HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 г.

Алекс Ведов

Memento mori

Обсудить

Эссе

На чтение потребуется 1 час | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск
Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 16.05.2014
Оглавление


1. О смысле жизни
2. О страхе смерти

О смысле жизни


 

 

 

Тема смысла жизни обглодана и обсосана до костей. В неё мне тоже вряд ли удастся влить свежую струю – я в этом признаюсь с самого начала. Да и можно ли? Но и совсем обойти данную тему молчанием было бы неправильно, не по правилам выбранного жанра. Поэтому попробую уронить хотя бы маленькую капельку. Но сперва нужно сделать небольшое вступление. Ибо начинать совсем с нуля было бы просто невежливо по отношению к тем, кто до меня много раздумий посвятил данной теме.

Наверное, сразу стоит сделать предварительное замечание: под «смыслом жизни» я пока буду подразумевать не смысл жизни «вообще», безотносительно к любой личности или любой их совокупности; не смысл существования человечества в целом. Я имею в виду, выражаясь философским языком, экзистенциальный аспект данного понятия. То есть тот смысл, который конкретный человек ищет и находит в собственной жизни (если ему это удаётся). Ибо считаю, что если такой смысл человек для себя находит, он может присоединить к нему и другие упомянутые аспекты понятия «смысл жизни». В том числе и смысл жизни окружающих его людей и человечества.

А если жизнь отдельно взятого человека, безотносительно к чему бы то ни было внешнему, сама по себе, не имеет смысла в его собственных глазах, – то и не приобретёт его, в каком контексте и под каким углом он бы ни рассматривал понятия «смысл» и «жизнь». Не приобретает смысла в таком случае для него и жизнь сколь угодно большого количества людей на протяжении сколь угодно больших периодов времени. Сумма любого количества нулей равна нулю.

 

Всех авторов, у которых мне доводилось читать размышления о смысле жизни, отдавая дань уважения их усилиям и достигнутым ими результатам, я бы разделил на три группы по отношению к самому вопросу.

Представители первой сразу констатируют (или приходят в результате недолгих рассуждений к тому), что для них проблема смысла жизни абсурдна в самой своей постановке. Вопрос «в чём смысл жизни?» для них оказывается сам по себе лишённым смысла, попросту совершенно надуманным. И соответственно, они на этом успокаиваются. Действительно, а чего тут добавлять?

Представители второй признают правомерность такой постановки, но также признают сразу (или, опять-таки, приходят в результате недолгих рассуждений к тому), что проблема вообще не имеет рационального решения. То есть неизвестно, есть он или нет, а если и существует, то непостижим. Не человеческого это ума дело. После такого вывода, очевидно, тоже дальше идти некуда.

Представители третьей – исходят из того, что она либо имеет смысл, который может быть раскрыт путём дальнейших рассуждений и выражен в рациональных понятиях; либо не имеет, что тоже может быть строго «доказано». Главное – точно определить понятие «смысл жизни». Заручившись такой самоподдержкой, далее эти авторы с увлечением принимаются за поиски. Кстати, с самого начала сразу видно, куда они клонят и к чему придут. Ибо у каждого на сей счёт есть некая изначальная не высказываемая установка, по сути иррациональная, которую они более или менее убедительно обрисовывают и обосновывают. Так что все эти длинные и подчас запутанные рассуждения без большого ущерба для убедительности можно опустить.

Я не настолько самонадеян, чтобы заявить, что не примыкаю ни к какой из перечисленных групп. Как ни странно, я нахожу элементы правоты у всех. Но всё-таки, обозначая свою точку зрения, я бы поместил её между второй и третьей группами, – и ближе к тем, кто считает, что он всё же есть. Поясню, что думаю по этому поводу.

1. Само понятие «смысл жизни» в принципе нельзя абсолютно точно определить (кстати, а что можно?). Поэтому вопрос «в чём смысл жизни?» не абсурден, а, скажем так, некорректен в такой постановке.

2. Отсюда невозможно и средствами мышления раз и навсегда «установить», есть он или нет, и если есть, то в чём он состоит.

3. Несмотря на это, к его рациональному пониманию рациональными же средствами можно приблизиться (до определённой степени, но не асимптотически, не бесконечно). По крайней мере, обозначить области, где стоит его искать, а где нет.

4. И напоследок (это же можно поместить в начало, перед первым пунктом, чтобы окончательно прояснить мою позицию): смысл жизни сам по себе невербализуем, невыразим в понятиях, хотя о нём можно мыслить и говорить. Поэтому и искать его надо, обращая познавательную активность за пределы мысли – в те более глубокие или высокие сферы сознания, куда рациональное мышление не проникает.

 

 

*   *   *

 

Я не рассматриваю воззрения тех, кто смысл жизни (и своей, и других людей) ищет исключительно во внешнем мире. Дескать, живи на благо общества (особенно грядущего), строй свою ячейку общества, расти детей, служи некому Главному Делу (искусству, науке, медицине, личному бизнесу, социальной благотворительности, список можно долго продолжать), – вот тебе и смысл, а мудрить тут нечего. Если всё делаешь правильно, какой ещё тебе нужен смысл?

Про то, чтобы видеть смысл жизни в том, чтобы умереть за что-нибудь возвышенное (идею, веру, царя-батюшку, родину, торжество коммунизма), вообще нет слов. Различные идеологии (как государственные, так и иные групповые низших уровней – партийные, сектантские и т. п.) на протяжении всей истории человечества часто насаждают подобное мировоззрение в массах. Да, иногда жизнь заставляет делать и такое, у человека просто может не быть выбора. Но концептуально такой взгляд на человеческую жизнь в целом – просто нонсенс.

Так вот, про возможность найти смысл жизни в делах и заботах, каков бы их масштаб ни был. Такие представления даже и критиковать как-то неудобно. Мне кажется, те, кто мыслит подобным образом, далеки от понимания даже не смысла жизни как такового, а сути самого вопроса о нём. Пожалуй, они ещё дальше тех, кто вообще подобными вопросами не задаётся. Ибо считают, что им-то всё ясно, что они знают правильное решение проблемы, тогда как в действительности даже не осознают её по-настоящему.

 

Суть даже не столько в бренности результатов любых дел. Если всё так просто, то хочется спросить: над чем же тогда ломали головы лучшие умы человечества на протяжении столетий? Как будто весь этот джентльменский набор неотложных дел и забот (в различных вариациях, но в главном – один и тот же) во все времена не был определяющим человеческое бытие, не был тем основным, что наполняло жизнь людей. Но к смыслу жизни – как отдельно взятого человека, так и всего человечества, и даже ещё шире возьмём – вида гомо сапиенс в целом – это имеет не больше отношения, чем человеческие сны, когда люди относительно свободны от дел и забот.

Да, многих из тех, кто хоть однажды задаётся вопросом о смысле жизни, вполне удовлетворяет такая трактовка. Ну чем, правда, не смысл – работа на общественное благо? В принципе, плохого-то в такой точке зрения ничего нет, если она не является способом оболванивания широких масс, как это было достаточно долго в нашей стране. Ну – думает так человек, придаёт этому приемлемый для себя смысл, – и пускай, дай Бог ему здоровья. Но меня-то такой смысл не удовлетворяет, как не удовлетворяет любого, кто хоть раз дал себе труд об этом всерьёз и по-настоящему глубоко задуматься.

 

Можно возразить: это, братец, оттого, что ты не очень занят; оттого, что не очень много у тебя проблем; оттого, что проблемы твои по большому счёту ерундовые.

Верно по форме, но не по существу. Да, когда человек очень занят, озабочен, болен, у него просто нет времени, а часто и желания, чтобы думать о таком. Но заглушить проблему, обратившись к более насущной в данный момент – не значит решить ту, от которой отмахнулся или о которой просто предпочёл забыть. Решена будет большая – эта малая всё равно напомнит о себе. И, кстати, не такая уж она малая, потому что относится к жизни в целом, ведь никакие частные достижения её не решают. Она перманентно присуща жизни – так можно ли её назвать малой, если к ней относиться адекватно?

Даже если бы я был в своём деле суперуспешен, достиг невероятных высот, чувствовал себя не без оснований сверхнужным, а своё дело архиважным и мегаполезным для всех, всё равно ещё чего-то бы не хватало. Чего-то неуловимого, не имеющего абсолютно никакого отношения ко всему этому, но в то же время дополняющего всё остальное. Без этого «чего-то» я в любом случае не избавлюсь от знакомого до боли шепотка глубоко внутри: а всё-таки, зачем всё это?

 

 

*   *   *

 

Я ведь уже признал, что пытаться схватить это загадочное «что-то» клешнями интеллекта – занятие совершенно бесперспективное. Мышление – слишком грубый и неуклюжий инструмент, чтобы оно могло иметь дело с этим. О нём можно сказать, что это не убеждение, не мысль, не ощущение, не эмоция. Это неописуемое, первично данное Значение того, что ты есть и ты таков, каков ты есть. Оно дано не снаружи, а изнутри – снаружи всё лишено этого Значения. Это очень тонкий, почти невыразимый аспект внутреннего опыта самосознания. Нечто такое без слов, что больше, чем всё то, что составляет некую интегрированную целостность каждого отдельного «Я». Если всё-таки попытаться его выразить – это некое бессловесное послание к «Я» от Истока всего – что твоё «Я» тоже родом Оттуда. Причём послание не в смысле какой-то периодической инъекции (извне ли, изнутри ли) в твоё сознание, а в смысле некоего постоянно присутствующего свидетельства. Оно всегда, на протяжении всей жизни с тобой, когда ты в сознании, только его интенсивность может быть в разные моменты различной.

Это что-то такое, что в отдельных обострённых вспышках кажется ещё глубже и даже подлиннее, чем личное субъективное «Я», – оно кажется даже чем-то сверхличностно или гиперличностно объективным. В такие моменты раскрывается живой и несомненный опыт того, что «Я» – это просто место выхода во мне туда, где обитает нечто большее. Можно назвать его мистическим, если угодно.

 

На самом деле ничего сверхъестественного в нём нет. Я бы сказал, как раз наоборот, оно-то для человека и является самым естественным в его природе. В то же время это то, что поднимает человека над своей природной составляющей, вообще над всей остальной природой. Это чувство изначального, чувство Истока, назовём его так, знакомо каждому, особенно в детстве (о чём я ещё буду говорить). Но у кого-то оно выражено сильнее, у кого-то слабее, а у кого-то – совсем еле заметные проблески. Которые к тому же заглушаются всё больше по мере взросления.

Врождённо ли оно? Полагаю, в значительной мере – да. В той же, в какой генетически обусловлены те или иные задатки. Изменяется ли оно в течение жизни у конкретного человека? Скажем так, может изменяться. Судя по личной эволюции разных людей на протяжении их жизни, это происходит – как в сторону усиления, так и сторону ослабления. Но чаще в сторону ослабления: большинство людей испытывает его главным образом в начале жизни, причём, чаще и сильнее, чем в более зрелом возрасте. От чего оно вообще зависит? Что оно такое вообще? Не знаю, но в этих записках попытаюсь разобраться.

 

Во всяком случае, о нём пока могу сказать определённо следующее.

Если человеку удаётся установить живую, непосредственную обратную связь между своим чувством Истока и всем тем, что составляет внешнюю канву его жизни – это и можно назвать главным условием обретения смысла жизни. Или, по крайней мере, началом пути, на котором он обретается. И если ты идёшь по этому пути, тогда уже не столь важно, кто ты, чего достиг, чем занимаешься, каков твой общественный статус и так далее.

Немного забегая вперёд, я бы так сформулировал основной критерий осмысленности человеческого существования: когда и внешний, и внутренний опыт объединяются вокруг чувства Истока, соотносятся с ним и пронизываются им.

 

 

*   *   *

 

Именно это чувство является источником всех религий. Именно оно составляет их общее глубинное, сущностное ядро, а не социальные наслоения вокруг него и за счёт него: конфессии, церкви, богослужения, ритуалы, культы, каноны, священные писания и прочее. Без него всё это было бы просто бессмысленным балаганом (которое и с ним-то не слишком много имеет смысла).

Мне кажется, его интенсивность определяет отношение конкретного человека к смыслу собственной жизни и вообще – к вопросам соотношения так называемого материального и так называемого духовного.

Чем оно сильнее, ярче, тем в большей степени человек склонен искать смысл жизни внутри себя. Тем он лучше и яснее понимает, что действительно нужно подразумевать под смыслом жизни. Если такое чувство в человеке достаточно сильно, то он осознаёт, что к пониманию и обретению смысла жизни можно продвигаться, прежде всего, углубляя и усиливая это чувство Истока. А уже потом соотнося свою жизнь с ним: что и почему он делает и что с ним происходит. То, чего удалось извлечь при бурении этой собственной скважины, и может служить внутренним мерилом осмысленности жизни.

 

Чувство Истока самодостаточно и ничего не выигрывает от любых рассуждений, механически привязанных к нему с поверхности. А вот размышления о смысле жизни, не подкреплённые им, всегда от этого только проигрывают, независимо от их утончённости, изощрённости, глубины или высоты полёта. Именно так и приходят к абсурдности и бессмысленности существования как к последней истине. Если в подходе к смыслу жизни не принимать во внимание чувство Истока, не обращаться к нему, не исходить из него, то такой подход по уровню осознания проблемы будет заведомо ниже, грубее, примитивнее.

Чем это чувство слабее, тем больше человек склонен наделять смыслом события и явления внешнего мира. Вернее, так: чем оно слабее, тем в большей степени внешний мир доминирует над его мировосприятием. И тем больше данный человек склонен измерять и оценивать всё происходящее тем, что находится вне его; тем, что не является им. Это распространяется и на его личный подход к осознанию смысла жизни. К уровню интеллекта, кстати, чувство Истока имеет слабое отношение, хотя, наверное, определённая корреляция между ними есть.

Думаю, что философы, являющиеся последовательными и убеждёнными материалистами – те, кто отказывают духу в реальности, кто усматривают смысл жизни в предметной деятельности людей и ни в чём больше (если вообще считают возможным говорить о нём) – это как раз люди с развитым, сильным интеллектом, но при этом со слабым чувством Истока. Или даже почти атрофированным (при этом, думается мне, полностью атрофированным оно ни у какого человека не бывает). По их речам и письменным трудам можно предположить, что им не очень ясно, что имеют в виду другие философы и мыслители с более развитым чувством Истока, когда говорят о духе, Первоначале, отдельном от человека «смысле» и т. д. Такое впечатление, что им кажется, будто бы те, кого они называют идеалистами, богословами и мистиками, ведут речь о каких-то личных выдумках, о чём-то нереальном, что ошибочно принимается ими за реальное.

 

Многовековые споры о том, что первично, а что вторично, – вся эта ожесточённая борьба идей проистекает, в конечном счете, из индивидуальных различий людей в их чувстве Истока. А его нельзя растворить в словопрениях, так же как нельзя его вынуть и показать всем, кто отрицает его существование или сомневается в нём. Это не кошелёк или носовой платок.

Тем более невозможно доказать или опровергнуть ни логически, ни экспериментально. Поэтому, вероятно, дискуссии вокруг примата материи или духа, – и вообще любые дискуссии, инспирированные данной темой, утихнут ещё не скоро.

Но лично мне они с некоторых пор не очень интересны. Полагаю, мне удалось объяснить, почему.

 

 

 

Александр Зорич. Завтра война (цикл аудиокниг). Купить или скачать аудиокнигу бесплатно   Джеймс Джойс. Дублинцы (сборник рассказов). Купить или скачать аудиокнигу бесплатно   Бернард Шоу. Пигмалион (пьеса). Купить или скачать аудиокнигу бесплатно

 

 

 


Оглавление


1. О смысле жизни
2. О страхе смерти

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

14.10: Лачин. Диспут распятых (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!