HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2019 г.

Владимир Щербединский

Юдифь и Олоферн

Обсудить

Пьеса



Старая легенда сквозь призму истории и психоанализа в 2-х актах


Действующие лица:
Юдифь.
Идель – служанка Юдифи.
Олоферн – главнокомандующий армии персов.
Вогаоз – советник персидского фараона Артакшатра III Оха.
Елиаким – первосвященник Ветилуи.
Аршад – начальник сторожевого отряда персов.
Куруш и Камбиз – солдаты-персы.
Рахиль – наложница Вогаоза.
Арсес – ординарец Олоферна.


Действие происходит в IV веке до н. э. в городе Ветилуя и его окрестностях.


Опубликовано редактором: , 30.07.2008
Оглавление

2. Акт I. Сцена 2
3. Акт I. Сцена 3
4. Акт II. Сцена 4

Акт I. Сцена 3





Вогаоз в своём шатре за чаркой вина,  пока Рахиль держит ему примочку для лица.
Аршад (откинув тяжёлый полог,  закрывающий вход,  и  просунув голову).
Прости,  вельможный,  эти две еврейки,
Сыр-бор из-за которых вышел нынче,
Просили отвести их к Олоферну.
Мол,  что-то сообщить ему должны,
Мол,  важное и срочное чего-то.
Вогаоз.
Ко мне веди.
Аршад.         Обоих?
Вогаоз.                    Нет,  обеих!  (Голова Аршада исчезла.)
Рахиль.
Зачем они припёрлись?
Вогаоз.                          Кто их знает,
Но чувствую,  приход их – дар судьбы.
Рахиль.
Красивые?
Вогаоз (задумчиво). Чернявая – не очень.
Но рыжая... и слов не подберёшь,
Чтоб выразить всю магию и прелесть
Открытого и юного лица
И странного сиянья чистых глаз,  
Бездонных,  будто небо над Египтом,
Манящих устремиться в синь небес.
Рахиль.
Не в море ли синь неба отразилась?
Смотри,  не захлебнись,  мой повелитель,
Бездумно устремившись в эту синь,
Не ровен час,  утонешь.
Вогаоз.                          Не тревожься,
Я опытный пловец и мореход.
Рахиль.
Туманен взор и в голосе волненье...
Сдаётся мне,  что "парусник" дал течь!
Вогаоз.
Отстань,  не донимай,  самаритянка!
Вина подлей и можешь уходить.
Рахиль.
Вот как?!.. Уйду.  (Допив вино из чаши Вогаоза,  наполняет
её снова,  подаёт ему.) Но прежде посмотрю
На щедрые подарочки судьбы,
Которыми тебя она так манит,
Что гонишь прочь любимую собачку.
Вогаоз.
Отнюдь не гнал,  я дал команду "место!".
Должна собачка место знать своё,
Хозяину во всём повиноваться,
Пока её он кормит и содержит,  -
Судьба,  предназначение собак.
Рахиль.
А вдруг возьмёт собака да сбежит,
С кем будешь забавляться-то тогда
В своих забавах странных,  господин мой?
Вогаоз.
Обычное для женщин заблужденье -
Чудесной мнить себя,  незаменимой.
Гляди,  Рахиль,  осмелишься сбежать,
Найду хоть под землёй и выбью дурь
Своей любимой плёткой из тебя
Жестоко,  без пощады в тот же час.  (Выплеснул вино в лицо Рахили.)
И в тот же час найду тебе замену!
Рахиль (утираясь).
Замену я зубами загрызу
И снова убегу. И не под землю!
Вогаоз.
Куда же?
Рахиль. Далеко не побегу,
Авось всё ж подберут неподалёку.
Вогаоз  (схватил её за горло).
Не тешь себя бесплодною мечтой
Облизывать другие чьи-то руки,
Что якобы сильнее и знатней.
Запомни,  даже руки фараона
Меня не остановят,  умерщвлю,
На пару вас разделаю обоих,  
Гепардам мякоть вашу всю скормлю!..  (Отпустил её горло.)
Велю из ваших бедренных костей
Наделать рукояток для мечей.
Рахиль.
Чудовище,  ведь я тебя люблю
И в мыслях не держу бежать куда-то,
Но знай,  что с равнодушьем,  переменой
Ко мне,  запомни сам,  не примирюсь!
Вогаоз (усмехнулся).
Ты лаешь на хозяина,  собачка?
Рахиль  (ощупывая горло).
Так будешь обращаться,  покусаю.
Вогаоз (посмеиваясь).
Кусай,  но не откусывай. Ступай.
Рахиль.
Пока не посмотрю на глупых сучек,
Прибившихся к голодной волчьей стае,
Прости,  о властелин мой... не уйду!
Вогаоз.
Могучий дух в таком изящном тельце.
Что ж,  смелости тебе не занимать,
Но дерзости такие не спущу-у...
Рахиль  (с язвительной радостью).
Дать плёточку?!
Вогаоз.              Неси.
Рахиль.                       Бегу несу!
Аршад  (отбросив полог шатра).
Привёл,  вельможный!
Вогаоз.                     Можешь заводить.  (Аршад вводит Юдифь и Идель. Рахиль с плёткой в руках демонстративно обходит их кругом,  ревниво рассматривает,  распаляясь.)
Рахиль  (тыча девушек рукояткой плётки).
Чего стоите,  сучки? В ноги. В ноги!
(Идель проворно опустилась на колени,  склонившись низко,  не поднимая глаз; Юдифь подошла к Вогаозу ближе,  встала на колени. Стоит прямо,  склонив только голову.)
Рахиль  (Юдифи).
Аршин что ль проглотила,  иудейка?  (Хлестнула её по спине.)
Согнись,  не переломишься!..
Юдифь (перетерпев боль).   Сестра,
Так рабски упиваясь мнимой властью –  
Себя ты унижаешь,  не меня.
Рахиль.
Унижусь я,  названая сестрица,
Но спинка будет гнуться всё ж... твоя!
(Ударила сильнее; Аршад дёрнулся было вмешаться,  но Вогаоз знаком остановил его.)
Юдифь.
Побойся Бога,  женщина,  стыдись,
Народ позоришь наш в глазах врага.
Рахиль.
Народ ваш,  ты – Иудино отродье,
Покрыл себя позором сотни раз,
Мой род Ефремов подло предавая -
Израиля сынов и дочерей!..
(Наносит очень жестокий удар; Юдифь вся выгнулась,  застонала.)
Стыдишь меня и боженькой пугаешь,
Сама-то ты зачем сюда пришла?  (Схватила за волосы,  заглядывает в глаза.)
Не шкурку ли богатую спасаешь?!
Юдифь.
Я весть благую персам принесла.
Рахиль.
Так ты-ы... несёшь "врагу"! благую весть?
Юдифь.
На то была,  поверь,  Господня воля.
Рахиль.
Какому ж богу служишь ты,  "сестра"?
Ормазду их персидскому,  мерзавка?!!
(Взмахнула плетью,  но Аршад перехватил её руку и плеть вырвал.)
Юдифь (будто засветилась изнутри).
Молюсь,  служу Тому,  с кем Моисей,
Когда евреев вывел из Египта,
Союз святой священный заключил
И чьи Заветы высек на скрижалях.
Рахиль (с ненавистью).
И людям их мечом,  огнём внушал,
А сам всю жизнь союз тот нарушал,
Молясь богам и нашим и не нашим.  (Аршаду.)
Заступничек,  ты их хоть обыскал?
Аршад.
Корзины досмотрел...
Рахиль.                        А их самих?!
Аршад.
Зачем?
Рахиль. Затем,  тюфяк,  ты сам не видишь,
Что эти две красотки – фанатички,
С каким-то подлым умыслом пришли?
И судя по всему на всё готовы.
Аршад.
Вельможный,  обыскать?
Вогаоз.                           Что ж,  обыщи.
Дары данайцев Трою погубили,
Посмотрим на еврейские дары.
Аршад  (Юдифи).
Встань,  дочка.  (Юдифь встала.) Это...руки подними.  (Очень деликатно начал ощупывать её.)
Рахиль.
"Папаша",  отойди-ка  (оттесняет Аршада),  так искать -
Солдата не нащупаешь под платьем!
(Сунулась было обыскивать,  но Юдифь,  вспыхнув,  невольно хватает её за руки.)
Смотрите-ка,  как наша героиня
Смутилась и в волнение пришла.
Ну-у,  брось ломаться,  скромница моя,
Клянусь,  тебе понравится ей-ей!..  (Юдифь разжала пальцы.)
Как любишь,  погрубее – понежней?
(Зашла ей за спину,  с наигранной истомой по-мужски лапает.)
Расслабься,  крошка,  сделаю,  как скажешь.  (Запустила руки под платье.)
Юдифь.
О,  Господи,  прости,  самаритянка
Не ведает сама,  что тут творит.
Рахиль.
Молчи,  не говори мне этой чуши,
Что люди,  мол,  не ведают,  чего,
От неба отвратив глаза и сердце,
Уткнувшись носом в грязь земной юдоли,
По глупости,  невежеству творят.
Все ведают,  зачем и почему
Решаются на клятвопреступленье,
Предательство,  измену... на разврат,  
Насилие... на кражу... На убийство!..
Юдифь.
"От неба отвратив глаза и сердце",  –
Страстям и страху тело предаёшь.
Рахиль.
Как звать тебя,  святоша?
Юдифь.                           Иудифь.
Рахиль.
Ты жизнь и тело персам отдаёшь
По воле Яхве,  значит,  Иудифь?
Юдифь.
Я Богу сердце,  душу отдала,
Ему решать,  что делать с бренной плотью.
Вогаоз.
Нет,  мне решать,  "что делать",  Иудифь.
В моих руках и жизнь твоя и тело.
Юдифь.
Так кажется,  вельможный господин,
Но мной – один Господь располагает.
Рахиль  (рассматривая её амулет с ядом).
Зачем тогда таскаешь амулет
Языческий со змейкой ханаанской?
Юдифь.
Как память... об отце... покойном ныне,
Умершем от ранения стрелой
В день первый обороны Ветилуи.
Вогаоз.
Хотелось бы взглянуть на амулет.
(Юдифь нерешительно шагнула к нему,  но Рахиль её грубо одёрнула.)
Рахиль.
Куда?! Стоять!.. Тут есть кому подать.
(С норовом тащит с неё амулет,  поскольку шнурок запутался в волосах.)
Не рыпайся!.. Всё,  встань-ка на колени.
Вогаоз  (принимая амулет).
Не надо – на колени,  сядь со мной.
А ты,  Рахиль,  проверь её служанку.
Рахиль.
Рабыню пусть пощупает Аршад.
Юдифь.
Идель сейчас – свободный человек...
Рахиль.
Идель твоя – служанка у рабыни!
Раба вдвойне!!
Вогаоз  (Рахили). Ты делай,  что велят,
Пока тебе не всыпали втройне.  (Рахиль гневно засопела,  но повиновалась.)
Садись на этот пуфик,  Иудифь...
Садись,  не бойся.  (Юдифь села.)
Рахиль  (Идели). Стерва,  ну-ка,  встань!..
Расставь-ка ноги... Руки подними!  (Обыскивает.)
Вогаоз (с усмешкой).
О,  женщины – святые дьяволицы,
Настой из мёда,  соли и отравы...
(Ещё раз внимательно смотрит амулет и,  потянув за головку змейки,  открывает сосудик с ядом; осторожно нюхает.)
Знакомый запах... тонок и душист...
Пьянящий аромат... Как возбуждает!
"Духú" прекра-асные.  (Заткнул сосудик.) У "папы" твоего,
На запах нюх,  похоже,  был отменный.
Рахиль (обшаривая рукава Идели).
Прошу тебя,  их ей не отдавай,  
Моих духов на донышке осталось!
Вогаоз (надев амулет себе на шею).
Дойдёшь до донышка,  "помажу" и тебя.
Рахиль  (нащупав нож).
А это что у нас тут?!
Идель.                      Просто нож.
Рахиль (вытащив его из рукава Идели).
Зачем тогда он спрятан так... непросто?!  (Засунула нож себе за пояс.)
Вогаоз.
Подальше спрячешь,  – ближе будет брать.  (Юдифи.)
Одна – "духами" станет "опьянять",
Другая – резать "мясо" – всё так просто.
Везунчик Олоферн... Аршад! Служанку
Отдашь своим... потом четвертовать.
Юдифь.
Позволь мне,  о вельможный?!..
Вогаоз.                                      Иудифь,  
Тебе я позволяю выбирать:
Со мной остаться – или по рукам
Пройдёшь солдатским прежде,  чем повешу.
Рахиль.
Какие церемонии,  гляди-ка,
С чего вдруг этой рыжей иудейке
Такая честь-то,  а?!
Вогаоз.                   Аршад,  веди!
Юдифь  (бросается ему в ноги).
Вельможный,  умоляю,  пощади!
Идель мне,  как сестра,  дороже всех,  
Мы с детства с ней дружны и неразлучны!
Солдат она боялась и со страху
Проклятый нож засунула в рукав,
Наивная,  как будто хлебный нож
Мужчин голодных может испугать!..
А этот амулет...мне нужен,  чтоб...
Насилия,  позора избежать,  
Когда наступит Божий час суда
Для жителей несчастной Ветилуи.
Вогаоз  (рассмеялся).
Так хочешь даже бога обмануть?!
Юдифь.
Прости меня,  но я не понимаю...
Вогаоз.
Сомнительно,  но всё же объясню.
Ведь,  может быть,  насилье и позор -
И есть твоя расплата за грехи,
Назначенная богом вашим строгим.
Невольно или вольно,  но выходит,
Из жизни улизнув,  не расплатившись,  -
Тем самым надуваешь ты его.
Понятно – нет?
Юдифь.           Возможно,  ты и прав.
Одно скажу,  мне было откровенье,
Что всем без исключения евреям
Господь назначил кару за грехи,
А вас избрал карающей десницей.
Вас,  персов,  Он хранит и направляет,
И будет помогать до той поры,  
Пока нам не отмерит за грехи,
Пока не утолит отмщенья жажду.
Я здесь – посланник Бога,  ваш хранитель
С известием о сдаче Ветилуи.
Пять дней лишь только нужно подождать,
И крепкие ворота распахнутся
На милость Олоферна и солдат.
Вогаоз.
Выходит,  я – орудие слепое,
Палач тупой еврейского божка?
Юдифь (со зловещей проникновенностью).
Поверь мне,  господин,  что в Иудее,  
На всех и вся – Его Господня воля.
Вогаоз  (слегка побледнев).
Отец мой перс Ормазду поклонялся,
А мать – Египта дочь – Исиде с Сетом,
Но я не поклоняюсь никому
И думаю,  пусть боги повоюют
За право обладать и ведать мной.
Пока же всё решать я буду сам,
На разум,  волю,  сердце полагаться.
Аршад,  дружок,  ты слышал приказанье?
Аршад.
Насчёт служанки?
Вогаоз.                Именно её.
Юдифь  (потрясённо,  тихо).
О,  смилуйся,  вельможный!?..
Аршад  (взяв Идель под локоть). Ну,  пойдём.
Юдифь  (почти шепча,  со стоном).
Пожалуйста!?..  (Целует сапог Вогаозу.)
Вогаоз.             Постой,  Аршад.  (Юдифи.) Ну,  что?
Юдифь.          
Как скажешь... так и будет.
Вогаоз.                                Вот и славно.
Аршад,  будь добр,  охране накажи,
Ко мне чтоб никого не пропускали,
И к службе возвращайся.
Аршад.                           Хорошо!  (Отдал Вогаозу плётку,  уходит.)
Вогаоз.
Давненько не видал трёх девок вместе.
Одна другой моложе и милей.
Рахиль (с тихим бешенством).
Три женщины -– не слишком для скопца?!..
Вогаоз.
Ещё хоть слово скажешь,  изобью.
Молчи и раздевайся.
Рахиль.                      Эфиопку
До кучи уж зови. Эх,  порезвимся!..
(Вогаоз двинулся к ней,  поигрывая плетью; Рахиль с вызовом обнажила грудь.)
Вогаоз (ухмыльнувшись,  Юдифи и Идели).
Вы тоже раздевайтесь. И живей!
(Девушки только начали раздеваться,  как полог шатра открылся и вошёл Олоферн. Полуголая Рахиль,  дав тычка Идели,  встала на колени,  с деланным смирением склонив головку. Идель тут же пала ниц,  а Юдифь,  заворожено уставившись на Олоферна,  медленно опускается на колени,  склоняется низко,  не выдержав его пристального взгляда. Вогаоз,  нахмурившись,  чуть преклонил голову в знак приветствия.)
Олоферн.
Вогаоз,  о первейший мой советник,
Без ваших с Артакшатром буйных игрищ
Не можешь обойтись и на войне?
Вогаоз.
Тлетворный дух дворцов прилипчив очень,
Привязчив,  как пристрастие к вину,
Разит,  как малярия и холера.
Излечит только старость!
Олоферн.                           Или смерть.
Вогаоз.
К чему о грустном?  (Кивнул на девушек.) Этаких жемчужин
Природа-мать на радость нам даёт!
Зачем перечить матушке-природе?
Олоферн.
Зачем очеловечивать её?
Бессмысленно: не ведает природа
Таких понятий,  слов,  как "радость",  "горе",  
"Добро" и "зло",  "уродство",  "красота",
Она живёт по собственным законам
Безмолвно,  безмятежно и бездумно.
Вогаоз.
Как ты философичен и скептичен,
Влиянье Демокрита налицо.
Не стоит увлекаться нудным греком,
Он,  может,  прав,  но время не его.
Народу не прожить пока без бога,
Долг избранных – ему найти его
И сунуть в нос. Пусть молится,  болезный,
Лишь только бы,  подлец,  не бунтовал,
Послушлив был и средства добывал
Для тех,  кто понял тайну мирозданья,
Природу человека,  денег,  власти
И прочее и разное другое,
О чём народу лучше и не знать.
Разумнее об этом не болтать
И жить себе на славу и на радость,
Вкушая сласти жизни нашей краткой,
А люду дать возможность славить Бога.
Олоферн.
Влиянье Антисфена налицо,
Но нé был даже он настоль циничен.
Кто эта девушка с горящею копной,
С костром на прехорошенькой головке?
Я прежде у тебя её не видел.
Вогаоз.
Похоже,  ты,  дружище,  не на шутку
Закис столь,  изнемог и заскучал
У стен непокорённой Ветилуи,
Что первый слух о рыжей иудейке
Такое любопытство распалил,
Как тут же прискакал её смотреть!
Сочувствую тебе. Для полководца,
Наверное,  нет хуже наказанья,
Когда вокруг ни мира,  ни войны?..
Олоферн.
Спасибо за сочувствие,  Вогаоз,
Но ты наводишь тень на ясный день,
Туману,  о вельможный,  напускаешь.
К тебе я прискакал не для того,
Чтоб похоть с любопытством тут потешить
И споры философские вести
С расчётом как-то время провести,
В надежде разогнать тоску и скуку.
Неведома мне скука и тоска,
Поспать порою время не хватает,
Чего никак не скажешь о тебе...
Вогаоз.
Вот с этим не могу не согласиться!
Гражданский человек я,  Олоферн,
Походный быт мучителен и скучен,
Бои,  осады – это не по мне.
Моя стихия – торг,  переговоры
В прекрасных залах каменных дворцов
В кругу владык,  сатрапов,  воевод
Средь редких яств,  молоденьких наложниц.  (Подошёл к Юдифи.)
Встань,  деточка... Да встань же ты,  не бойся.
(Юдифь поднялась с колен,  придерживая у груди снятое с одного плеча платье; Вогаоз,  взяв её за руку,  подводит к Олоферну.)
Взгляни,  вот перебежчица твоя.
(Сдергивает платье с другого плеча Юдифи,  обнажив её до пояса.)
Ты глаз не отводи,  а полюбуйся!
(Юдифь попыталась прикрыться,  но Вогаоз не позволил,  удерживая ткань.)
Как следует еврейку рассмотри...
Ответь теперь,  помчался бы ты сам
С таким вот "донесеньем" к Артакшатру,
Случись тебе "его" заполучить?..
(Юдифь с Олоферном зачаровано смотрели друг на друга,  уже не слыша,  не видя вокруг себя ничего.)
Я тоже не помчался... Эй,  приятель...
О свет очей моих,  светлейший Олоферн,
Очнись!
Олоферн. Что?..  Я-а прослушал,  извини.
Ты что-то говорил о фараоне.  (Юдифь,  спохватившись,  прикрылась.)
Вогаоз.
Сказал я... что он мудро поступил,
Доверив молодому полководцу,
Кудеснику военного искусства,
Далёкому от пагубных страстей,
Возглавить наш карательный поход.
Олоферн.
Говаривал,  случалось,  и не раз
Ты,  мой придворный друг,  совсем другое:
Что я – сопливый выскочка и бездарь;
Осёл и негодяй – наш фараон,  
Убить его – и,  дескать,  будет мало! -
Разделать,  как свинью,  и царским мясом
Любимых диких кошек накормить,
Наделать рукояток для ножей
Из бедренных властительных костей.
Как ты противоречьем раздираем!
Вогаоз.
Поменьше слушай разных шептунов,
Завистников ничтожных,  интриганов...
Олоферн.
Поменьше пей и меньше нюхай зелья,
Язык и не развяжется тогда!..
Да что с тобой?.. Ты вроде бы как будто
С лица вдруг спал. С чего бы это,  а?
Вогаоз.
Такое... обвинение...
Олоферн.                   Ай,  брось ты!
Я дал тебе лишь дружеский совет,
А ты,  приятель,  так разволновался.
Вогаоз.
На всякого довольно простоты,
Увы,  и мудрецы не исключенье.
Спасибо,  что так вовремя напомнил
Простую философию народа.
Спасибо и за "дружеский совет".
Олоферн.
Бери и помни... Всё,  визит окончен,
Меня ждут неотложные дела
Владычицы безжалостной,  Войны.
Что оргию прервал,  уж не взыщи.
Рахиль,  надеюсь,  вмиг поправит дело?!
Рахиль.
Рахиль ведь для того и создана,
Чтоб тешить и лелеять господина.
Олоферн.
Ай,  умница!.. Везёт тебе,  Вогаоз,
Пойдёшь в поход счастливым,  отдохнувшим.
Вогаоз.
Мы что-о... уходим?
Олоферн.                   Точно и на днях.
Вогаоз.
А как же... город?..
Олоферн.                 Корпус Мегабúза
Останется высиживать здесь яйца,
А мы с тобой пойдём кружным путём.
До встречи. Развлекайся.  (Повернулся к выходу.)
Вогаоз.                              А-а... девиц-то
Допрашивать не будешь?
Олоферн  (на ходу).          Непременно.  (Отодвинув полог,  кричит.)
Арсес,  ко мне!.. Зайди сюда,  голубчик...
Вот этих двух евреек-перебежчиц
Сейчас же отведи в шатёр к Атýе,
Пусть их она накормит,  напоит.
План крепости с их слов перепроверь
И набело срисуй,  коль будет нужно.
Арсес,  всё понял?
Арсес.                            Слушаюсь,  светлейший.
Олоферн.
К полудню я,  наверное,  вернусь.  (Уходит.)
Арсес.
Привет тебе,  вельможный.
Вогаоз.                              Здравствуй,  здравствуй.
Как вырос ты,  мой мальчик,  возмужал.
Признаться,  я не вдруг тебя узнал,
Когда увидел в свите Олоферна,
Заморыш был,  а вышел бравый воин.
Присядешь,  может,  выпьешь?!
Арсес.                                              Нет,  спасибо,
Сначала – служба.
Вогаоз.                  Чудное вино,
Из погреба сирийского сатрапа!
Такого ты ведь сроду не пивал.
Отведаешь?
Арсес.         Пожалуй.
Вогаоз  (Рахили).        Эй ты,  гнида,
Расселась,  дрянь продажная,  ну мигом
Налей-ка гостю!
Рахиль.               Да,  мой господин.  (Налила вина,  подносит Арсесу.)
Вогаоз.
И мне налей!
Рахиль.         Сейчас.  (Стрелой исполнила приказ.)
Вогаоз  (Арсесу).       Ну что ж,  за встречу!
Я рад,  что снова встретился с тобой.  (Арсес в ответ поднял чашу; оба пьют.)
Ну,  как вино?
Арсес.                       Прекрасное.
Вогаоз.                               А – девки?
Арсес.
Не хуже,  но,  как видно,  не про нас.
Вогаоз.
Рахиль моя рабыня,  можешь с ней!
Я так и быть с другими поиграю.
Арсес.
Я что,  похож на глупого мальчишку?
Вогаоз.
На мудрого – ты точно не похож,
Иначе бы не бегал на посылках
Шестёркой у ровесника.
Арсес.                             Он старше
И род его старинный воевод.
Прости,  но мне пора.
Вогаоз.                      Я рад был встрече...  (Арсес молчит.)
И "дружбу" я не прочь возобновить...  (Арсес смутился,  молчит.)
В любое время можешь приходить,
С любою просьбой можешь обращаться.
Арсес.
Спасибо.  Может... как-нибудь зайду.  (Юдифи,  кивнув на Идель.)
Бери её,  и следуйте за мной.
(Арсес направился к выходу; Идель вскочила,  схватив Юдифь за руку и таща за собой,  устремилась за ним.)
Вогаоз.
Постойте-ка!  (Снял с себя амулет.) Вы кое-что забыли.
(Подвесил его за шнурок на вытянутой  ладони.)
Рахиль.
Ещё  чего!  (Ухватила  шнурок,   но  Вогаоз сжал пальцы.) Дерьма ей,  обойдётся!
Духи мне пригодятся и самой.
Вогаоз.
Тебе уж ничего не пригодится.
Рахиль.
Не в этой жизни,  стало быть,  – в другой.  (Получив кулаком в лицо,  Рахиль падает.)
Вогаоз.
В аду гореть ты будешь чёрной коброй
И гнилью омерзительной вонять.  (Сам подошёл,  надевает Юдифи амулет.)
Храни её,  "отцовский" амулет,
От мести бога страшного... Иди.
(Арсес и девушки уходят; Вогаоз,  вытащив меч,  надвинулся на Рахиль.)
Рахиль.
Неужто ты убьёшь свою Рахиль?
Собаченьку и глисточку свою?!
Вогаоз.
Так глисточка-то змейкой оказалась.
Змею я подколодную пригрел.
Теплом моим живёшь,  меня же жалишь.
И кто ты после этого?!
Рахиль.                       С меня
Обета верной быть ты никогда
Не требовал и даже самолично
Подкладывал под нужных человечков,
Бесстыжих,  жадных,  низких,  гнусных,  подлых
Дельцов и интриганов... как и сам.
Вогаоз.
Тебе ли ставить клейма,  сука,  шлюха,
На тех,  кто судьбы целых царств,  народов,
Не будучи ни богом,  ни владыкой,
Решают или в узел завязать
Способны так,  вовеки не развяжешь!
Рахиль.
Тем гаже и ничтожней ваша роль
Теней владык,  пророков,  полководцев.
Они уходят в Вечность,  вы ж – в ничто.
Величие и слава,  и победы,
Падение,  позор и преступленья –
Всё им принадлежит,  вам – ничего,
Плевков людских – и тех не достаётся.
Вогаоз.
Так,  значит,  презираешь ты меня,
Паскуда,  тварь дрожащая? Ты вспомни,
Как ползала в ногах и умоляла
Родню свою поганую спасти,
Слезами,  соплями сапог мой заливала,
По гроб клялась остаться мне рабой!..
Рахиль.
А этой клятвы я не нарушала
И до сих пор всё рабски исполняла:
Все прихоти,  животные желанья,
Фантазии бредовые твои,
Которые любому человеку
Не то что,  в самом деле,  исполнять –
Сказать о них язык не повернётся!
Вогаоз.
А ты юлишь,  ловчишь,  самаритянка,
Бравируешь бесстрашием,  но вижу,
На струнках слабых силясь поиграть -
Цепляешься и борешься за жизнь.
Не выйдет,  не надейся.
Рахиль.                        Не надеюсь.
За десять лет,  с тобою проведённых,  
Тебя уже я знаю,  как молитву,
Дословно,  досконально,  наизусть.
Лишь лёгким ветерком довольно страху
За жизнь,  за положенье и богатство
Пахнуть в твою трусливую душонку,
Мгновенно начинаешь вычислять
Умом своим коварным,  изощрённым:
Убить,  сбежать,  купить,  продать... продаться!
И действуешь расчётливо и споро,
Безжалостно,  цинично,  без оглядки.
Вогаоз.
Проси пощады,  пламенно покайся
И верной быть и преданной дай клятву,  
Я,  может,  и не стану убивать
Любимую евреечку свою.
Любимую не так,  как эфиопка,  
Сто крат сильней,  со зверским вожделеньем.
Попробуй,  а?!
Рахиль.           Не буду. Бесполезно.
Узрев во мне опасность,  ты же струсил,
Поэтому и меч в твоих руках.
Меня всего разумнее убить -
Легко и без затрат...и безнаказанно,
Тогда уж не предам,  не изменю.
Вогаоз.
Уже ты предала и изменила!
По прихоти твоей в чужих руках
Не деньги,  не карьера – жизнь моя
Висит на волоске от лютой казни!
Рахиль.
Не ты ли сам в Сихеме Олоферну,
Когда вы с ним победу отмечали,
В угаре пьяном хвастая,  поклялся
Разделать фараона,  как свинью?
Вогаоз.
Ой,  лжёшь,  Рахиль. Я пьян был очень сильно,
Ни разу прежде так не напивался,
Но этого ему не говорил
И помню всё-о до мелочи,  что было...
Рахиль.
И как меня на ночь ему отдал?
Вогаоз.
Прекрасно помню,  верно,  отдавал,
Но знал,  что он откажется.
Рахиль.                              А он
Сам дал отказ,  сам взял его назад,
Едва лишь ты,  измаявшись,  уснул!
Но утром возвратил меня как должно.
Вогаоз.
Выходит,  что и не было измены?
Рахиль.
Конечно! Я исполнила приказ
Старательно,  безропотно,  смиренно.
Вогаоз.
Страдалица,  хозяин отсыпался,
А ты трудилась ног не покладая.
Мне совестно ей богу.
Рахиль.                       Не кручинься,
Я счастлива была,  как никогда
За десять лет проклятой жизни в рабстве!..
По гроб мне Олоферна не простишь,
К нему меня ты искренне ревнуешь,
Завидуешь ему... да и боишься.
Вогаоз (ухмыляясь,  сунул меч в чехол).
Страх страху рознь. Ночной кошмар порой
Приводит в ужас нас,  бросает в пот,
Удушьем тяжким мучит,  но как только
Исторгнешь вопль,  рванёшься что есть мочи
И вытаращишь глазки покруглей,
Глядь,  сон ушёл,  а с ним и страх уходит.
Ложишься на другой бочок и мирно
И сладко продолжаешь дальше спать.
Рахиль.
Не верится в спокойствие твоё.
Поди,  злодейство новое придумал?
Помучить,  верно,  хочешь,  поглумиться,
Чтоб вволю местью,  пыткою упиться,
Подольше наслажденье растянуть.
Вогаоз.
Ужель и впрямь ты,  дурочка,  решила,
Что я тебя,  увидев сон дурной,
Убью?!.. Не-ет,  ты ж – любимица  моя,
Поэтому и вольности,  и дерзость
Сношу,  терплю и всякий раз прощаю.
Рахиль.
Прощаешь и предательство моё?!
Вогаоз.
Ну-у... высеку слегка,  потом прощу.
Рахиль.
Не верю,  что ты может пожалеть,
Снести обиду,  запросто простить,
Когда не видишь выгоды прямой.
Зачем-то,  значит,  я ещё нужна,
Но вот зачем,  пока не понимаю?
Вогаоз.
Затем,  зачем нужна была всегда,
Все годы эти – наши десять лет,
Что прокляты тобой сегодня были
В отчаянье,  в горячке,  в исступленье.
Пройдёт. Пустое. Ты же ведь не дура,
Поймёшь ещё,  – поди,  уж поняла! -
Такой свободы,  вольной,  сладкой жизни,
Какой живёшь ты в рабстве у меня,
Ни с кем,  нигде вовек не обретёшь,
Хоть даже и на родину вернёшься.  (Взял её за подбородок.)
Все женщину хотят поработить:
Семья,  мужчины,  церковь,  государство.
Рахиль.
Исхода нет?
Вогаоз.        Один исход – могила.  (Оглаживает её по телу.)
Тебе,  еврейка,  очень повезло:
Хозяином любима и желанна,
Оковы – драгоценные браслеты,
Нить жемчуга – ярмо,  твой рабский труд -
На ложе изнывать от наслажденья...
Рахиль  (оттолкнув его,  откатывается в сторону).
Я-а... не могу.
Вогаоз.           Что-что-о?
Рахиль.                             Я не могу!
Я вижу дикий блеск в твоих глазах,
Блеск хищника,  настигнувшего мышь,
Случайно подвернувшуюся зверю,
Беспечно напросившуюся в пасть.
Не стоит затевать со мной игру,
Сверяя искушение немедля
Отправить жертву прямо на зубок
С желаньем позабавиться немного,
Я больше не желаю забавлять!
Не буду ни за что! Ты мне противен.
Как крыса,  омерзителен и гадок!
Как аспид,  отвратителен и страшен...
В зрачках твоих читаю приговор.
Ну,  где твой зуб? Оскаль его скорей,
Не станет мышка больше трепыхаться.
Вогаоз  (выхватив меч,  замахнулся и,  подавив вспышку ярости,  снова сунул его в чехол).
Я как бы невзначай,  не нарочито
Устрою на неделе Олоферну
И этой новой пассии его,
Которую ты нынче за волосья
Огнянные трепала и стегала,
Просмотр порки злой самаритянки
Со спущенной  хламидою до пят,
В цепях,  без драгоценных украшений,  
Посаженной на хлеб и воду в клетку.
Узришь когда немое торжество
Той самой синеглазой иудейки,
Увидишь равнодушье Олоферна,
Тогда и образумишься,  глиста,
И вмиг оценишь то,  что утеряла.
Захочешь "трепыхаться",  уж поверь мне.
Рахиль (потрясённо).
Прости меня. Прости,  я дура. Дура!
Ой,  дура я...
Вогаоз.         Прозрела наконец.
Рахиль.
Чтоб этих сук спокойненько забрать,
Ведь он меня предал!..
Вогаоз.                       А как иначе
Он мог меня прижать и запугать?
Он выбрал наилучшее решенье,
Пожертвовав тобой.
Рахиль.                     Прости. Прости!  (Хватает его руки,  целует.)
Клянусь тебе,  отныне и до смерти
Быть преданной и верной,  как собака,
Хоть бей,  убей,  хоть ноги вытирай,
Любой каприз,  любое изуверство -
Всё выполню,  всё сделаю,  стерплю!..
Позволь мне только?!..
Вогаоз.                        Что тебе позволить?
Рахиль.
К чему вопрос,  прекрасно знаешь – "что"!
Вогаоз.
Ты жаждешь мести,  – понял,  но какой?
Рахиль.
Хочу её печёнку,  сердце,  матку
Скормить твоим гепардам!..
Вогаоз.                                 Ну и ну-у,
Как женщина звереет в зверском мире.
Как быстро постигает зверский кодекс
И все повадки зверские мужчин.
Рахиль.
Ответь же,  чёрт?!
Вогаоз.                 Ну-у... детка,  я-то думал
Ты хочешь с Олоферном поквитаться...
Рахиль.
Как скажешь,  и его не пощажу!
Я,  правда,  полагала,  что ты сам
Захочешь это сделать,  ведь отныне
Не жить тебе в покое,  без печали,
Пока он ходит-бродит по земле.
Вогаоз.
Ещё,  наверно,  ходит.
Рахиль.                      Ты о чём?
Вогаоз.
Да всё о том же,  глисточка моя.
Рахиль.
Владыка мой,  скажи,  что ты придумал?
Не терпится узнать,  что уготовил,
Какую смерть для нашего врага?!
Вогаоз.
Не знаю точно,  что ваш злобный бог
Бедняге Олоферну уготовил,
Но,  чувствую,  тому,  с кем ты в Сихеме
Так "счастлива была,  как никогда",
А нынче во враги кого вписала,
Конец придёт в ближайшие деньки.
Рахиль.
Постой,  постой... так рыжая пришла...
Убить его?!..
Вогаоз.         Исполнить волю Яхве.
Я с богом вашим ссориться не стал -
Опасно и не в наших интересах...
Как личико твоё переменилось...
Такая бледность мертвенная вдруг.
Тебе нехорошо?
Юдифь (справившись с собой). Завидно просто,
И здесь меня святоша обошла.
Вогаоз.
Не стоит забегать вперёд событий,
Разумней – терпеливо подождать
Развязки предстоящего спектакля.
Юдифь.
Ты прав,  о,  мой мудрейший господин.  (Валит Вогаоза на ковёр,  ложится на него.)
Побей меня чуть-чуть.
Вогаоз.                       Побью попозже,
Ты лучше поласкай,  как я люблю.
Рахиль  (помогая ему перевернуться на живот).
Мой пухленький бесстыжий шалунишка,
Попался! Ух,  получишь у меня!  (Лупит его по филейным частям.)
Попомнишь,  изверг,  бедную Рахиль!
(Одной рукой лупит,  другой – вытаскивает из-за пояса нож Идели.)
Вогаоз.
Кончай играть,  штаны давай снимай!
(Повернул голову и увидел занесённый над ним нож. Судорожно,  панически отбиваясь от бешеных ударов Рахили,  Вогаозу удалось отпихнуть её ногами от себя. Девушка отлетела кубарем,  но тут же,  как пантера,  прыгнула снова и наткнулась на меч,  который перепуганный Вогаоз успел прижать рукояткой к пузу. Острый дорийский меч легко пронзил тоненькое тело Рахили насквозь. Слабеющими ударами она тыкала ножом в руки своего господина,  которыми тот защищал лицо,  пока не повалилась на бок рядом с ним,  совершено обессилев.)
Рахиль.
Чтоб сдох ты... Мама... мамочка... прости...  (Умирает.)
Вогаоз  (уняв дрожь в теле,  закрыл ей глаза).
Ты что же натворила-то,  дурашка?
Глупышка ненормальная,  зачем
Изранила и бросила меня?
Ведь я тебя любил,  а ты,  как сука,
Свинья неблагодарная,  сбежала
Туда,  откуда нет возврата больше.
Ты больше не вернёшься никогда!..
Ну что,  довольна? Счастлива? Ты рада,
Что вечную свободу обрела?!
Свободна ты!! Пляши и веселись!..
А ты лежишь бревном немым... И мёртвым!  (Глухо зарыдал.)
Я зол был,  уязвлён... я ревновал...
Избить хотел... унизить и помучить.
Всё что угодно,  но не убивать!..
Неужто так силён еврейский бог,
Что смог меня заставить сделать это?  (Утирает слёзы,  сморкается.)
Не может быть,  не верю... Но похоже,
Что эту иудейку  (усмехнулся) Иудифь
И впрямь хранит неведомая сила,
Незримая,  могучая и злая,
Ведёт к какой-то цели,  беспощадно
Сметая всех препятствующих ей.
За утро пятый труп уже на счётах.  (Осматривает израненные руки.)
А я,  как видно,  так предупреждён.
Причём уж во второй раз в это утро!..
(С ужасом оглядывает пространство под куполом шатра.)
Эй... Элохим... Иль как там,  Яхве? Илу?..
Короче,  Бог,  давай договоримся?..
Штаны вот только мокрые сменю,
А то неловко как-то... Извини,
Со страху-то могло быть и похуже.
Я мигом,  ладно? Ты уж не серчай.  (Лихорадочно развязывает пояс штанов.)



Оглавление

2. Акт I. Сцена 2
3. Акт I. Сцена 3
4. Акт II. Сцена 4

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

02.08: Юрий Сигарев. Грязь (пьеса)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!