HTM
Номер журнала «Новая Литература» за март 2018 г.

Татьяна Краснова

Ласточки еще прилетят

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: , 9.09.2007
Оглавление

17. Часть 17. В «подковке» .
18. Часть 18. В часовне.
19. Часть 19. В «Трех пескарях».

Часть 18. В часовне.


 

 

 

– Как по заказу! Для нашего огорода!

Изнуряющий зной сменился тропическим ливнем, и хотя синоптики об этом предупреждали, никто не взял зонта – до того уже привыкли считать этот предмет никчемным. Аня и Карина направлялись из барского дома на конюшню – пообедать, но ливень их накрыл, и пришлось спасаться в деревянной часовне.

– Ничего, он сильный, значит, скоро пройдет. И мы тогда короткими перебежками…

– Как же, короткими! Вот и я так думал. А он хлещет и хлещет!

На крыльце стоял мокрый Илья, засовывая в карман свой карманный компьютер.

– Илья! – радостно воскликнула Аня. – И вы здесь!

И тут же заметила, что обрадовалась ему не меньше, чем он ей. И привычно сменила тему:

– Говорят, вы чудеса какие-то сделали с тем портретом, с запущенным дядькой-то.

– Ерунда, – отозвался Илья, – никаких чудес, только грязь убрал.

– А Лариса Ивановна сказала, что сенсация, и что он теперь не неизвестный, его будто бы уже атрибутируют как портрет герцога какого-то.

– Ну да, у вас еще один такой же герцог есть в кладовке, и тоже 18-й век, и тоже неизвестного автора. Я смотрел – и правда, похожи физиономии. Тут теперь широкий простор фантазии, и про герцога можно разузнать, и художника попробовать вычислить. На ученый труд кому-нибудь хватит.

– Сами не хотите покопаться?

– В 18-м веке? Я? Нет. Не мое. И я не теоретик. Я вот Селиванову идейку одну подкинул… – Он аппетитно потер ладони, но Аня перебила скептически:

– А, все Селиванов. А если бы здесь вам платили столько же, сколько он – остались бы на реставрации? Только честно!

– Честно? А я всегда с вами честно, – оскорбился Плотников. – Думаете, душа моя на самом деле здесь, только я туда ее продал? Да нет же! Я и здесь хочу попробовать, и там, и еще много где. Я ж излагал уже эту тему пафосно. Нельзя застревать, должно быть интересно. Разве нет? Разве вы сами не по этому принципу живете? Хотите, чтобы я сидел на одном месте, как пень, и ни к чему не стремился, а сами Калинникову выставку готовите! Хотя могли бы не напрягаться и еще сто лет твердить про усадьбу!

– Он проговорился? – опечалилась Аня. – Это же был наш с ним секрет.

– Ну мне-то можно, – искренне возразил Илья. – Я так обрадовался. Я уж думал, вы совсем примерзли в антикварных залах, потом только сообразил, что вам просто ничего другого не остается – современные-то под Мурашовой. А она пусть гений, но монополия – нехорошо, я считаю, без свежего воздуха нельзя. Так что вы на правильном пути! Старинное искусство почти все уже осело в коллекциях, а в собирательстве современного есть перспектива. У вас получится, главное, сами не отступайтесь.

– Вот и тем более не следует говорить гоп, – живо откликнулась довольная Аня. – А то все разговорами и кончится. То залы заняты, то невыставочный месяц, то надо ждать хорошего настроения у директора, чтобы грамотно идею подать. Лето скоро пройдет! А за вас душа болит – заиграетесь с поисками себя и забудете определиться.

– Обо мне? Душа? Вот спасибо, – серьезно ответил Илья. – Я это запомню.

– Илюшка не заиграется, – раздался уверенный голос Карины, и Аня даже вздрогнула – оказывается, она о ней и забыла, а та, не мешая их разговору, внимательно его слушала. – Ты посмотри, он ведь даже пока дождик пережидал, на своем «карманнике» что-то чирикал. И без конца в него идеи скидывает, значит, голова работает без перерывов. Ведь только прикидывается шалопаем! А разбрасывается потому, что много дано.

– Батюшки, защита! Низкий поклон! – И Илья, ухмыляясь, отвесил низкий поклон.

– Не стоит, – великодушно ответила Карина. – Я в тебя верю. Вот только и мне иногда, как Ане, кажется… Я тут книжки по ночам читаю, не чтобы до вас дорасти – тут ясно, что не угнаться, а хотя бы ваш иностранный язык немного выучить. А то слушаю иногда и ничего не понимаю… Ну так вот, там то Леонардо на службе у князька эскизы мебели ему рисует, или одежды, пряжки какие-то, декорации к карнавалу, прочую чушь. Картинка рядом с текстом – и правда, пряжка. Леонардовой рукой! То еще какой-нибудь гений такой же ерундой занимается за кусок хлеба. Так сердце щемит сразу, просто бросаю читать! Ведь еще какую-нибудь мадонну могли бы за это время нарисовать! И вот тут я тебя, Илюшка, сразу вспоминаю…

– Понял, – остановил ее Илья, – и премного благодарен, что причислен к лику святых. А что, хорошая пряжка?

– Да ничего, – пробормотала сбитая с толку Карина.

– И мебель? – требовательно продолжал Плотников. – И костюмы хороши, так ведь? И люди потом на эти вещи смотрят – и понимают, что такое хорошо и что такое красиво. И те, кто после них на этом стуле сидят, тоже проникаются, хотя об этом и не думают. Недаром он пряжку-то рисовал! Хороший вкус через нее в целых поколениях воспитывался! А что с нами было бы, если бы все это нарисовал бездарь? А мадонн и так хватает! – с жаром закончил он.

– Ну конечно, – обескураженно проговорила Карина, – мне очень просто рот закрыть, я профан, и книжку-то не дочитала.

– Я не закрываю, – объяснил Илья, – я и Ане говорил, что в любом деле нужен профессионал. И тут нельзя распределять, что если талант большой – пусть он расходуется на искусство для небожителей, а в массовое искусство для простого люда – давайте талантишко поплоше пустим, чтоб не жалко. Вы меня цените – меня это греет, но я не буду блаженно жмуриться, лезть повыше на какой-нибудь Олимп и мурлыкать: мы рождены для вдохновенья… Чтобы потом грехи не отрабатывать, как Калинников, – неожиданно закончил он.

– Чего-чего? – Дождь стихал, и Аня, высунувшись на крылечко, протягивала руку определить, моросит или нет – но тут повернулась, забыв о дожде. – Что Калинников отрабатывает?

Из часовни было видно, как вдалеке Арсений Филиппыч, скрывавшийся от непогоды в барском доме, выходит наружу – в прозрачном пластиковом плаще до пят, с капюшоном, почти в скафандре – и степенно готовится к работе.

– Грехи, – спокойно ответил Илья. – Вы не обижайтесь, Анечка, что я о нем побольше вашего могу знать, хоть вы с ним и общаетесь давно и душевно. Просто перед красивой молодой женщиной любому хочется выглядеть орлом, это ясно. Да я не о тайнах каких-то, ни боже мой. Знаете же сами, что он не любитель с кисточкой, что век свой отпахал на Химкинском художественном комбинате.

Аня кивнула.

– А что там штамповали? Портреты трех главных бородачей и всех вождей вплоть до Горбачева. Ну, писателей им иногда заказывали – Пушкина там, Данте. Платили копейки. Но художники работали, чтобы совсем не нищенствовать. Как же человек – нормальный, совестливый, должен был себя гнуть! Вот он губил талант, и сам это знает, и грех свой теперь замаливает – зимой и летом. Служит красоте.

– А может, просто наверстывает упущенное? – не согласилась Аня. – Ну, не было у него возможности в то время самовыражаться. Это мы сейчас можем выбирать, и нам легко говорить. Семью кормил – и это грех? Уж больно вы строги!

– Нет, – с сомнением покачал головой Илья, глядя на маленькую фигурку Странника в дождевом плаще, – не наверстывает. Это служение. Задолжал красоте. Наверстать бы – давно наверстал, отработал – и вперед, и дальше. А он этим живет. У каждого своя ведь движущая сила: у кого амбиции, у кого жадность, у кого выживание, – он кивнул на Карину. – А у него – замаливание великого Греха.

– А может, у него движущая сила – талант? – тихонько предположила Аня.

Илья удивленно взглянул на нее, засмеялся, взъерошил волосы.

– Об этом я и не подумал, – признался он так радостно, что теперь уже засмеялись все трое.

– А сам небось у Тишина тоже свои коммерческие грешки отрабатываешь! – съехидничала Карина.

– Лыко-мочало! Я – уравновешиваю. Как раз чтобы песне на горло не наступать и всю жизнь потом не раскаиваться. Аня сама сказала – мы-то можем выбирать… Выбор – дело ответственное! Вот я бы на месте Арсения Филиппыча, – он заговорщически понизил голос, – завязал с церквями и взял бы вот такой сюжет. Две барышни. Красавицы. Блондинка и шатенка. Одна – конфетка, глаза карие, смуглый румянец, ножки. Вторая – вся прозрачная, несмотря на солнце, а волосы в мелких завитушках от дождя, такая кружевная дама в джинсах… Вот это – красота!

Карина с Аней приготовились услышать откровения, а поняв, что попались, завозмущались весело:

– Приколист нашелся! А амурчик там летает? Один глаз серый, другой зеленый?

– Летает! – подтвердил Илья, сбегая с крыльца часовни. – Но дама в другую сторону смотрит. А дождь-то кончился! К вам на чай можно набиться? Тогда я за пряниками!

И убежал. Крупные капли звонко спрыгивали с деревянных зубчиков крыши на широкие перила. Аня, улыбаясь, ловила их в ладонь и совсем не торопилась на обед.

– Ты Илюшку убеждаешь остаться на реставрации, чтобы он не уезжал и был рядом, – раздался голос Карины – опять неожиданно. И совсем негромко, но Аня опять вздрогнула. И еще – Карина не спрашивала, она утверждала. Но Аня не удивилась – потому что та была, в общем-то, права. Подруга сказала вслух то, чего даже ее внутренний голос не решался произнести.

– Он все равно отсюда уедет, – ответила она устало. – Ты же слышала – еще не все испробовано. А тут он был бы пень.

Дружные капли уже не прыгали, они затихли, превратившись в унылую лужу.

– Значит, для тебя это неперспективный вариант? – заглядывая ей в глаза, допытывалась Карина. – Я это, может, не так сказала, не теми словами, ты только не обижайся. И ты не подумай, что я неблагодарная выскочка! Я бы меньше всего хотела ей казаться… Но мне очень важно знать – Илья тебе нужен? Если да, я никогда…

– Нет, – сказала Аня – и раскололись на тысячи осколков летающая электричка, и улыбающееся лицо Ильи рядом с Ларисой Ивановной в «свадебный» день, и долгая дорога от красной площади до «подковки», и праздничный культпоход в Серпухов, и даже эта часовня, на крыльце которой они все еще стояли. Вдребезги! Она даже слышала звон.

Аня испугалась: это «нет» было таким же предательством, каким было бы «да» по отношению к Вадиму и Егору. Она беспомощно посмотрела на Карину и добавила чужим голосом:

– Я не могу ответить. Я не готова.

И тут же с отвращением представила страуса с головой в песке. Опять спряталась!

– А я готова! – торжествующе подытожила Карина. – Удивительно так получается, что ты все время делаешь для меня невозможное. Вроде бы больше и некуда. Разве что смотровую площадку брось – не могу тебя видеть с этим веником.

– Я на эти деньги Егору подарки купила на день рождения, – объяснила Аня. – На дороге же их не найдешь. Приходите с Иринкой в субботу. Шесть исполняется! Мы его обычно в этот день на каруселях катаем.

 

 

 


Оглавление

17. Часть 17. В «подковке» .
18. Часть 18. В часовне.
19. Часть 19. В «Трех пескарях».
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

09.05: Роман Рязанов. Безропотная луна (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

18.05: Андрей Ямшанов. Зугдидский чай (рассказ)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!