HTM
Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2019 г.

Мастерство перевода

Кучкар Наркобил. В тот день мы не вернулись из боя…

Обсудить

Повесть

 

Перевод с узбекского Лиры Пиржановой

 

 

Купить в журнале за ноябрь 2018 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2018 года

 

На чтение потребуется два с половиной часа | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 25.11.2018
Оглавление

11. Часть 10
12. Часть 11
13. Часть 12

Часть 11


 

 

 

Утром звук холодной тревоги призвал солдат на плац. Для завтрака ещё было рановато. Солдаты, стуча оружием, повыскакивали из казармы, не понимая в чём дело. Миномётчики, танкисты, артиллеристы давно уже стояли в строю. С южной части примкнула впопыхах прибежавшая рота разведчиков и сапёров. Пехота как обычно присоединилась последней. Перед президиумом по рангу выстроились все офицеры части. После того как построились, командиры отрапортовали перед начальником штаба.

Офицеры были в замешательстве. Было ясно, что этот сбор не по случаю предстоящего боя, не военная подготовка и не призыв к завтраку.

– Похоже, что произошла какая-то беда, – сказал Ринат, стоявший за моей спиной.

– Если это из-за вчерашнего случая, то нам конец, приятель.

– Да, нет. Кажись, это не то.

– Тогда, значит, ещё кто-то попался или зарезали советского солдата.

– А может, выйдем в бой.

– Если б в бой, тогда бы пораньше объявили. Нет, здесь что-то не так.

Снова прозвучал приказ «смирно», и со стороны президиума вышел командир полка. Он немного постоял и, выпрямившись, во весь голос сказал:

– Товарищи солдаты, бойцы! Вчера у нас в полку произошло самое что ни на есть чудовищное происшествие. Стыдно даже озвучивать его. Это оскорбление принижает честь советского солдата. Вчера из роты разведчиков…. Да, да, командир разведчиков, товарищ Гендуллин, слушайте, это касается вас. Один солдат решил продать оружие в одной из близлежащих деревень. Он украл автомат из штаба и вступил в сговор с местными ребятами, чтобы продать украденное. И вот результат.

Из-за президиума появились на плацу два солдата-медбрата с носилками и с ними офицер. Они пошли в сторону правого крыла строя – к разведчикам, демонстрируя всем носилки. Когда они подошли к нашим, я вытянулся, чтобы разглядеть. На носилках лежал в жалком виде солдат с продырявленным пулей лбом. В том месте, где вошла пуля, образовалась дыра, которая была прикрыта купюрой в десять афгани в форме треугольника. Глаза солдата были навыкате и смотрели в небо. На него жалко было смотреть.

Носилки показали всем солдатам в полку.

– Теперь мы напишем в школу, где он учился, в исполком города, где он жил, в комитет комсомола. Сообщим, что рядовой Игнатьев не подчинялся дисциплине, не признавал устав армии, не выполнял приказы своих командиров и не ценил друзей-бойцов. Если бы этот солдат уважал свою мать, то он не поступил бы так. И, наконец, он опозорил честь советского воина и получил соответствующую смерть. Я требую, чтобы вы соблюдали дисциплину и подчинялись приказам командиров и уставу.

После проповеди командира в каждой роте до завтрака было назначено проведение получасового политического урока. Я до смерти ненавидел гнилую философию замполита. Как говорится, из вонючего рта выходят тухлые вещи: он говорил всегда о смерти и беде.

Всю роту завели в маленькую душную комнату в конце казармы. Кроме дежурного, все должны были слушать речь замполита. Я уселся рядом с Ринатом в углу комнаты и начал писать домой письмо. Когда вошёл замполит, все с шумом встали с мест. Я продолжал писать, не вставая, укрывшись за спиной солдата, стоявшего передо мной. Рота молчала и не шевелилась. В комнате стало тихо. Опираясь животом на стол, через ребят я посмотрел на замполита. Он наблюдал за мной уничтожающим взглядом. Я как ни в чём не бывало продолжил писать. Гордость не позволила мне подчиниться. В этот момент я ещё раз почувствовал, как же я всё-таки ненавижу этого замполита. В то же время я понимал, что он начнёт сейчас издеваться надо мной, произносить неприятные для меня вещи, упрекать, обливать грязью и задевать.

– Ну-ка, встань, встань, солдат.

Я, будто не слыша его слова, ещё больше нагнулся. Я нарочно шёпотом читал свои записи. Остальные, дрожа от холода, стояли на ногах, и никто не двигался. Все ждали команду «вольно». Замполит разгневанно повторил.

– Встань, солдат! Товарищ, это тебя касается. Хватит дурачиться.

Я встал с места. Замполит покачал головой, будто раздосадованный. Затем с яростным видом уставился на меня:

– Да, солдат. К чему такая спешка. Думаешь, если служба подошла к концу, то можно на всё положить, да?

– А на что я положил?

– Ты поперёк положил и на офицеров роты, и на братьев по оружию, и более того, на устав.

– Я ещё ни на что не ложил, товарищ, старший лейтенант.

– Ну, чёрт побери, ты уже слишком оборзел. Ты сейчас чем занимаешься? Ты офицера в грош не ставишь, так?

– Никак нет, товарищ старший лейтенант. Я хотел написать письмо домой.

– Ты не видел, как я вошёл?

– Видел, товарищ старший лейтенант.

– И этим ты мне и положил, да, солдат?

– Никак нет! Я же говорю, что писал письмо домой.

– Ладно, поговорим после занятий, товарищ солдат.

Ринат толкнул меня в бок. Я хотел ещё немного попререкаться с замполитом. Почему-то я горел желанием поиграть у него на нервах.

– Товарищ старший лейтенант, для нас лучше заняться чем-нибудь полезным, чем слушать политическую лекцию. Например, почистить оружие, помыться или написать письмо домой. Зачем собираться в маленькую душную комнату и сидеть, зевая, в тесноте?

– Да-а… значит, вот какая у тебя философия, товарищ рядовой. Значит вам это не нужно.

– Так точно, товарищ старший лейтенант.

У замполита побледнело лицо от негодования.

– Всем сесть. Ты, эй, я тебе не разрешал. Встань. Выйди из комнаты. Вон отсюда! Я тебя, я тебя….

– И пойду.

Взяв со стола недоконченное письмо и ручку, я направился к двери.

– Стой, солдат, – сказал замполит, стуча ногтем по столу, – сейчас пойдёшь прямо к командиру роты и скажешь, что тебя выгнал с занятий я – старший лейтенант Шерстюк. Скажешь, что ты позабыл дисциплину и порядок.

– Есть, лейтенант. Так и скажу.

– Старший лейтенант!

– Есть, товарищ старший лейтенант. Какая разница?

Выйдя в коридор, я почувствовал некоторое облегчение. Взял из тумбы Рината бутылку «Сиси», выпил до конца и наполнил её обычной водой. Выпьет, когда вернётся с занятий Замполит «ака»[30] и, скорее всего, обматерит меня как следует. Я подумал, что если лягу на кровать, то кто-нибудь из офицеров обязательно меня найдёт и накажет как следует. Поэтому вышел наружу. Дежурному солдату я поручил не говорить, что видел меня.

Как только я вышел и повернул по бетонному тротуару, послышался стук в окно офицеров. Я повернулся и увидел командира роты, который поманил меня жестом.

– Почему просто так слоняешься? – спросил он, сидя на стуле, закинув ногу на ногу и давя папиросу в пепельнице.

Я пробежался глазами по душной комнате и по столу, где стояла пустая бутылка «Столичной», салаты и остатки рыбы. Внутри была разбросана одежда и другие вещи.

– Я выходил на улицу. А этот замполит меня выгнал с занятий. Я хотел доложить вам об этом, но дежурный сказал, что ротного нет в кабинете.

– Ну, тогда ничего, – сказал он и поставил локти на стол, сомкнув кончики пальцев. – Что ты вообще делаешь? Так надоела ваша недисциплинированность. Да, верно, вы хорошие бойцы. Всё понимаете. Проявляете отвагу в боях. Но вы же в армии, вы же солдаты. Надо же знать границы дозволенного. Все вы курите это самое, пьёте, не признаёте офицеров. Я хорошо понимаю, что война изматывает человека. Но это не даёт нам право делать всё, как мы пожелаем. Мы обязаны считаться с окружением. Боец должен быть всесторонне совершенным. Ты понял, эй?

Он поднёс сигарету «Ростов-на-Дону» к губам и по-щёгольски откинулся назад. Красными от бессонницы глазами он уставился в одну точку, сморщил лоб и тяжело вздохнул. Дымя в потолок, он произнёс:

– Ты женат?

– Я холост.

– А у меня есть дети. Жена занимается ими. Вообще, я расстраиваюсь, когда думаю о них. На войне по сравнению с другими проявляет волю только тот, кому нечего терять. А родители есть?

Я был удивлён, что командир роты так быстро изменился, и у него появилось желание поговорить со мной по душам.

– Родители есть. Нас десять человек в семье.

– Знаю, узбеки любят детей. Странный народ. Ты не обижайся на мои слова, но зачем так заставлять себя страдать?

– У нас многодетный человек – богатый человек.

– Ну да, ладно. Слушай, сбегай за «Столичной», только чтобы никто не заметил, и на глаза комбату не показывайся.

Он вынул из кармана сто чеков и положил на стол. Взяв деньги, я вышел наружу и, проходя мимо окна комнаты, где проходили занятия, нарочно пошёл медленной походкой, дымя сигаретой. Солдаты, словно птицы в клетке, с мольбой в глазах слушали лекцию.

Когда я принёс «Столичную», командир роты, открыв окна, читал книгу, лёжа на кровати. Поставив бутылку на стол, я попросил разрешения удалиться, но он жестом приказал мне сесть. Сев на стул, я привёл в порядок посуду, почистил пепельницу и тарелки от остатков рыбы. Командир подошёл ко мне вплотную и открыл водку.

– Посмотри в шкафу. Там должны быть бокалы.

Он протянул мне выпить. Этого я совсем не ожидал. Не было причин отказываться, потому что я чувствовал, что командир это делает искренне.

– Ну-ка, давай, взяли. За то, чтобы вернуться домой живыми и здоровыми. Пусть предстоящий бой пройдёт без потерь.

Мы подняли бокалы. На закуску я съел салат из капусты и выпил «Сиси». Чтобы не выдавать своё волнение, я оглянулся по сторонам. Командир снова налил. Мы выпили опять.

– Завтра будем воевать, дружок, – сказал командир, пуская дым кольцами в потолок.

– Будем, не впервой же, товарищ старший лейтенант.

– Разница в том, что в этот раз пойдут только разведчики и наша рота. Через неделю намечается поход в Пакмон[31]. Сегодня армия выйдет в рейд. Нам поручено разузнать ситуацию и проверить дороги.

Я хотел было сказать, что опасно отпускать только две роты, но перед командиром не осмелился это выговорить.

– Пакмон так Пакмон, товарищ, старший лейтенант. Сходим. Ничего страшного.

– Да, кстати, из-за вчерашних неприятных событий нам поручили это дело. Сейчас я не могу наказать ни одного солдата за нарушение дисциплины. Мне нужны пусть и скандальные, но смелые, отважные бойцы.

– Ребятам из нашей роты можно доверять, товарищ старший лейтенант.

– Людей будет мало. На каждую машину по три пехотинца хватит. Все машины выйдут в бой. Пакмон – это равнина. Там удобно воевать на БМП-2. От операторов многое зависит. Как твоя машина? Всё в порядке?

– Так точно. Машина отличная, я уверен. Снаряды полностью нагружены, ствол почищен, связь хорошо работает.

– Тогда поеду на твоей машине. Скажи Ринату, пусть проверит топливо и аккумулятор.

– А когда выходим?

– Ночью, в три. После завтрака пехотинцы, механики и операторы пойдут в парк. Офицеры проконтролируют. Весь день будем работать в парке. Ну, бери, мы ведь с тобой теперь в одной лодке. Дай бог вернуться живыми. Пусть нам обоим повезёт после боя выпить вот эту оставшуюся водку, – командир роты залпом выпил бокал, а оставшуюся часть поставил в шкаф.

Попросив разрешения, я встал. Водка сразу ударила в голову. В голове у меня значительно прояснилось.

– Ты сыт? – спросил командир роты, когда я коснулся дверной коробки.

– Так точно, товарищ старший лейтенант. До обеда могу дотянуть.

– Тогда отдохни до одиннадцати. Рота, вернувшись с завтрака, пойдёт в парк. Запомни, ровно в одиннадцать ты должен быть там.

– Есть, товарищ старший лейтенант. Спасибо вам.

– Не за что. А теперь иди, замполиту я сам объясню.

В коридоре казармы, словно птицы из клетки, солдаты с нетерпением повыскакивали из комнаты. Чтобы не показываться на глаза замполиту, я спрятался за дверью. Он, видимо, давно заприметил меня, когда я ещё вышел в коридор, и завизжал:

– Рядовой Норкабилов! Ну-ка, подойди ко мне!

Как ни в чём не бывало я стоял перед замполитом.

– Разрешите обратиться, товарищ старший лейтенант!

– Ты сказал ротному?..

– О чём?

– О том, что я тебе говорил, солдат! Я же сказал тебе, чтобы ты доложил ротному, что замполит тебя выгнал с занятий.

– Ах, да, конечно.

– Стой ровно. Ты почему дурачишься?

– Я не дурачусь. Мне ротный сказал, чтобы я отдохнул. Сказал, если не вникаешь в занятия, тогда не заходи. В общем, ротный в курсе, что я не слушал вашу лекцию. Можно идти?

– Куда?..

– Спать.

– Ты дурак?

– Кто дурак? Я выполняю приказ ротного, а вы противитесь.

– Ах, чёрт побери! Сейчас спрошу у старшего лейтенанта Сидорова.

– Воля ваша. Это входит в ваши обязанности, товарищ старший лейтенант.

– Ах, как же вы все обнаглели, солдаты. А ведь я тебя рекомендовал на «За отвагу». За такое поведение я ведь могу и отменить.

– Я его заслужил в бою.

Замполит вытаращил на меня глаза, на шее у него набухли вены, лицо покраснело.

– Ах, так.

– Да, и вообще, мне не нужна ваша медаль.

Замполит долго смотрел на меня с возмущением, затем уверенным шагом зашагал в комнату офицеров. В углу наблюдавшие за нашей перепалкой ребята – Мумин, Ринат и Юра – громко захохотали. Только что вышедший из комнаты Нурмахан растерянно смотрел на них. У роты в этот момент было одно желание: пораньше всех попасть на завтрак, и все с нетерпением ждали сигнала к нему.

 

 

 



 

[30] Уважительное обращение к мужчине, старшему по возрасту.

 

[31] Областной центр.

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за ноябрь 2018 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению ноября 2018 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

11. Часть 10
12. Часть 11
13. Часть 12

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

15.09: Игорь Литвиненко. Заброшенное месторождение (очерк)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!