HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2020 г.

Павел Парфин

Погоня

Обсудить

Пьеса


Действующие лица:

 

Артем, мужчина около тридцати

Валентин, мужчина за тридцать

Оксана, девушка двадцати пяти лет


Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 11.04.2007
Оглавление


1. Сцена первая. 1-й день погони
2. Сцена вторая. 3-й день погони

Сцена первая. 1-й день погони


Конец лета. День. На задник проецируется диапозитив с изображением стены в комнате в старом загородном доме. Сзади справа дверь в комнату, слева окно. Снаружи, сквозь ветви запущенного сада, в окно льется рассеянный золотистый свет. Вдоль правой стены стоит старомодный буфет. Посреди комнаты обшарпанный обеденный стол и два стула. Слева от стола диван. Это – диван-трансформер. С боков к нему прикреплены четыре мотоциклетных колеса с толстыми шинами – по два колеса с каждой стороны. К передней стенке дивана приделан откидной руль, к задней – запасное колесо. В собранном виде диван похож на мотовездеход.

Диван разложен.

За столом спиной к двери сидит Валентин, с сосредоточенным видом разбирает финкой пистолет, чистит его. В зубах у него дымится сигарета.

Справа из-за задней кулисы входит Артем, оглядывает комнату. Садится напротив Валентина на второй стул. Вынимает из-за пояса пистолет. Взводит курок, оттягивает на себя затвор и резко отпускает – раздается сухой угрожающий щелчок.

Кладет пистолет справа от себя.

 

Валентин (не поднимая головы и не отрываясь от пистолета). Ну и что ты думаешь? Долго мы будем с ней париться?

Артем. Смеешься? Дело-то плевое… (Вынимает из кармана грецкий орех, кладет на стол и одним ударом рукоятки пистолета раскалывает орех.) Покруче приходилось решать. Ведь так? (Жует.)

Валентин. Точно. Особенно таким профи, как мы с тобой. Ты уже опробовал свои способности?

Артем. Было дело, пару раз пришлось.

Валентин. Всего пару раз? А я уж думал, что у тебя солидный послужной список.

Артем. Ну, конечно, не пару раз. Раз десять… Или даже двадцать. Всех не упомнишь.

Валентин. И как ты это делаешь? Прибегаешь к специальным восточным техникам?

Артем. Я не нуждаюсь ни в каких техниках. Все во мне. Мой дар… Я ведь тебе, кажется, рассказывал, как это случилось со мной?


Пауза.


Валентин. Припоминаю.

 

Артем прячет пистолет за пояс, встает из-за стола. Направляется к буфету. Не дойдя до него, поворачивает обратно. Подходит к дивану. Нагнувшись, проверяет рукой упругость пружин.

 

Артем. Позапрошлым летом я шел со дня рождения кумы. Само собой, как следует поддатый.

Валентин. Само собой. Кто ж трезвым уходит от кумы?

Артем. Да, от кумы просто так не уйдешь… В тот день мы засиделись допоздна. Потом залежались… (Ложится на диван.) Короче, когда я добрался до центрального почтамта, было уже совсем темно. Я стал переходить улицу, и где-то на полдороге зазвонил телефон. Я полез в карман за мобилкой, а в этот момент "опель"…

Валентин. Так водитель тебя что, не видел? Он же мог тебя запросто объехать.

Артем. Он и объехал. Лишь зацепил меня правым крылом. Если бы я был трезв тогда, наверняка б устоял. А так… (Садится посреди дивана.) Вестибулярный аппарат подкачал. Я упал и здорово ударился головой.

Валентин. Голова до сих пор гудит?

Артем. Голова – нет, а вот звонок гудит.

Валентин. Звонок?

 

Артем встает с дивана, садится за стол.

 

Артем. Время от времени звонок дает о себе знать. Это как сигнал: когда в голове у меня начинает вибрировать звонок – значит, пора выходить на связь.

Валентин (завершает сборку своего пистолета, кладет его слева от себя; недокуренную сигарету тушит о столешницу). С этого момента, пожалуйста, не спеша и со всеми подробностями.

Артем. А рассказывать, собственно, и не о чем. Беру телефон и звоню объекту.

Валентин. Да, но что ты при этом слышишь? Ты же слышишь не то, что все.

Артем. Душу.

Валентин. Что?

Артем. Я слышу душу.




Пауза.


Валентин. Погоди…

Артем. Я слышу, как взволнована душа моего объекта или как напугана. Душа его может переживать смертельный ужас, неописуемый восторг или безграничное счастье – все это я могу услышать и запомнить. Я способен уловить любое, даже самое малое движение души. Самую ничтожную, почти незаметную смену настроения. Я могу проникнуть в самые затаенные уголки его души. От меня не уйдешь.

Валентин. Но как ты это делаешь? Берешь телефон и… Я смогу так же, как ты?

Артем. Кинься под машину, может, и у тебя случится то же… Я не могу объяснить тебе механизм моего дара. Просто я умею настраиваться. А когда я настроюсь, внутри меня раздается звонок, и я немедля хватаю свой мобильный телефон и пеленгую душу объекта.

Валентин. Пеленгую душу… Здорово сказано.




Пауза.


А ты можешь сейчас позвонить Немой женщине?

Артем. Могу. Но сначала мне нужно настроиться.

Валентин. И все?

Артем. Да, главное дождаться звонка.

Валентин. Но как же ты услышишь ее? Ведь она немая. Немая женщина!

Артем. Зато ее душа болтлива. Наверняка. Как у любой женщины.

Валентин. Хм, ты прав, я не подумал об этом… И что после этого? Когда ты услышишь ее душу?

Артем. Я буду знать, что она чувствует в данный момент. О чем думает, что собирается делать – куда бежать, где скрыться. Как только я услышу, чем живет ее душа, я сразу же сообщу тебе об этом.

Валентин. А вот тогда настанет моя очередь. Я отыщу ее, где бы она ни спряталась: под землей, на небе, в лесу или толпе. Я непременно настигну ее, как бы далеко она ни была от нас. От меня не уйти, потому что я…

Артем. Человек-аккумулятор.

Валентин. Да. Вообще-то у меня много кличек. Мне лично по душе – Солнцеход.

Артем. Солнцеход… А что, звучит. И, небось, в самую точку?

Валентин. В самое сердце.

Артем. Мощная метафора. Ты прямо как поэт.

Валентин. Я инвалид, а не поэт… Восемь лет назад, когда мы с мамой жили в том горном городке… (Внезапно приходит в ярость.) Чтоб они сдохли, сволочи! И те, которые!.. И эти тоже – ведь они ничем не лучше тех!

Артем. Послушай, если тебе больно вспоминать…

Валентин. А кто еще вспомнит мою маму, если не я?!.. Я до сих пор помню ту бомбежку. Уши сдавило от жуткой, невыносимой тишины, а в глазах какое-то сумасшедшее мельтешение. Туда-сюда проносятся камни, пули, куски окровавленной плоти… Сколько тогда ни искали мать, так и не нашли. Может, прямым попаданием ее накрыло. А меня ранило осколком. В самое сердце. Иван Сергеевич сказал, что ничего нельзя сделать.

Артем. А кто он, этот Иван Сергеич, что берет на себя такое?

Валентин (хватает пистолет и, молниеносно выбросив вперед левую руку, наводит пистолет на лоб Артема). Не трожь Ивана Сергеевича! Я за него кому хочешь глотку перегрызу! Он меня с того света вернул. Хирург от Бога, в военном госпитале, в том же горном городке, оперировал меня. (Опускает руку, со стуком бряцает пистолетом о стол.) Ты можешь это понять?.. А потом дядьке моему, что из Харькова за мною примчался, всю подноготную рассказал. Что осколок засел в моем сердце крепко. И придется мне жить с осколком всю оставшуюся… И что осколок этот – кусок солнечной батареи.

Артем. Да ну?

Валентин. Я тебе врать, что ли, буду? Вот, возьми. (Протягивает Артему финку.) Убедись сам, если не веришь.

Артем. Да верю, верю я… Не могу понять одного: откуда он взялся в тот момент?

Валентин. Осколок, что ли? Хрен его знает. Взялся – и все тут… Но, знаешь, я рад. Я благодарен тому осколку. Бомбежка та гребаная не пощадила матушку, а меня… Из меня сделала супермена, а из сердца – вечный двигатель!.. Ну, почти вечный. По крайней мере, если стоит солнечная погода и я как положено заряжусь на солнышке, тогда… Тогда, пацаны, берегись! Я могу три недели без подзарядки и отдыха шагать в любом направлении. Лезть в гору, переплывать реки, совершать стокилометровые марш-броски. Я излучаю энергию, я заряжаюсь этой самой энергией!..




Пауза.


А какой я трахальщик? Я всегда готов и могу столько, сколько хочет женщина. Даже больше, если вовремя меня не остановить… Когда женщины узнают об этой моей способности, они не дают мне прохода.

Артем. А Немая женщина?

Валентин. Что Немая?

Артем. Я хотел спросить, она тоже от тебя без ума?

Валентин. Ну, не знаю. Когда я ее увижу, когда она увидит меня… Да еще ни одна баба не устояла, чем Немая лучше?! Не устоит и она, вот увидишь. Ты давай, делай свое дело – запеленгуй ее душу. А за мной не постоит. Давай, звони, чего сидишь?

Артем (кладет локти на стол, поднимает руки и сжимает ладонями голову). Сейчас… Звонок… Вот, наконец-то. Давно не удавалось настроиться на него. (Торопливо подносит к уху телефон, слушает.)

Валентин. Ну что там? Не тяни!

Артем. Ничего.

Валентин. Как, черт тебя подери, ничего?! Ты же сказал – слышишь душу!

Артем. Так ведь и вправду слышу. Только и она, душа ее, складывается впечатление…

Валентин. Как же ты достал! Дать тебе, что ли, один раз, но как следует. Чтоб не жевал сопли, говорил быстро и по делу.

Артем. Не горячись. Просто… Я такой души еще не встречал. Я слушаю ее, а она…

Валентин. Ну? Щас врежу, нет больше никакого терпения!

Артем. …А чужая душа слушает меня. И – хихикает.




Пауза.


Валентин. Как… хихикает? Это что ж получается: мы тут в полном напряге, ищем и пеленгуем ее, а она – ржет над нами?

Артем. Хихикает. Вот так: хи-хи…

Валентин. Да один черт! Где эта дрянь?! Быстро доложи мне, где эта дрянь?!

 

Артем и Валентин так увлечены обнаружением Немой женщины, что не замечают, как в комнату входит Оксана. В руке у девушки небольшая плетеная корзина, с которыми некоторые женщины предпочитают ходить за покупками на продуктовый рынок; сверху корзинка накрыта кухонным полотенцем. Ступив два шага к центру комнаты, Оксана застывает в оцепенении, ошеломленная невероятно возбужденным, озлобленным видом Валентина.

 

Артем (еще плотней прижимает к уху корпус телефона). Тс-с, не поверишь… Здесь. Где-то совсем рядом.

Валентин. Где-е? Так что ж ты раньше молчал, кретин?! Вперед!! Мое сердце перегрелось от дурацкого простоя; еще минута – и его разнесет вдребезги! Мое сердце не выносит долгих пауз, оно гонит меня прочь. Прочь из этого затхлого вонючего мирка, обреченного на серость и прозябание; вперед, навстречу соленым подвигам и безумным делам! Я – супермен! Я все смогу!

Артем. Мы – супермены! Мы все можем!

 

Вздохнув, Оксана наконец двигается с места – с каждым шагом все решительней сокращает дистанцию между ею и двумя разгоряченными приятелями. Заслышав шаги, мужчины поворачивают к ней головы.

 

Оксана (подходит к столу, улыбается озорно и приветливо). Вот смотрю я на вас. Чего разорались-то, дурачье?

 

Валентин настороженно, почти враждебно рассматривает девушку; Артем ухмыляется. Оксана опускает на стол корзинку.

 

Валентин. Ну-ну, поосторожней! Выкладывай, чего надо, и проваливай.

Оксана. Если станете вопить так и дальше, распугаете не только немых, но и глухих.

Валентин. Ну! Я же сказал: по-быстрому! Чего надо?

 

Артем смеется.

 

Ты-то чего ржешь?

 

Артем. Это же Ксюха.

Валентин. Мне-то какое дело до того, что она Ксюха?

Артем. Так ты ж сам меня попросил, чтоб я ей позвонил… Ксюха обед нам принесла!

Валентин. Я не ем. Мне это не нужно. Я питаюсь только светом, а солнечной энергии во мне по самые… Короче, вам и не снилось.

 

Оксана, не слова ни говоря, вынимает из корзинки два свертка. Разворачивает один, тот, что побольше, – в нем бутерброды.

 

Оксана. А теперь сюрприз! (Разворачивает второй сверток – в нем три яблока.) Посмотрите на это. Здорово, да?

Артем (паясничая, склоняется над яблоками). Где, под яблоками?

Оксана. Дурачок, не под, а сами яблоки!

Валентин. Ну яблоки, что тут такого? Я-то думал, ты нам какой-нибудь глюконат принесла.

Оксана. Да вы что! Посмотрите, какие они блестящие, гладенькие! А как пахнут – просто чудо! Неужели вы…




Пауза.


В вашем саду, кстати, нашла. На дорожке, в двух шагах от калитки.

Валентин. Хватит болтать.

Артем. Правда, Ксюха, что ты к нам со своими яблоками привязалась?.. Мы тут к такому делу готовимся.

Оксана. Да ну вас! Вот и ешьте ваше дело. А я яблочко погрызу. (Берет яблоко, аппетитно откусывает от него.)

 

Валентин с недоумением таращится на девушку. Артем запускает руку в корзинку, вынимает одно за другим – бутылку вина и три бокала. Последней на свет появляется коробка конфет "Raffaello".

 

Артем. Так тут есть и выпить что. (Разливает вино в бокалы. Протягивает девушке коробку, Оксана берет конфету – лакомится ей.)

Валентин (пригубляет свой бокал). Ну, это можно. От этого я никогда не отказывался. Жаль, на солнце не встретишь сорокоградусную…

Артем. Да ты что?! Температура Солнца, знаешь, какая?!

Оксана. Ребята, успокойтесь! Вам от Олега письмо.

Валентин (настороженно). От какого еще Олега?

Артем (продолжает дурачиться). Не нужны нам никакие олеги, когда у нас есть ты – Ксюшка-душка.

Оксана. Слушайте, может, вы тут уже приняли без меня?.. Олег – ваш третий. (Достает спрятанное на груди письмо; ее рука с письмом застывает на одинаковом расстоянии от обоих мужчин. Девушка явно растеряна, не зная, кому первому вручить письмо.)

Он с тем же заданием… только…

Артем. Ну-ка, дай сюда письмо. (Выхватывает у нее конверт.) Что он тут… (Вынув из конверта лист бумаги, читает.) Та-ак… У него особая миссия, ясно? Поэтому он будет держаться особняком. Поодаль от нас.

Валентин. Олег? Будет отдельно от нас?.. (В задумчивости.) Ну да, конечно, он же…

Артем. Ты знаешь его?

Валентин. Не то что бы знаю…

Оксана. Очень симпатичный молодой человек!

Валентин. Он… смертник.

Артем. А-а, тогда понятно, почему он тебе понравился. Перед смертью все стремятся хорошо выглядеть.

Оксана. Вот дурак! Больше ничего умного не мог придумать?

Артем. Ой, обиделась, что ли? Неужели так понравился будущий покойничек?.. А кроме шуток, Валя, что ты о нем знаешь? Почему назвал его смертником?

Валентин. Он старше меня всего на год или два. Но хлебнул уже сполна… Восемь лет назад пришлось ему воевать в 70 километрах от самого ненавистного места на свете. Того горного городка, где моя мама родила меня… и встретила свою смерть.

Оксана. Его серьезно ранили?

Валентин. Вначале убили, замучили на смерть его подружку. Она служила в той же роте санинструктором…




Пауза.


Он возненавидел лютой ненавистью всех террористов, которые есть и еще будут. И заочно приговорил их к смерти. Да он сам искал смерти! При любой возможности рвался на передовую, лез на рожон. Но судьба, как это часто бывает, поступила по-своему. Не стала вступать с ним в открытую схватку, а подстерегла в засаде…




Пауза.


Ему поставили искусственные почки. А через месяц, когда пришел срок выписываться, он отвалил хирургу сумасшедшие деньги… Тайком заплатил хирургу, чтоб тот вживил ему мину. Подключил ее к искусственным почкам.




Пауза.


Артем. Выходит, Олег – ходячая мина.

Валентин. Можно и так сказать.

Оксана. Боже, такой на вид, казалось, серьезный, надежный мужчина. Вежливый, обходительный. Красивый вдобавок…




Пауза.


И на фига это ему нужно? Он что, больной?! (Опрокидывает бокал – вино разливается по столу.) Что за хрень, а не жизнь! Он хочет покончить с жизнью, да?!

Валентин. Психологически неуравновешенный. Я же сказал: он поклялся отомстить за свою девушку. Унести с собой как можно больше террористов. А заодно и свести с жизнью счеты.

Артем. А что он один может? Это только в кино, где всякие рембо фокусы показывают.

Валентин. Он и есть фокусник. Человек-бомба. За километр чует террориста. Если засечет, то все – хана, ни один не уйдет… Его ненависть к врагам патологических масштабов. Колоссальной убойной силы. И ужасно токсична…

Оксана. Ну, наверно, не сильней, чем ненависть его девушки. Останься она жива, она бы рассказала ему, как горячо ненавидит своих насильников.

Валентин. …Когда он окажется в гуще террористов, он воспылает к ним столь мощным чувством… просто звериной яростью! Не найдя выхода, эта ярость отравит его кровь. Весь организм его будет отравлен справедливой ненавистью и жаждой мести, как реки в день Страшного суда.

Оксана. Это правда?

Валентин. Почки не справятся с бушующей кровью, заклинят намертво – и уже в следующую секунду придет в действие взрывной механизм. Тогда никому не уйти от возмездия.




Пауза.


Оксана. Верится с трудом. Что могут две маленькие почки против армии террористов?

Валентин. Олег предусмотрел этот вариант. И попросил хирурга-минера подключить к бомбе, кроме искусственных почек, прямую кишку.

Оксана. Прямую кишку? Но там же – экскременты!

Валентин. Ну что ты, какие экскременты? Всего лишь дерьмо.

 

Артем вынимает из коробки конфету, кладет на стол и разбивает ее рукояткой пистолета – в стороны разлетается кокосовая стружка.

 

Артем. Вот это ход! (Разбивает еще одну "Raffaello".) Смертоносное дерьмо – новейшее оружие массового поражения! О таком я еще не слыхал… Объясни мне только, как может быть нам полезен Олег со своими взрывоопасными почками?

Валентин. Все очень просто: ты ищешь Немую, ловишь ее душу на слух, я преследую ее в любой точке земли, загоняю в угол, как бешеную кошку, а Олег… подрывает.

Оксана. Но ведь тогда он… ценой своей жизни…

Валентин. Он поклялся отомстить, понимаешь, поклялся! Его жизнь без любви не имеет смысла, она тяготит его… Вспышка мести, взрыв – и долгожданная развязка.

Оксана. Это ужасно! Его сейчас же нужно остановить! Почему никто из вас не хочет его остановить? Артем, я знаю, ты можешь, почему же ты ничего не делаешь?!.. Нет, я сама, я бы смогла его убедить. Да, я хочу встретиться с ним снова, я отговорю его от этого безрассудного поступка. Какая бы ни была его любовь, умирать вот так… ни за что…

Валентин. Брось, противно слушать. Что ты знаешь о любви? О настоящей любви, а не о слюнявых поцелунках и глупых обжиманьях в темноте. Настоящая любовь для кого-то спасение, а для кого-то – смерть.

Оксана. Все, с меня хватит. Больше ни слова о смерти!.. И о любви – довольно.

 

Оксана уходит. Артем провожает девушку долгим взволнованным взглядом. Наливает себе вина, выпивает залпом. Затем наполняет бокал еще – снова пьет. Все это время, пока Артем пьет, Валентин не сводит с него цепких подозрительных глаз. Артем ставит пустой бокал на стол, встречается взглядом с Валентином.

 

Артем. Это она… Оксана сбила меня в тот вечер. Она была за рулем того "опеля".

 

Медленное затемнение. Мужчины замирают, как очарованные, глядя друг на друга. Их силуэты плавно растворяются во тьме.


Оглавление


1. Сцена первая. 1-й день погони
2. Сцена вторая. 3-й день погони

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

08.11: Художественный смысл. Зависимость (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2020 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!