HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 г.

Николай Толмачев

Солнца не надо, или Материалы для ненаписанного романа

Обсудить

Роман

Опубликовано редактором: Карина Романова, 22.11.2008
Оглавление

40. Глава 39
41. Глава 40
42. Глава 41

Глава 40


 

 

 

Через несколько дней Кривенко дал Шрамову почитать наброски своей будущей статьи под названием “НА ПУТИ К НОВОЙ ЖИЗНИ”.

– Название пока условное, – сказал он, – но суть отражает…

Статья была большая и начиналась так:

“Невозможно подсчитать колоссальный вред, который приносит обществу такой отвратительный пережиток прошлого, как пьянство. Прогулы, производственный брак, травматизм, преступность… А искалеченные судьбы, разрушенные семьи, несчастные дети, лишенные родительской ласки? Какими словами передать недетскую боль в глазах ребенка, оставшегося сиротой при живых родителях?

Партия и государство, общественность ведут большую работу по профилактике пьянства и алкоголизма. Однако зло это очень живуче, и в борьбе с ним не должно быть места самоуспокоенности, благодушию.

В этой борьбе неоценима роль наркологической службы. Ее эффективная работа – это спасенные от губительного порока люди, возвращенные обществу полноценные граждане, счастливые улыбки матерей, жен, детей… Тяжел, но благороден труд медиков-наркологов. Но всегда ли он венчается успехом? Ведь не секрет, что наряду со значительными достижениями, в работе наркологических учреждений случаются еще досадные проколы, когда человек, прошедший курс лечения, вновь берется за рюмку. В чем причины подобных срывов? Как их избежать? Как работает наркологическая служба сегодня?

Об этом мы и хотим поговорить на примере работы наркологического отделения городской психбольницы. Здешние пациенты – это чаще всего люди, дошедшие до крайней степени падения, допившиеся до алкогольных психозов, опустившиеся настолько, что их лечение возможно лишь в условиях полной изоляции от общества.

Наше государство проявляет неустанную заботу об этих людях, по собственной вине оказавшихся на обочине жизни. Бесплатное квалифицированное лечение, хорошее питание, внимательный уход – все, как в обычной больнице. И многие больные на заботу отвечают искренним желанием навсегда расстаться с пагубным пристрастием.

Заведующий отделением, Михаил Федорович Сичкарь, рассказывает:

– Хронический алкоголизм – тяжелейшее заболевание, требующее длительного, терпеливого лечения. В своей работе мы используем самые современные методы: условно-рефлекторную терапию, лечение тетурамом, психотерапию, гипноз. Большое значение имеет индивидуальный подход, организация культурного досуга, трудотерапия. Имеются, к сожалению, и трудности, мешающие нам работать более эффективно…”

Дальше шли подробности о чудесах УРТ и тетурама, описывался сеанс гипноза в исполнении Принцевского, приводились слова неизвестного алкаша, мужественно идущего по пути к новой жизни и благодарящего врачей за помощь. Проницательный взгляд Кривенко не упустил и недостатки: бедноватый набор литературы в больничной библиотеке (Шрамов что-то не заметил ее существования, но Кривенко подтвердил: есть, есть, не все только о ней знают), однообразие и невысокие эстетические качества наглядной агитации, чрезмерная загруженность врачей, из-за чего они не всегда могут уделить достаточно внимания индивидуальной работе с больными, слабая связь с предприятиями и организациями…

– Конечно, нужно еще кое-что доработать, сократить, подправить… Заострить некоторые особо важные моменты… – вставлял Кривенко по ходу чтения.

– Все правильно… – сказал, помедлив, Шрамов. Он и впрямь не знал, что возразить. У него назойливо возникало впечатление, что написано не о них, о какой-то другой больнице, других алкоголиках. Такое впечатление, как от красивого стенда в бильярдной. И стоило ли, чтоб написать такое, хитроумными способами втираться в наркологию, морочить себе и людям головы, убивать время…

А Кривенко смотрел на него вопросительно, ждал. Значит, надо что-то говорить.

– Да, с пьянством бороться надо… Но я думаю, что человек должен сам выбирать, по какому пути ему идти, – медленно произнес Шрамов, собираясь с мыслями. – Если кроме вина ничто не может дать человеку ощущения полноты жизни, то, значит, судьба его такая – пить. И нечего презирать его за это. Посочувствовать, пожалеть можно… В какой-то популярной книжке по экологии я прочитал, что каждый живой вид занимает в экологической системе определенную нишу, предназначенную только ему. Если есть вид – есть и предназначенная ему ниша. И наоборот. Если есть ниша, должен быть и предназначенный для нее вид. Иначе мир будет неполным, разбалансированным… Вот и алкоголь – это такая экологическая ниша для определенного типа людей, которые в других нишах не уживаются. Гуманно ли вытеснять их из этой ниши, не предоставляя другой, более им подходящей? Да и где эта другая ниша?..

Шрамов и сам не очень-то верил в то, что говорил, он даже не успевал по-настоящему вдумываться в свои же слова. Но ему понравилось, как просто, логично развивается мысль, он давно так складно не думал и не говорил.

Кривенко с удивлением смотрел на него и молчал.

– Софистика! – воскликнул он потом, встрепенувшись. – Это несерьезно! Я согласен, человек сам себе хозяин, но… Но! В пределах, пока его поведение не затрагивает интересы других людей! Алкоголик вреден, опасен не только для общества, но и, в конце концов, для самого себя! По-моему, удержать, остановить его – даже насильственно! – и есть настоящий гуманизм!..

– Далеко же мы зайдем, – а может, уже зашли, – оценивая человека мерой его полезности или вредности для общества… – сказал Шрамов. – Где те весы? В наших ли они руках?.. Полезен или вреден был для общества разбойник, которому Христос пообещал рай в последние минуты его земной жизни?..

– Мне кажется, ты шутишь, – сказал Кривенко, недоверчиво всматриваясь Шрамову в лицо. – Ты не можешь так думать, ты же грамотный парень! Существуют общеизвестные, общепризнанные критерии для оценки вклада каждого человека в общее дело. По этим критериям определяется размер зарплаты, различные премии, награды, почетные звания, льготы… В конце концов, есть общественное мнение! Азбучные истины! Ты определенно шутишь! – О разбойнике он как бы и не услышал.

– Да, наверное, я шучу, – сказал Шрамов, не желая продолжать бесполезный спор.

– Ну вот! – удовлетворенно вздохнул Кривенко. – Ты всегда любил противоречить, узнаю…

Но не угомонился, а попробовал тронуть Шрамова с другой стороны:

– Почему бы тебе не поискать себя в журналистике? Образование у тебя подходящее, способности тоже имеются, насколько я знаю. Нельзя же ставить на себе крест!..

– Разве все упирается в образование, в способности? – сказал Шрамов неохотно. – Я не вижу такого дела, которому мог бы посвятить свою жизнь. Журналистика… Она-то не кажется мне моим призванием точно.

– Так в чем же твое призвание? В пьянке? – спросил Кривенко, уже раздражаясь и ехидничая.

– Не знаю… В одном я уверен: что моя жизнь, как и любая, не случайна. Какой-то смысл она имеет… Есть, должны быть какие-то далекие цели, ради которых все и происходит. А иначе зачем все? Да нет… иначе просто быть не может, потому что не может быть…

– Очень остроумно! – насмешничал Кривенко. – И ты уверен, что живешь правильно, полноценной жизнью? – Он, кажется, и не старался понять Шрамова.

– Какую жизнь можно назвать полноценной? Если я такой, значит, по какому-то неведомому плану я и задуман таким. Все действительное разумно – по Гегелю, кажется? И правильно он сказал… Когда меня не станет, это будет тоже разумно…

– Да ты фаталист! – воскликнул Кривенко как бы с осуждением, даже возмущенно. – Это даже смешно – в наше время иметь такие взгляды! Ты меня извини, но мне кажется, ты просто становишься в позу, оригинальничаешь!.. Фатализм – это бесперспективное учение, тупик, – продолжал он поучительно. – Фатализм убивает творческую инициативу, обрекает человека на пассивность, а в конечном счете ведет к вырождению. Идти вперед, развиваться может только человек с активной жизненной позицией, ставящий перед собой большие цели и работающий на них…

– Активность активности рознь, – сказал Шрамов. – И цели бывают разные… Иногда активность хуже пассивности… А что такое идти вперед? Куда? К пропасти?

– Нет! Ты невыносим! – нервно засмеялся Кривенко. – С тобой невозможно спорить!..

– А зачем спорить? Все равно истину мы не родим, – спокойно сказал Шрамов, а Кривенко безнадежно развел и опустил руки.

На другой день Кривенко ушел совсем. Тихонько, незаметно для всех, со Шрамовым одним попрощался.

– Материала хватает, – сказал он. – Следи теперь за газетой. И не теряйся, старик! Звони, заходи в редакцию. Нам с тобой есть еще о чем поговорить!..

Так и не понял Шрамов, искренне ли рад был Кривенко их странной встрече, искренне ли желал продолжения их дружеских отношений, и о чем им еще говорить. И все же неожиданная, с налетом абсурдности встреча, сначала только неприятная для Шрамова, теперь вызывала чувства посложнее.

Как ни отсекал, ни убивал в себе Шрамов тягостные воспоминания, а все же кроме отвращения они давали ему и какую-то зацепку в жизни. Они подтверждали, что плохо ли, хорошо ли, но он жил – думал, волновался, что-то делал, к чему-то стремился. Наивным, конечно, был. Но теперь уже ничего не вернешь, не изменишь. Да и не захотел бы Шрамов что-либо менять в своем прошлом, потому что другим свое прошлое представить не мог.

 

 

 


Оглавление

40. Глава 39
41. Глава 40
42. Глава 41

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.07: Виктор Сбитнев. От Моны Лизы до… дяди Коли (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!