорить о нашем будущем.

Жанна: Прекрасно. Я тоже хотела обсудить это с тобой.

Фуше: Интересно.

Жанна: Я говорила с отцом. Он предлагает тебе работать у него. Думаю, это прекрасный вариант.

Фуше: Возможно, но я говорю о другом будущем.

Жанна: О другом?

Фуше: Да, и оно в Париже.

Жанна: В Париже? Кому мы там нужны, Жозеф?

Фуше: Мы не нужны Парижу, но он нужен нам.

Жанна: Я не понимаю, о чём ты говоришь.

Фуше: О политике, Жанна, о политике.

Жанна: Ты с ума сошёл! Зачем нам это нужно? Мы можем прекрасно жить и здесь в Нанте.

Фуше: Конечно, можно жить и здесь, но… сейчас такое время, когда можно постараться поймать свою удачу.

Жанна: А можно и пропасть.

Фуше: Мне 32 года. Больше шанса добиться в жизни успеха самому у меня, скорее всего уже, не будет. И я не хочу упустить это время.

Жанна: Не знаю, Жозеф. Мне не по душе эти стремления. Ничто не даётся в жизни просто так и за всё приходится платить. Особенно за власть.

Фуше: Я не рвусь к власти. Я хочу занять в ней место, а властью пусть владеют другие. Мне нужно только хорошее место, а значит, и достойное существование.

Жанна: Этого можно достичь, работая и у моего отца.

Фуше: Пойми, я хочу добиться успеха сам! Да и наивно полагаться на своё будущее во время революции. Оно непредсказуемо, поэтому лучше постараться самим взять ситуацию в руки.

Жанна: И каким же образом ты собираешься это сделать?

Фуше: Выборы! Вот наш шанс попасть в Париж, и я его не упущу.

Жанна: Ты? Депутат от Нанта? Не смеши меня, дорогой. Это город буржуа, а ты друг Робеспьера. Никто здесь не проголосует за тебя.

Фуше: Я понимаю это. Но кто знает о нашей с ним дружбе? И даже если мы были друзьями, это не значит, что я разделяю его идеи. Меня интересуют не идеи, а должность… Да и кому нужно моё прошлое? Это не главное.

Жанна: А что главное?

Фуше: Будущее! Какое я пообещаю им будущее. Люди поддержат меня, если я скажу им то, что они хотят услышать. А я знаю чего боится Нант, и знаю чего он хочет. Значит, у меня есть шанс.

Жанна: Думаешь, они поверят тебе?

Фуше: Я постараюсь.

Жанна: Значит, ты всё уже решил.

Фуше: Да! И не стоит бояться будущего.

Жанна: Кто знает, что нас ждёт впереди?

Фуше: Париж, Жанна, Париж!

 

Затемнение

 

Автор (в зал): Жозеф Фуше был избран в конвент и отправился в Париж.

Герцог Отрантский: Этот город быстро разбил мои мечты, но вернуться к прошлой жизни было уже невозможно. Хотя, начиналось всё очень даже неплохо. Я сразу усвоил главные принципы этого мира: нельзя ни к чему и ни к кому привязываться. И всегда быть готовым к компромиссам. В политике нет постоянства. Прямой путь быстрее приведёт в пропасть.

Автор: Помните свой первый день в конвенте?

Герцог Отрантский: Конечно! Я занял своё место среди жирондистов, а на горе сидел Он! Главный якобинец, Робеспьер. Мы встретились взглядами, и это был конец нашей дружбы.

Автор: И начало вражды?

Герцог Отрантский: Нет, врагами мы стали позже. В этот день мы перестали быть друзьями… Хотя, при его характере, конец одного означал начало второго.

Автор: Вначале своей деятельности вы были одним из самых незаметных депутатов.

Герцог Отрантский: Я и не собирался творить историю. Оказавшись в желанном месте, я сначала присматривался к обстановке, и понял, что высовываться здесь не стоит. Особенно в такое непредсказуемое время.

Автор: Но бесконечно так продолжаться не могло.

Герцог Отрантский: К сожалению, да.

Автор: (в зал) 16 января 1793 года, на этот день было назначено голосование по приговору Людовику 16. На кону жизнь короля.

Герцог Отрантский: Я, как и многие депутаты, желал проведения тайного голосования. Но Робеспьер был непреклонен, общественность должна знать мнение каждого!

Автор: В тени оставаться было невозможно. Как жирондист, вы должны были голосовать против казни короля.

Герцог Отрантский: Я и не собирался голосовать за казнь. Накануне, я приготовил речь в защиту Людовика.

 

 

 

Сцена 2

 

Париж. 15 января 1793 года. Квартира Фуше. Кондорсе, Фуше и Жанна. Жанна вначале не участвует в действии, сидит в кресле и занимается рукоделием. Кондорсе держит в руках речь Фуше, которую только что прочитал.

 

Кондорсе: Прекрасная речь, Жозеф! Прекрасная! Завтра она сыграет свою роль.

Фуше: Надеюсь на это. Будет тяжёлый день.

Кондорсе: И упорная борьба.

Фуше: Нам нельзя уступать. Смерть короля недопустима.

Кондорсе: Она, к сожалению, возможна.

Фуше: Якобинцы никого не хотят слушать, их ослепила идея. Им нужна голова короля, и никаких компромиссов они не потерпят.

Кондорсе: Ужасно, что за этой идеей идёт народ.

Фуше: Мы не должны потворствовать желаниям народа. Завтра он передумает, а обвинит в происшедшем нас. Тех, кто воплотил их требования в жизнь. Толпа никогда и ни в чём не винит себя, она всегда ищет виноватого.

Кондорсе: Отстояв короля завтра, мы станем виноватыми.

Фуше: Боюсь, мы в любом случае будем виноватыми.

Кондорсе: Почему?

Фуше: В такое время, как сейчас, когда всё меняется вокруг нас, мнение толпы не может быть постоянным.

Кондорсе: Мы, депутаты, избраны народом. И, прежде всего, мы обязаны думать о государственных интересах. Иногда, идя и против воли, выбравшего нас, народа. Даже если последуют угрозы в наш адрес.

Фуше: Уже.

Кондорсе: Что?

Фуше: Я получил сегодня письмо. В провинциях угрожают возможными расправами семьям депутатов, если они проголосуют против казни.

Кондорсе: Какое страшное время! Мы обязаны его преодолеть.

Фуше: Да! В стране и так слишком неспокойно, чтобы подвергать её новым потрясениям.

Кондорсе: А смерть короля, наверняка, приведёт к агрессии извне. Вряд ли Европа простит нам казнь монарха.

Фуше: Завтра мы защитим короля и Францию.

Кондорсе: Мне нужно идти, меня ждёт Верньо. До завтра, Жозеф. Всего хорошего, мадам.

Фуше: До завтра, Жан.

Кондорсе: (уходя, оборачивается) Очень хорошая речь, Жозеф. Прекрасная.

 

Кондорсе уходит.

 

Жанна: Значит, ты проголосуешь «против»?

Фуше: Я должен.

Жанна: (негромко) Тихая и спокойная жизнь.

Фуше: Что?

Жанна: Ничего. Я просто наслаждаюсь спокойной парижской жизнью, которую ты мне обещал.

Фуше: Пойми, сейчас такой момент, когда каждый должен сделать свой выбор.

Жанна: Но не каждый должен за него платить.

Фуше: Ты хочешь сказать…

Жанна: (встаёт) Я считаю, что ты не можешь подвергать жизнь моих и твоих родственников опасности вместо того, чтобы пожертвовать своим личным мнением.

Жанна уходит. Фуше садится за стол, держит в руках свою речь. После недолгого раздумья перечёркивает её.

Фуше: (тихо) Смерть.

 

Затемнение

 

Герцог Отрантский: Моя первая кровь. И она мне ещё аукнется! Но до этого далеко, а пока… Революция беспощадна! Кровь Людовика была только началом.

Автор: Проголосовав за смерть короля, вы вряд ли могли оставаться жирондистом.

Герцог Отрантский: А я уже был якобинцем. Не успели прийти в Нант итоги голосования, а в газетах была напечатана речь Фуше, теперь якобинца. Главное, суметь опередить всех.

Автор: В Париже, тем временем, становилось всё жарче.

Герцог Отрантский: Якобинцы начали борьбу за власть. Единоличную власть. И мне, вчерашнему жирондисту, не стоило лишний раз показываться на глаза. Всеми правдами и неправдами я добился назначения проконсулом в Нижнюю Луару. Чем дальше от драки, тем лучше.

Автор: С обязанностями проконсула вы справились прекрасно!

Герцог Отрантский: Великолепно! Я вернулся в Париж героем. Теперь уже, никто не мог упрекнуть меня прошлым. Слишком хороши были мои заслуги в настоящем. Я собрал больше всех средств для республики, рекрутов для армии… и при этом не казнил ни одного человека! И это в то время, когда по всей стране гильотины работали безостановочно. Но стоило ли становиться лучшим проконсулом для того, чтобы попасть в Лион? Злая ирония судьбы.

Автор: (в зал, сцена окрашивается в красный цвет) Лион! Этот город восстал против революции, бросил ей вызов. Париж ответил на это жестоко. Восстание было подавлено, и конвент постановил уничтожить город, стереть его с лица земли. Вначале, миссию возложили на Жоржа Кутона. Но он, поддержав на словах решение конвента, на самом деле не стремился воплощать его в жизнь. И тогда Париж посылает более достойного человека, доказавшего свою верность революции. Жозефа Фуше.

 

 

 

Сцена 3

 

Лион. 10 ноября 1793 года. Фуше и Кутон. Сцена освещена красным светом.

 

Кутон: Значит, конвент мною недоволен.

Фуше: Более чем! Вас обвиняют в саботаже.

Кутон: В саботаже? Меня?!

Фуше: А разве вас это удивляет?

Кутон: Вы должны меня понять. Сейчас трудное время, и мне не хватает рабочих рук.

Фуше: Жорж, конвент постановил, что Лион должен быть уничтожен. Вы, как я помню, были в восторге от этой идеи. Вы обещали сравнять город с землёй, а сейчас, сойдя с трибуны, говорите про трудные времена.

Кутон: Но людей действительно не хватает!

Фуше: Бросьте! Не утруждайте себя и меня пустыми разговорами. Мы здесь одни, и оба в курсе событий.

Кутон: Я отстранён.

Фуше: Да! И я прибыл занять ваше место.

Кутон: Не сомневаюсь в вашей старательности.

Фуше: Вы не оставили мне выбора.

Кутон: Выбор есть всегда.

Фуше: Вам легко говорить. Вы старый якобинец, друг Робеспьера…

Кутон: Это ничего не меняет.

Фуше: Меняет, меняет. Даже вы, со своим авторитетом, не смогли открыто выступить против этого решения. И ждёте этого от меня? Человека, который ещё вчера был жирондистом. А мне это припомнят сразу, если только появится повод. А сейчас, после ваших действий, вернее, их отсутствия, я буду под особым, пристальным вниманием… Я не собираюсь жертвовать своей головой из-за ваших ошибок. Да и мой протест не спасёт этот город. Он обречён.

Кутон: Хотите обвинить во всём меня?

Фуше: Жорж, если вы действительно хотели спасти город, вам необходимо было разрушать его не быстро, а вы делали это медленно, очень медленно. Словами бездействие не прикроешь, они прозрачны.

Кутон: По-вашему, город обречён?

Фуше: Да.

Кутон: И вы его разрушите?

Фуше молчит.

Кутон: Зальёте кровью?

Фуше молчит.

Кутон: Вы страшный человек, Фуше!

Фуше: Я? Вы думаете, я рад этому назначению? Я здесь не по своей воле. Если вы не в курсе, меня назначила революция, которая мстит за своих сыновей. Если бы я жаждал крови, то пролил бы её раньше, будучи

проконсулом. А сейчас, у меня нет другой возможности, придётся разрушать и казнить, ничего другого не остаётся.

Кутон: И вы ни в чём не виноваты.

Фуше: Мы все в этом виноваты, разбудив в народе жажду крови. Мы бросались словами о возмездии, об эшафотах. А теперь, когда, одурманенная и опьянённая этими лозунгами, толпа требует от нас выполнения наших же обещаний, лить кровь врагов без пощады, мы боимся ей противостоять, образумить её. Напротив, мы потворствуем ей, и уже она управляет нами. Я не собираюсь оправдывать свои действия. Я хочу, чтобы вы поняли, что я просто палач. Жестокий палач, но выполняющий чужие приказы. А палач не должен нести ответственность в одиночку!

 

Затемнение.

 

Автор: В Лионе вы пробыли три месяца.

Герцог Отрантский: Да. Я попал в сложную ситуацию. С одной стороны, необходимо быть жестоким. И кровь лилась рекой. Но, с другой стороны, нельзя не понимать, что рано или поздно мне это припомнят. Я понимал, что мне удастся удовлетворить одновременно и сторонников жестокости и противников её. И, поэтому, я решил сделать недовольными обоих. В этом и был мой успех.

Автор: В Париже, тем временем, переменился ветер. И всё чаще стали раздаваться голоса, требующие призвать к ответу тех, кто творит бесчинства в несчастном городе.

Герцог Отрантский: Политика непостоянна, как женщина. Не прошло и трёх месяцев, а меня уже обвиняли в том, что я делал по требованию обвиняющих.

Автор: Для разбирательства вас вызвали в Париж. Он сильно изменился за это время?

Герцог Отрантский: Теперь там правил один человек, его звали Робеспьер. Получив абсолютную власть, он беспощадно расправлялся и с врагами, и с союзниками, если они были хоть в чём-то с ним не согласны. Пока я был вне Парижа, вне его поля зрения, он не вспоминал обо мне. И вот я не только попался ему на глаза, но и оказался в самом центре событий. Максимельен, несомненно, помнил, где занял место Фуше в свой первый день в конвенте, а прощать он не умел. Надо мной навис нож гильотины. Все, на кого я мог бы положиться, были уже или казнены, или отлучены от власти… Я остался один против власти, но идти добровольно на эшафот было не по мне. И я бросил вызов судьбе.

 

 

 

Сцена 4

 

Париж. Июль 1795 года. Квартира Фуше. В комнате Баррас и Тальен, к ним выходит Жанна.

 

Жанна: Прошу простить, господа, муж сейчас у дочери. Он скоро выйдет к вам.

Баррас: Мы всё понимаем, мадам. Мы подождём.

 

Жанна уходит.

 

Тальен: Боюсь, Поль, Фуше сейчас не до нас.

Барррас: Да. Ему сейчас тяжело, но он не имеет права бездействовать.

Тальен: Вы считаете, что он сейчас в состоянии вести борьбу?

Баррас: Он единственный, кто может её вести! Если он от неё откажется, то погубит не только себя. Робеспьер раздавит всех нас! Рано или поздно.

Тальен: Вести борьбу, ещё не значит победить.

Баррас: Бездействовать, значит, проиграть заранее.

Тальен: Согласен, но…

Баррас: Поздно сомневаться, Жан! Назад дороги нет. Или мы, или он.

Тальен: Робеспьер знает, как избавляться от своих врагов.

Баррас: Зато, Фуше знает, как спасти свою жизнь. Вспомните Лион! Он потопил город в крови, казнил две тысячи людей! И что произошло, когда его призвали за это к ответу? Обставил всё так, что его обвинили в излишней гуманности. Вдумайтесь в это, Жан. Жозеф очень ценный человек, и он на нашей стороне.

Тальен: Значит, Робеспьеру не повезло.

Баррас: Не иронизируйте. Сколько людей, великих людей, покорно шло на плаху. И только лишь Фуше, подняв голову, сказал «Нет»! И как он это делает?! Главный враг Робеспьера избирается председателем якобинского клуба, и становится выше, чем ОН САМ!

Тальен: Но не надолго.

Баррас: Да, зато каков удар!

 

Входит Фуше.

 

Фуше: Простите, господа, я немного задержался.

Баррас: Не стоит извиняться, Жозеф.

Фуше: Ну, каковы дела?

Тальен: Тревожно.

Баррас: Многие сомневаются.

Фуше: Это уже хорошо. Сомнения, первая ступень. Теперь нам надо превратить их в убеждения.

Тальен: Как вы думаете, Робеспьер подозревает нас?

Фуше: Вполне возможно, и, вероятно, готовит ответный удар.

Баррас: Это серьёзная опасность.

Фуше: Это предсказуемая опасность. Нельзя бороться с врагом, считая его глухим и слепым. Пусть он слышит, пусть видит, пускай о чём-то догадывается. Главное, чтобы наш удар оказался первым!

Тальен: Но если остальные об этом узнают, всё может развалиться.

Фуше: Напротив. Это отрежет им путь назад. Страх перед Робеспьером погонит их вперёд. Страх! Вот наше оружие. Они и так его боятся. А мы запугаем их ещё больше. И когда они дойдут до отчаяния, их страх станет смелостью.

Баррас: Нам пора.

Фуше: Да-да, идёмте.

 

Все направляются к двери, Фуше останавливается.

 

Фуше: Простите, я задержусь ещё на пару минут.

Баррас: Мы ждём вас внизу, Жозеф.

 

Баррас и Тальен уходят.

 

Фуше: Жанна!

 

Входит Жанна.

 

Жанна: Тебе пора?

Фуше: Да.

Жанна: Иди, тебя ждут.

Фуше: Как же я устроил нашу жизнь? Дома лежит больная дочь, а я должен убегать. И не могу быть рядом с ней. Ради чего всё это?

Жанна: Ради жизни.

Фуше: Какой жизни? Что это за жизнь, если нельзя быть рядом с теми, кто дорог?

Жанна: Ниевр будет нужен отец, когда она выздоровеет. Тебе надо идти, Жозеф.

Фуше: Как тяжело!

Жанна: Я знаю… Жизнь, часто, бывает жестока, но её всё равно нужно беречь.

Фуше: Прости меня.

 

Фуше уходит. Затемнение.

 

Герцог Отрантский: Моя маленькая Ниевр! Я не смог быть с тобой, вместо этого я бегал по Парижу, спасая свою шкуру, опасаясь ночных арестов. До сих пор эта боль живёт во мне. Бог не стал долго ждать, чтобы ответить на богохульства, чинимые мной во время проконсульства, а особенно в Лионе… Я смеялся над ним, а он…именно смерть моей дочери спасла мою жизнь. Как тяжело жить, сознавая это. Ниевр умерла. Мне уже было нечего терять, я ринулся в бой. Большинство депутатов ещё медлило, но я

настоял на своём. Или сейчас, или никогда… Мы опередили Робеспьера на один день.

Автор: (в зал) Восьмого термидора 1795 года Максимельен Робеспьер встретил отчаянное сопротивление конвента, что и привело, в итоге, к его падению… Французская революция завершилась.

 

 

Сцена 5

 

Париж. 27 июля 1795 года. Квартира Робеспьера. Робеспьер и Фуше.

 

Робеспьер: Шарлота сказала, что ты хотел меня видеть.

Фуше: Кажется, нам есть о чём поговорить.

Робеспьер: Есть о чём… Как всё изменилось в эти дни. Ещё недавно, в этой квартире, я устраивал тебе разнос, грозил гильотиной. А сейчас всё наоборот. Ты готов вынести мне приговор.

Фуше: Не думаю, что я уже победил.

Робеспьер: Я и не говорю, что ты победил. Я проиграл. Сегодня я увидел, что мне уже некуда идти. А, главное, не с кем. Всех, кто был готов, желал идти вместе со мной, кто способен был меня поддержать, все они казнены… Это я их казнил. Уничтожил достойных людей. И кто пришёл на их место? Я слишком долго был ослеплён идеей, шёл напролом, и… оказался в болоте. Трусливом, молчаливом болоте, которое я создал своими руками! Вокруг одна посредственность. Скажи, куда я могу с ней идти?

Фуше: Ещё есть возможность начать всё заново.

Робеспьер: Я устал, Жозеф. Очень. Сегодня на меня свалился груз всех этих лет. Я не замечал усталости, летя вперёд. Так же, как и не замечал своих ошибок и потерь, но я остановился. И на меня давит этот груз. Сейчас мне тяжело. Я чувствую, что он раздавит меня. Я устал. У меня нет ни капли желания что-либо предпринимать. Странно устроена жизнь, да? Совсем недавно мы были друзьями. Ты помог мне попасть в Париж, начать карьеру. И вот ты мой главный враг, лишивший меня власти.

Фуше: Это политика, Макс, в ней нет места дружбе. И именно ты привёл меня в неё.

Робеспьер: Так послушай моего совета: уходи из неё. Хотя… Я знаю, зачем ты пришёл ко мне. Хочешь знать, почему я пощадил тебя сегодня?

Фуше: Обвини ты во всём сегодня меня, я думаю, всё провалилось бы. Они отдали бы меня на растерзание ради сохранения своих шкур.

Робеспьер: А зачем? Ничего уже не вернуть. Да. Разоблачи я тебя, большинство опять было бы на моей стороне, но мне оно уже не нужно. Я понял, что представляет собой конвент. После конвента я помчался в якобинский клуб, прочитал свою речь, но там живут одни слова. Одни слова. Мне не на кого теперь опереться. Это твой мир, Жозеф, и, думаю, ты можешь в нём чего-то добиться. Ты оказался единственным, кто решился бросить мне вызов, не принял покорно смерть. Зачем уходить двоим, если один может остаться?

Фуше: Мне жаль, что всё так вышло.

Робеспьер: Когда власть ослепила меня? Когда я забыл про остальных?

Фуше: Когда те, кто был рядом с тобой, поверили тебе и решили идти за тобой куда угодно.

Робеспьер: И я отправил их на эшафот…(отчуждённо) Где они? Мне не хватает их. Здесь сейчас должен быть не ты, Жозеф, а они! Те, с кем я делал революцию! (громко) Где они?

Фуше: Их нет, Макс. Их нет.

Робеспьер: Нет. Ещё вчера я жил мечтами о будущем и ничего не омрачало эти мечты, а сейчас мне страшно, Жозеф. Действительно страшно. Боже, (смеясь) я вспомнил о боге! Я вижу, что предал всё, что меня окружало: друзей, мечты, себя. Мой мир рухнул и раздавил меня. Когда, почему я повернул не туда? Как я забрёл в этот тупик? Вокруг нет больше света, ни лучика. Жизнь оказалась напрасной.

Фуше: Тебе надо отдохнуть.

Робеспьер: Я отдохну… (словно очнувшись) Будь осторожен, Жозеф, грядёт время перемен. Одна власть уходит, кто придёт взамен неизвестно. Твои сегодняшние заслуги забудут очень быстро, а вот старые грехи вспомнят сразу же. Люди не любят быть обязанными, никому.

Фуше: Лион.

Робеспьер: Он обязательно всплывёт. Когда повсюду берёт своё серость, любая способная личность вызывает лишь раздражение. Будь осторожен. Прощай, Жозеф.

 

Затемнение. Луч света на Робеспьере, он взбирается на стол, смотрит в зал.

 

Робеспьер: Власть! Это сплошное предательство и преступление.

 

Робеспьер становится на колени, склоняет голову, свет гаснет, звук гильотины.

 

Герцог Отрантский: Прощай, Макс!

Автор: (в зал) Революция завершилась, теперь приговоры получали те, кто ещё недавно сам решал чужие судьбы. Получил свой приговор и Жозеф Фуше. Ему удалось избежать казни и спасти свою жизнь, но только жизнь без звания, без состояния и без значения. Это было первое изгнание Фуше. Три года он прозябал в нищете. Никто не хотел иметь дело с человеком по имени Жозеф Фуше.

 

Занавес.

Конец 1 действия.

 

 

 

 


Оглавление

1. Действующие лица
2. Действие 1
3. Действие 2

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

08.11: Художественный смысл. Зависимость (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2020 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!