HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2019 г.

Шааранин

Записи Имбо Дауна

Обсудить

Сборник миниатюр

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 13.11.2007
Оглавление

2. 1. Три пробела. Молоко и Кровь
3. Опустошение
4. Как я плюнул в человека

Опустошение


 

 

Голодный и голый, сидел я на кухне и пил иностранное вино. Луны в окне я не видел, как впрочем, и солнца. Я вообще давно не видел никаких светил .

На хуй их.

В открытую форточку дул ветер и играл черными точками в моих глазах. Это мне очень мешало писать статью про художественную галерею. Клавиши с буквами превращались в кашу, и в окне "Верда" вместо статьи появлялось следующее: "Седьмые сутки Николай рыл котлован. Негнущимися пальцами хватал он желтую глину и кидал ее в небо".

Я прекрасно понимал, что если я продолжу в том же духе, то никаких денег за статью не получу и, вполне вероятно, что потрескавшийся потолок кухни непременно ебнется вниз и придавит мой организм со всеми его нуждами и чаяниями. Но Николай продолжал рыть котлован. Ему было безразлично, что станет со мной. Он стонал, переходя на вой, сбивал костяшки в кровь, буравил коричневую глину немигающими глазами и прочее, в том же духе. Мне ничего не оставалось, как разыскать штаны, натянуть мятую футболку с нарисованным на ней то ли фетишем, то ли буквой неизвестного алфавита и пиздовать к Николаю.

Вино я взял с собой и захлопнул дверь.

Мои босые ноги прошлепали по ступенькам, и я оказался на улице. Там никого не было. Никого и ничего. Только кошки выскакивали откуда-то и верещали при моем появлении. Где искать котлован с Николаем, когда кругом, кроме кошек и пустого пространства, вообще ничего нет, я понятия не имел; поэтому пришлось вглядываться в даль и прикладываться к бутылке.

Вино медленно текло вниз и проникало в кровь.

Из дымки, из-за угла вдруг появился бульдозер. Я сразу перестал вслушиваться в свой организм и подумал, что неплохо бы, чтобы за рулем бульдозера сидела симпатичная девушка, знающая, что такое обратная, прямая перспектива, композиция и прочая. Мы бы с ней мило поболтали про это все. Но за рулем сидел мужик. Он спросил:

– Что, бля?

Я запрыгнул в кабину и ответил:

– Будешь? У меня – вино.

Бульдозерист неопределенно мотнул головой, дернул себя за тонкий испанский ус и вцепился в руль. Раздался громкий скрежет ковша об асфальт. Машина тронулась. Мы проехали метров пятьдесят в полном молчании.

Под лобовым стеклом я заметил графический портрет Данте Алигьери работы Доре.

– Данте любите?

– Люблю, бля, люблю, Данте, ебать его в сраку, – ответил бульдозерист, протянул к бардачку волосатую руку достал оттуда папиросу и сунул ее себе в рот.

Я глотнул вина:

– Земную жизнь пройдя до середины я очутился в сумрачном лесу. Да?

– Да, бля, пройдя, – бульдозерист хохотнул. – Ты, бля, чувак, ты. Тебя куда везти? Ты хоть понял?

– Котлован же тут роют. Да? Ты ж туда едешь? Мне нужно поговорить там.

– Хуйли, бля, говорить? Не наговорился, что ли, еще?

– В смысле?

– В смысле – еще и вообще.

– Ну….

– Хуй гну! Не наговорился?

Бульдозер подпрыгнул на колдоёбине, в животе у меня булькнуло, и я подумал: "Ебтать, вообще, я говорить не люблю. Я люблю писать. Но писать, в то же время, это все равно, что говорить. Ну, хорошо, если даже тебя не читает никто, если ты пишешь хуево, то все равно же это – "говорить". Превносить свою долю слов в Логос. Может ли надоесть говорение, проговаривание слов? Хуй знает... Как оно может надоесть? Ведь жизнь человеков состоит из общения. Из общения с живыми существами, с различными вещами материальными, не очень материальным и уж, на хуй, совсем с нематериальными. А значит из познания их. А познание, развитие и есть суть человечья. Выходит, что "говорение" как таковое живому существу надоесть не может и вопрос, по сути, абсурден".

– Вопрос, по сути, абсурден.

– Ты, бля, не наебнись из дверцы, – сказал бульдозерист и дохнул вонючим дымом в мою сторону.

Меня как-то немного дернуло, но я промолчал.

Впереди появился котлован.

Да-да. Я сразу понял, что это – он. Огромный котлован. Дырой в земле он пытался проглотить беззвездное небо.

– Что, бля? – спросил бульдозерист.

– Что, что, – ответил я и отер губы. – Что?

– Вылазь.

Бульдозер остановился на самом краю котлована и стал размеренно урчать.

Мне сделалось немного не по себе. Мне стало страшно.

– Хуйня, – сказал бульдозерист, протянул свою худую волосатую руку к дверце, щелкнул ручкой и открыл дверцу. – Давай, ебай. Не бойся.

Меня как-то словно вывалило из кабины. Я подполз к краю котлована, упер руки в черную, безумно черную и жирную землю. Бутылка вина хлюпнула горлышком и несколько розово-красных капель улетели вниз.

– Скажи, на хуя, ну, блядь, ну на хуя, нахуя ты копаешь этот котлован? – тихо и жалобно крикнул я вниз.

Мой голос шлепнулся пару раз о черные стены и пропал.

Никакого Николая в котловане не было.

Там, вроде как, никого вообще не было, лишь что-то очень тихо и нежно как-бы шевелилось на дне.

Я спустил правую ногу и полез вниз.

Здесь изнемог высокий духа взлет;
Но страсть и волю мне уже стремила,
Как если колесу дан ровный ход,
 
Любовь, что движет солнца и светила.  

Оказалось, что на дне котлована сидит какая-то совершенно непонятная голая телка. Очень красивая. Да... Но мне нужен был Николай.

Я обессилено опустился на землю и спросил:

– Тебя, наверное, Наташа зовут?

Ее оранжевые волосы колыхнулись волной, словно вздохнув о чем-то утраченном.

– Да – Наташа. А, Николай, он – ушел, – она поправила яркие рубиновые шарики, скрепленные черной нитью на шее.

– Ушел? Какого хера он ушел?

– Я не знаю, куда, – тут она коснулась пальцем кончика тонкого, облупившегося от солнца носа, а я встал, походил кругами около этого чудного создания... В смысле – вокруг этой девушки, а не вокруг ее носа... Потом сел рядом. Потом... Потом я захотел закурить, но сигарет не было. Я посмотрел вверх, но, блядь-сука, неба не было видно – только острые, бьющие по зрачкам соски. Ясно, что мне стало немного не по себе, в смысле – хуево. Я вдруг бросился, схватил девушку и это... как говориться, познал ее, нетерпеливо, скользя по черной жирной земле куда-то вниз. В какой-то момент мне казалось, что я доберусь до полного хуй знает чего, но все случилось раньше – я вдруг очнулся, вылез наружу и очутился около опустошенной бутылки красного вина и помотал башкой. Встал с табуретки. Прошел в ванну. Поссал в раковину, потом умылся...

Не то что мне было как-то плохо, или что-там еще со всякими оттенками. Знаете, бля, мне было конкретно охуенно, просто охуено, охуенно хорошо.

Я сварил кофе, позвонил редактору и сказал, чтобы он запихал себе в жопу эту ненаписаную статью про галерею.

– Где, блядь, эта она – твоя галерея, где?! – кричал я.

– Ты же был в ней вчера, – кричал редактор.

– Иди ты в жопу, Коля!

– Ты! Ты! Сам ты иди в жопу! Сколько ты мне материалов уже запорол!

– Да заебись ты до усрачки! Вспомнил, бля! А сколько....

– Ну что? Что?! Что сколько?!

– ...

Так мы продолжали кричать, щелкать ебальниками о края кофейных кружек; а солнце вставало в наших окнах. Я не знаю, как в Колино, а в мое – оно просто врывалось.

Да, бля! Я понимал! Я знал...

Я знал: сегодня к восходу солнца я не просто причастен – это мною сделано.

Стоя у зеркала, продолжая посылать Николая в жопу, на хуй и просто обзывать дебилом, я видел солнечные блики на стенах, в зеркале, на потолке; и, бля, в груди моей трепетало что-то вроде даже похожее на любовь. Что-то теплое и щемящее...

Потом я вышел на улицу. Солнце как-то по-особенному ласково было со мной. Оно словно указывало мне дорогу и, наверное, именно поэтому, ослепленный светом, я споткнулся и ебнулся на проезжей, ну, в смысле, на самой-самой проезжей части... там, где очень много машин. В спине моей что-то вдруг хрустнуло, и я снова увидел до безумья черную землю.

 

 


Оглавление

2. 1. Три пробела. Молоко и Кровь
3. Опустошение
4. Как я плюнул в человека

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

02.08: Юрий Сигарев. Грязь (пьеса)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!