HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2020 г.

Геннадий Михлин

Лирика

Обсудить

Сборник стихотворений

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 10.10.2020
Иллюстрация. Название: «Нева». Автор: Антон Успенский. Источник: https://gallerysmart.ru/katalog/neva.html

Оглавление

  1. Без предупрежденья
  2. Белый цвет и бледный
  3. Когда-то бесовские волны
  4. Виденья
  5. Не боимся, как будто мы вечные
  6. Эго
  7. Умирает могила


Без предупрежденья

Громко лопаются почки –
весело и звонко.
Сон спугнёшь глубокой ночью,
чувственным ребёнком.

Властно раннею весною
чудо сотворенья
вдруг накроет с головою
без предупрежденья.

И не вспомнишь, что шептала
тусклым днём осенним,
как дрожала, трепетала
с листиком последним.

Как смотрела вдоль тропинки
что ведёт к парому;
как плывут по речке льдинки
от тебя к другому.

А теперь за всё в ответе
почки возрожденья
и минуты, что на свете
без предупрежденья...

Белый цвет и бледный

В природе только белый цвет и бледный,
спустилось рыхлое, мохнатое крыло,
угрюмый лес печальный, безответный
стоял.
Оледенело, замело.

Всё ниже гнутся ветви, тяжелея,
и кажется, что это на века...
Когда-то зелена была аллея,
теперь же вот – застылая река.

Ни звука, ни движения живого,
все грустно, безысходно от тоски,
трагично, пусто, одиноко, вдово...        
И пульса нет, не бьётся кровь в виски.

*

Так было давеча – без голосов,
Но нынче слышал – тенькнула синичка.
По приказанию каких часов
в природе будто кто-то чиркнул спичкой?

Причудилось, что теплится заря,
хотя ещё лютует минус-градус.
И всё-таки, и всё-таки не зря
синичка тенькнула.
Ну чем не радость?

Когда-то бесовские волны

Когда-то бесовские волны ревели,
и шторм по-хозяйски за шиворот лез.
Теперь же пылятся под койкой гантели,
нога хоть родная, но лучше б протез.

А где-то по-прежнему волны в заминке,
как на поминках толпа моряков,
и до горизонта маячат затылки
усталых, лохматых, седых стариков.

Что ждёт впереди? Больница, каталка…
Спасибо – не надо, спасибо – не жаль…
Семейный уют – это кресло-качалка,
блестит на столе к юбилею медаль.

Уже не открыть вожделенных Америк,
стопарик – сто граммов – не по годам.
Потери – победы, победы – потери…
«Нельзя к пациенту, я всё передам…»

Виденья

Нет места более печального вокзалов,
печальнее басистых штормовых портов.
Нет ничего печальней мрачных терминалов
и паровозно-соловьиных дискантов.

Тётю Шуру провожали не родные.
Был конвой, транзит из плена, лай собак…
Было! Жизнь копейкой висла над обрывом…
На копейку ту – с судьбой игра ва-банк…

Тётя Шура водку глушит «стакана́ми»,
проклиная плен немецкий и Сибирь,
нас, детей, пугала редкими зубами,
в том виной была цинга и бригадир.

В глубине очков не виделось предела,
отражалась только лампочка звездой.
С хрипотцою тётя Шура тяжко пела,
залпом выпит был стакан очередной:

«Нас увозили вдаль в столыпинском вагоне,
и любовалась я Советской стороной.
В оконце Родина на длинном перегоне
через решётку тоже любовалась мной».


Эх, тётя Шура! Помнить буду – не забуду,
что горестей твоих не сгладила слеза,
грохотало твоё время вхолостую:
дважды пять годков гремела та гроза.

Память юная с годами всё дороже,
показной с трибун пыхтел патриотизм,
да и нам, юнцам, досталось малость тоже:
верили, что приближали коммунизм!

И партком, и профсоюз –
тот, что «Школа коммунизма»,
толковали без комизма
про гнилой капитализм.

Семимильными шагами
мы шагали в коммунизм,
а как «Завтра» наступило,
глядь – гнилой капитализм…

Не сказать, чтоб боль проснулась
потрясением души.
Может, просто мы вернулись?
Или просто не дошли?

Мы – объекты воспитанья,
я – объект был воспитанья,
и, конечно, воспитался.
Но в итоге воспитания,
осиная талия девушки Тани
в воспоминаниях
вызывает мысли сентиментальные
гораздо более сильные,
чем все стяги и транспаранты алые,
от площади растекающиеся многопало,
по улицам демагогией красного цвета.
При этом, при этом кричали:
– Привет вам, труженики Советов!
Кричалки на площади, вы ещё живы?!
А перед глазами – старик был, служивый,
под шапкой солдатской и шашкой согбённый…
Не пьяный, но странный, ещё «доревлюцьённый».
Курсантам в бушлатах не резало ухо,
когда он кричал нам: «Давай, ремеслуха!»
Бант – каплею крови поверх шинели,
а рядом – медали крестами звенели.
Топтал тротуар деревянной культёю,
он был с нами рядом и был он со мною.
В морщинах лицо его, оспой изрыто,
оно не забыто, не стёрто, не смыто.

Виденья тревожат, как температура:
Тот старый солдат и моя тётя Шура.
Плетутся морщинами судьбы, ланиты…
Так морщатся трещинами граниты.

Не боимся, как будто мы вечные

Не боимся, как будто мы вечные.
Завираниям веря с готовностью,
называем их чистосердечными,
не стыдясь перед собственной совестью.

Вот вопрос до зубного скрежета:
Где итоги, а что впереди?
Сожалений вагон и тележечка,
разгрузить их попробуй, поди!

Набирает по рельсам скорость он,
всё под горочку, да в никуда…
Груз его – бесполезен, миль пардон…
В никуда, через годы-года!

Наша жизнь, это что за субстанция?
Промелькнула морей череда…
Вон, левее – причалы и станция,
платья ситцевого белизна,

а правей – корабельными мачтами
трубы Выборгской стороны,
а за городом стройки дачные
из фанеры – предельно скромны.

Помнишь ты, старшеклассница-девочка,
свою верную, лёгкую тень?
Вот же я – в белый свет, как в копеечку
улетел, и назад прилетел.

Прилетел перелётною птицею,
словно в жизни от стаи отстав,
чтобы болью воздалось сторицею
за былой «преступлений состав».

С грусть-тоскою по Ленинграду
от любви, а бывает, спьяна
вдруг представлю себя в блокаду…
Не судьба – лишь молчит тишина.

А в то время, без сомненья,
с предыдущим поколеньем
полегли бы как поленья,
вмёрзши в зимний монолит.
И, конечно же, над нами
помполит не пел молитв.
Как в кино плохой артист
прокричал бы, что героям
смерть красна за коммунизм.

Вехи – время, время – вехи,
психологии огрехи:
с глаз долой – из сердца вон?
Не нужны напоминанья
про какие-то страданья?
Мы не помним? Мы не знаем?
Что ж, тогда опять – пардон!

Эго

А ты можешь смотреть философом
на себя самого из космоса?
Кто ты, что ты, откуда, зачем?
Промелькнул, чтобы сгинуть совсем?

Человеческая эволюция!
Револьвером, поленом… замучено…
Как ни в чём не бывало, заученно,
напеваем лишь – «Bésame mucho!»

Если б было дано пожизненно
нам заглядывать в душу ближнего,
мы б не делали многого лишнего:
убоялись глядеть в душу ближнего.

Только что это значит – душа?
То, про что говорят «ни шиша»?
Да и правда ли, что ни гроша,
ничего не найдёшь, потроша?

Растолкуй нам, Всевышний, по должности:
что есть грех, подводящий нас к пропасти,
про борьбу противоположностей –
между эго и искоркой совести.

Умирает могила

Умирает могила на кладбище,
у надгробия нет больше силы.
Кто нашёл здесь когда-то пристанище?
А теперь вот черёд могилы.

По надгробию судя, не нищим был
твой питомец, Приют Печальный.
Тут на кладбище мало сыщется,
где грифоны в граните страдальны,

где скорбящие лики и ангелы,
где орнамент кружит вензелями,
где холодного мрамора факелы,
освещают рельеф с лебедями.

Здесь читают случайно и шёпотом
титры, крытые веком и мхами.
А когда-то ведь титры золотом
на восходах багряных сверкали.

Год рождения – восьмисотые,
а что далее – пулями сбитое…
Это значит, что люди работные
тут крепили ряды монолитные.

Корни дуба могилу вздыбили,
не придут ни родные, ни близкие.
По подвалам тюремным выбиты,
все расстреляны или высланы.

Отгремел револьвер революции,
оставляя печати вандаловы,
Мать-Земля прячет плиты могучие
вместе с прошлым, балами и дамами.

Нету памяти – значит, не выстоять,
Смерть могилы – такою быть доле.
Нуворишу, наверное, выстроят
виллу здесь.
Как в соседнем районе.

Умирает могила на кладбище.

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

30.11: Яна Кандова. Задним числом (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2020 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!