HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2020 г.

Борис Кривошей

Утопист

Обсудить

Пьеса

 

Трагифарс в двух действиях

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 17.01.2013
Оглавление

3. Действие первое. Часть 1
4. Действие первое. Часть 2
5. Действие первое. Часть 3

Действие первое. Часть 2


 

 

 

Затемнение. Гремят выстрелы. Сцена освещается, вбегает Черепушкин.

 

Черепушкин. Вставай, Мишка. Вставай!

Михаил (вскочил.) Чего случилось?

Черепушкин. Молчун Пузикова подстрелил!

Михаил. Врёшь…

Черепушкин. Пузику шорох вроде почудился, ну и сиганул из засады. А фонарик не засветил! Говорил же я придурку – из засады ни шагу, а по нужде поднялся – фонарик засветил! А он не засветил и шарахнулся в сторону Лёшки Молчуна, а тот и вмазал ему из двух стволов!

Михаил. Жив Пузик?

Черепушкин. Был жив… И пока на дорогу тащили, жил ещё, и пока машину ждали.

Михаил. А Лёшка где?

Черепушкин. Пузика повёз… Я, что ли, его повезу? Лёшка подстрелил, пусть и везёт, пусть сам и отвечает.

Михаил. А мы с тобой в стороне?

Черепушкин. А за что нам отвечать?

Михаил. За то, что Молчун Пузика подстрелил… Точно так же ты мог и меня подстрелить.

Черепушкин. Болтай, да понимай что болтаешь!

Михаил. Пузик не от шороха шарахнулся… От страха он шарахнулся… И Лёшка пульнул в него от того же страха. Нельзя нам, Ваня, в таком страхе жить! Так можно и переубивать друг дружку! Кто он такой, этот наш директор Щепка, чтобы нагонять на всех такого страху?

Черепушкин. Я никого браконьерить не посылал! Понял? На суде подтвердишь, а?

Михаил. Ты чего, Ваня? Чего в кусты полез? Я не только с тобой под суд пойду… Я ещё с директора вырву лицензию на наш прокорм! И обязательно с той датой, какой он пометил накладную на выдачу нам поросят, так похожих на крыс… А поскольку ты у нас старшой, я тебе вот что предлагаю: просеку в орешнике надо пробить обязательно! И из общего котла выделить Пузику его долю. Из общего котла, Ваня! Ты меня хорошо понял?

Черепушкин. Понял…

 

Охотники исчезают, и высвечивается голова директора зверопромхоза Щепки.

 

Михаил. Значит, суда не будет… А жалко: я бы очень хотел спросить на суде – по какому такому закону вы так запугиваете людей, что они пуляют друг в дружку? Молчите, да? А если бы Пузиков помер, как бы вы открутились? Лицензию на прокорм не дали, а поросята были порченные. Есть же свидетели… Ну что вы молчите? Скажите, что я неблагодарная свинья, что вы всех нас от суда отмазали и даже лицензию задним числом дали. А вместо благодарности я вам морали читаю. Ну трахнете кулаком по столу! Не надо себя так сдерживать. Сосуды поберегите! Мне говорили, что вы из молчунов, и даже не здороваетесь с простыми охотниками. А зря… Вот у меня на Урале начальник был – так он меня так привечал: «Здравствуй, Талманов! Здравствуй, сволочь ты моя родимая!» И я не обижался: надо же как-то человеку разрядиться, если он тебя терпеть не может. Так что разряжайтесь: я не обижусь… Или я букашка для вас? Тля! А если я не считаю себя тлёй? И букашкой не считаю. Что тогда? Давайте спокойно поговорим… скажите: кто вам дал право торговать участками? Они что – собственность ваша? Может, вам тайгу кто в наследство оставил? Я понимаю, что деньгами вам за наши участки не платят. Или платят? Не верю… Вам дороже связи с торгашами, милицией, обкомом… А кто они такие, чтобы хозяйничать в тайге и жить в зимовьях наших? Они их строили? Какого вы все такого княжеского роду и племени, чтобы профессиональные охотники баньки для вас топили? Молчим… Вы, наверное, думаете так: чем больше я молчу, тем больше страху на него нагоню. Но поскольку я парень уральский и ещё не таких молчунов повидал, то займёмся мы ещё и такой арифметикой… (Достал листок.) В тайгу вы запускаете ежегодно 600 любителей-сезонников. В среднем берут они по 10 соболей, из которых 6 утаивают и спускают на чёрном рынке. Так мне донесла разведка… Итого, 3600 шкурок ежегодно идёт налево. А на что способны штатные охотники, если закрепить за ними участки? В среднем я поставлю 200 капканов и возьму с них 100 соболей за сезон. Участков у нас 30, а значит 3000 шкурок пойдёт Родине. Что же такое вы творите, товарищ Щепка? 600 любителей дадут в лучшем случае 2400 шкурок, а 30 профессионалов – 3000? Так ваш любитель – он же и варвар к тому же. От его пальбы соболь ещё десять лет будет стороной обходить наши участки. Жду ответа… Не желаете… Тогда я за вас скажу – почему вам не хочется закрепить за нами участки. Мы тогда будем знать, что нас ждёт завтра. Какая такая жизнь нас ожидает. И детей наших… А так – вы эту жизнь нам диктуете. Так вот я лично под вашу диктовку жить не хочу и не буду. Думаете, не разговорю вас? Разговорю… Если у вас с головой всё в порядке, то обязательно разговорю… А про голову я почему спросил: вот вы молчите, будто рыба какая, а рыба-то, с головы гниёт. Да? Тут, конечно, есть кое-какое противоречие: почему рыба именно с головы гниёт, если вся соль в голове? В голове же вся соль, да? Я, кстати, задавал этот вопрос своему начальнику на Урале. Тому, что «сволочью родимой» меня привечал. Так он даже запил с горя: никак не мог поверить, что сам может загнить с головы, если в ней у него вся соль. Я его как-то спросил: «А вы уверены, что именно соль у вас в голове? Я почему спрашиваю: у одних людей с ног начинается отложение солей, а у других – с головы. Так у вас откуда? Если я вас утомил, то скажите, не обижусь… интересно, что такое у вас в голове, что вы так молчите? С чего же вы людей так ненавидите? С каких таких солей? Может, и вас кто обидел? Скажите – не проболтаюсь. Так бывает: человека обидят сильно, а он потом на других свои обиды стравливает. Будто забыл, как самому было больно… Ну и молчун же: только я всё равно пойму, что у вас в голове…

 

Михаил. Катюха!

 

В глубине сцены высвечивается лицо Кати.

 

Катя. Здравствуй, Миша… Ну как ты?

Михаил. Нормально… Ты как?

Катя. Лечусь… Да только конца не видно.

Михаил. Да нет у тебя никакого туберкулёза! Точно тебе говорю. Ну откуда в тайге чахотке взяться? С какого-такого озону? Воспаление лёгких – и всё. Может, я тебя сам и заморозил. А чахотку они тебе придумали. Это им директор приказал такую хворобу для тебя придумать. Для чего?.. А я тебе объясню… Дитё к тебе не положишь, а значит – мне тебе его и таскай четыре раза в сутки, а то и все шесть. А раз так – значит, на участок меня не пошлёшь, и можно его отдать кому-нибудь из дружков товарища Щепки. Что? И не думаю даже на него наговаривать. Да я его как облупленного вижу. Что? Конечно, не стерплю… Как это – уволить? На каком-таком основании? Да я же отец кормящий… (Хохочет.) Чего? Ну ты даёшь, Катерина… И совсем пацан наш не худой. Нормально спит, а если и скучает, то лишь по твоему бочку. Бочку, говорю! Что? Ну ты даёшь, Катерина: конечно, и я скучаю. Вот вытащу тебя из твоего морга и оба под бочок твой уляжемся. Нет, жена: мне очень даже надо, чтобы ты поскорее вышла и в Иркутск махнула. А я тебе скажу, зачем. Справка мне нужна из тубдиспансера, что ты никакой чахоткой не болела. Я с этой справкой всю банду сразу припечатаю. Как? В суд на них подам. Ну ты даёшь, Катерина: как это, за что? За оскорбление достоинства и чести… Что значит – кому она нужна? Я знаю, что ты уже не девка. Я девка! Я! Мне нужна честь! Мне! Что? Квасу? Принесу тебе квасу. Ты что мне грудь показываешь? Знаю, когда кормить. Да я не сержусь… Тёмная ты у меня ещё. Точно с Урала! Ну, я побежал… Побежал, говорю.

 

И снова высвечивается кабинет директора.

 

Михаил. Это как ваш приказ понимать? Я же с грудным дитём на руках. И почему именно я командируюсь в эту деревню Дядино строить какой-то коровник? Хватит играть в молчанку, Николай Михайлович! Думаете, в угол меня загнать? Да, дитё я не брошу и буду носить к матери на кормёжку, а вот почему чахотка пробралась в мою жену, а не в вашу – так этим пусть прокуратура займётся… А заявление на увольнение я сам подам: не хочу марать трудовую «отказом от работы». Я ещё ни разу в жизни от работы не отказывался! Так что прошу по собственному желанию! Да только не знаете вы, товарищ Щепка, как велико это моё собственное желание понять, что же такое у вас в голове? И как вам только жить не страшно в злобе такой? Вот уж точно: не дай бог в начальники вылезти… Но я думаю мне это не очень грозит. А вы как думаете? Ну, никак мне вас не разговорить. Хоть ты тресни!

 

Убирается свет с кабинета директора и вновь высвечивается лицо Кати.

 

Михаил. Катюха! Ты записку мою получила? Вот так, Катюха, уволился я. Но не по его желанию, а по собственному. Ну ты даёшь, Катерина: это когда же ты долго сидела без денег? Подшабашу… Подшабашу, говорю! Что? Чего ты ещё не понимаешь? Избавиться от меня хотят, а главного не понимают. Главного, говорю, не понимают! От меня нельзя избавиться: я был, есть и буду… Ну… А ты план мой одобряешь? Вот и умница… А когда голодовку объявишь? Что значит – не знаешь? Мне твоя справка нужна. Что здоровая ты. Вот так справка нужна! Их надо добивать, пока не очухались. Что? Конечно… Ничего не ешь! Конечно, совсем. Да… А их больничное дерьмо и своё тоже, что я тебе приношу – у всех на глазах бросай в окно. Пробьёмся, Катюха! Не горюй, подруга жизни! Что? Конечно… Очень люблю. Всё равно красивая. И в халате, и без халата… Ну что ты ко мне с Пугачёвой пристала? Да не променяю я тебя ни на кого. Пошутил я тогда… Пошутил! Ни за какие деньги не променяю!

 

 

 


Оглавление

3. Действие первое. Часть 1
4. Действие первое. Часть 2
5. Действие первое. Часть 3

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

08.11: Художественный смысл. Зависимость (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2020 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!