HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2020 г.

Светлана Клигман

Я ищу, и это очень важно

Обсудить

Пьеса

Опубликовано редактором: Карина Романова, 9.10.2008
Оглавление

2. Знакомство
3. Судьба настойки
4. Семейные предания

Судьба настойки


 

 

 

 

 

 

На поляне у костра сидит Серафим. Ной в отдалении перебирает хворост, ломает ветки, некоторые из них обгрызает.

 

Серафим. Хватит, Тихоня, прекрати это, чёрт тебя дери. Весь хворост изведёшь! (Ной застывает с прутиком в зубах. Пауза. Серафим снова бросает взгляд на Ноя . ) Веточкой не подавись! (Ной выплёвывает прутик. Серафим вздыхает .) Что-то Руфь не торопится…

 

Ной (после длительной паузы). Шли они молча, страх обуздав нежностью робкой…

 

Серафим (встрепенулся). Что? Как ты сказал? «Они»? «Шли они…»? (Он взволнован .) Руфь не одна... (Вскакивает. ) Дождались… (Ной, до этого внимательно наблюдавший за братом, перестаёт обращать на него внимание и вновь принимается за хворост . ) Так, на меня надежды мало. Где этот чёртов Михаил? Когда он нужен, его никогда не бывает на месте. Зато всё остальное время он с меня глаз своих ядовитых не сводит. Василиск поганый! (Прислушивается .) Уже идут. (Ною, злобно. ) Заранее не мог предупредить, скотина? Тебе-то плевать, с тебя никто не спросит. Давай, давай, строй из себя идиота, прутики он грызёт, сиротка!

 

Входят Руфь и Давид.

 

Руфь . Его зовут Давид, он людей лечит.

 

Давид. Добрый вечер.

 

Серафим (нервничает). Давно тебя ищет?

 

Руфь. Со вчерашнего дня.

 

Серафим. Это уже серьёзно. (Подходит к Давиду, внимательно его рассматривает . ) Лечишь людей? Это хорошо. Лекарь, значит. Младшему нашему снадобье какое не посоветуешь по случаю? Он, знаешь ли, всё время хворост грызёт. Что это у него? Зубки режутся?

 

Руфь . Это Серафим, средний брат. Мама назвала его Гавриилом, но это имя не прижилось. Младшего ты уже видел в лавке, помнишь? Ной, поди сюда, поздоровайся. (Ной радостно подбегает, обнимает Руфь, она гладит его по голове, что-то шепчет ласково, отдаёт ему мешок. Ной убегает. Серафиму .) Ты не очень удивлён. Тихоня тебя предупредил?

 

Серафим. Минуты за две до вашего триумфального появления.

 

Руфь. Что он сказал?

 

Серафим. Что-то про нежность и страх, точно не помню.

 

Руфь . Ладно. Давида нужно покормить. Где Михаил?

 

Серафим. А где твой чёртов Михаил обычно бывает? Там он и сейчас – чёрт знает где.

 

Давид. Так что, настойки не будет?

 

Руфь. До прихода Михаила – нет.

 

Давид. А без его разрешения никак нельзя?

 

Серафим (фыркает). «Разрешения»! Так я бы его и спросил! Дело не в том, дружок. (Доверительно . ) Он её закопал. В неизвестном нам месте. Он всё зарывает, всё, что ему нравится. Варенье закопал, книжку свою любимую схоронил (это чтобы Ной не рвал страницы). Ты ему понравишься, он и тебя закопает. (Давид вопросительно смотрит на Руфь .)

 

Руфь (Давиду). Это не серьёзно. (Серафиму . ) Придержи свои шутки до утра. С него хватит, с ним судьба уже пошутила сегодня, а это не тебе чета. (Пауза . ) Накорми его и пусть поспит, остальное завтра.

 

 

 

Занавес.

 

 

 

Утро, на поляне Давид и Михаил. Давид что-то ест, Михаил за ним наблюдает. Давид нервничает.

 

Михаил (отводит взгляд). Ах да, конечно. Прости, я опять забыл, что среди людей так не принято.

 

Давид (перестаёт жевать, пауза). Если я правильно понял, причислять себя к людям ты не спешишь. Ага… (Продолжает есть . ) Если ты хотел меня напугать, то извини, со вчерашнего дня я стал как-то менее нежен. А поскольку другие члены твоей семьи даже не делают попыток мне что-нибудь объяснить, на свой вопрос: «Так кто же ты такой?» я готов получить ответ в любой форме, лишь бы это наконец произошло. Даже если ты сразу перейдёшь к наглядным примерам и станешь на моих глазах превращаться во что-то ужасное, я просто свалюсь в обморок и – что с меня взять? Так что прошу тебя, начинай.

 

Михаил . Не знаю, огорчит это тебя, Лекарь, или нет, но я не стану ни во что превращаться. Не то чтобы мне хотелось обмануть твои ожидания… просто до сих пор мне с успехом удавалось превращаться лишь в себя да обратно. Но ты, Лекарь, не отчаивайся. Я могу предложить тебе другой вариант, хотя он, увы, менее зрелищный. Пожалуй, для начала я тебе расскажу одну красивую старую легенду…

 

Входит Серафим.

 

Серафим. Какая оживлённая беседа! А я могу послушать?

 

Михаил . Послушать можешь, но ты ведь говорить начнёшь.

 

Давид . До брое утро, Серафим. Кстати, я всё хотел спросить, а где у нас Руфь? Я её сегодня ещё не видел.

 

Серафим. Смотрите-ка, и правда помнит!

 

Давид (обиженно). Я не понимаю, почему я должен был кого-то или что-то забывать. С чего это вас так беспокоит моя память? Вот и Руфь… Разве я мог её забыть? (Смущённо замолкает .)

 

Серафим (Михаилу). Ты слышал? Он бы не смог её забыть! Ну как мило. Он, понимаете ли, не смог бы. Ах, можно я порыдать удалюсь?

 

Михаил (Серафиму). А мог бы сделать вид, что ты не бессердечен, тогда бы я удалился порыдать вместо тебя. (Длительная пауза .)

 

Давид (расстроен, Михаилу). Ты хотел легенду рассказать…

 

Михаил . Боюсь, теперь ты не оценишь. Я, видишь ли, надеялся тебя немного подготовить… но увы. Мой брат и не такие начинания способен задавить недрогнувшей ногой. (Серафим фыркает . ) Он у нас любит ходить напрямик, через болота, чтоб больше брызг.

 

Серафим. Я хотя бы хожу через болота, а ты у нас в обход изящно гарцуешь. Шею не сверни, виртуоз!

 

Михаил . Ты, Лекарь, на нас зла не держи. Мы действительно не слишком любим о себе повествовать… правду, в особенности. Ты и сам поймёшь, отчего это. (Собирается с мыслями . ) Что ж, слушай. Род наш очень древний. У женщины из нашего рода может родиться только одна дочь, остальные – сыновья. Дети дочери и есть продолжение рода, из поколения в поколение. Обычная женщина не может родить ребенка от кого-нибудь из нас... во всяком случае живого… Это ещё не всё. Все мы связаны… (Откашливается.) весь наш род всегда был занят одним и тем же. Мы освобождаем мир от того, что ему чуждо. Я могу называть это чудовищами, просто чтобы хоть как-то называть. Не буду тебе объяснять, что они собой представляют, тебе это знать ни к чему. С одним из них не повезло встретиться тому человеку, что помог тебе найти нашу сестру. (Пауза . ) Не думай, что речь идёт о долге или о клятве какой-нибудь. Если бы… Дело в том, что нас совершенно непреодолимо влечёт туда, где появляются они. И мы не можем с этим ничего поделать. Совсем ничего.

 

Серафим. Ты вот не можешь заставить своё сердце остановиться, да? А мы не можем не переться туда, где есть они. Свойство организма такое… у нас. Паршиво, да?

 

Михаил . И это не всё. Есть ещё одна интересная особенность… Нас невозможно запомнить. (Пауза .)

 

Давид. Я не понимаю.

 

Михаил . А что тут понимать? Пройдёт всего одна ночь после расставания с нами – и люди уже не помнят наших имен, не могут толком описать нашу внешность и вообще сомневаются в реальности происходившего. А ещё одна ночь – и они не могут вспомнить ничего, остаётся лишь смутное чувство утраты.

 

Давид. Но я-то помню! Утром я вас вспомнил! Я что, особенный?

 

Михаил . Это отдельный разговор. Пока на твой вопрос, Лекарь, могу ответить: «в определенном смысле – да». (Пауза . ) Теперь ты понимаешь, почему мы так неразговорчивы, когда дело касается нас? Во-первых, вряд ли кто поверит, во-вторых, даже если поверит, то ни за что не запомнит. Бессмысленное за...

 

Давид (прерывает Михаила). Все мне рассказывают какие-то небылицы. Почему я должен это слушать? Сговорились все… Думают, это смешно… а это бесчеловечно. (Пауза . ) Была у меня одна идейка, насчёт лечебницы. Хорошая такая идейка, жизненная. Второй день… (Замолкает .)

 

 

 

Занавес.

 

 

 

Вечер. На поляне у костра разговаривают Давид и Серафим. Руфь читает неподалеку, Ной гуляет по сцене.

 

Серафим. … они, как правило, появляются в небольших городах, да и там предпочитают окраины… (Ной подходит к Давиду и усаживается тому на колени . ) Тихоня, слезай сейчас же! Ты уже не младенец. (Поворачивается к Руфи . ) Руфь, это переходит всякие границы. Скажи ему!

 

Давид (неуверенно). Ничего страшного, пусть посидит.

 

Руфь . Ной, подойди ко мне, милый. (Ной бежит к Руфи .)

 

Серафим. Он у нас тугодум. Мама, когда его носила, пару раз так крепко повоевала, что слегка прищемила ему мозги.

 

Руфь . Какая чушь!

 

Серафим. Ладно. Я действительно немного покривил душой. Просто, как ты, наверное, успел заметить, Тихоня не слишком разговорчив и вообще слабо интересуется тем, что обычно интересует других. Этот самый младший на данный момент член нашей семьи обладает редкой способностью. Это вдобавок к тем редким способностям, в которых его родственники итак никогда не испытывали недостатка. Он у нас с судьбой в особых отношениях. Да, Тихоня? Дело в том, что ему, по-моему, копаться в будущем так же легко, как всем остальным копаться в прошлом. Он их вообще не сильно различает. Обычно он молчит и улыбается, но если заговорит, то слушать нужно внимательно. Иногда, конечно, просто ерунду болтает. Но чаще всего его слова – это приговор. Только нужно научиться его понимать, мерзавец никогда ничего прямо не скажет, всё больше намёками. Вот так.

 

Давид. Полезный мальчонка.

 

Серафим. А то! Оракул домашний, совершенно ручной. Когда он был малышом, все были так заняты, что забыли рассказать ему о том, в каком порядке должны идти причина и следствие. И теперь он думает, что это неважно, и беззастенчиво пользуется. Вот такое упущение с нашей стороны.

 

Давид. И как часто он у вас прорицаниями занят?

 

Входит Михаил. Он чем-то сильно смущён.

 

Михаил . Видите ли… Мне подумалось, а может быть, вам лучше варенье предложить?

 

Серафим. Я что-то не понял. Варенье можешь предложить, но где эта чёртова настойка? Тебя не было почти час, ты что, всё это время размышлял, что нам лучше предложить?

 

Давид. И правда, Михаил, вопрос с настойкой нужно как-то решать.

 

Михаил (смущается ещё больше). Видите ли… (Руфь внезапно начинает хохотать .)

 

Серафим. А-а-а… (Задыхается.) ах, ты, горгулья волосатая! Твой папаша…

 

Михаил (перебивает). Лучше сразу прекрати!

 

Давид. Да что случилось-то?

 

Серафим. Забыл он! Ты только загляни в его поганые глаза! Он место забыл. Пропала бутылка! Ах ты, уродина какая!

 

Давид. Послушайте, у вас самих что, с памятью тоже слабовато?

 

Руфь . Мы, конечно, не забудем друг друга через пару дней, но не вспоминать что-то важное о нашей жизни дольше года очень опасно. Поэтому мы вечерами… (Вздыхает .) семейные предания пересказываем.

 

Давид. Можно ведь записать!

 

Михаил . Неужели? Пытались мы записывать, Лекарь, – бесполезно. К нашему глубочайшему сожалению, записи пропадают, причём самым нелепым и таинственным образом: теряются, тонут, сгорают, рассыпаются в прах и прочее.

 

Серафим. Один раз волки съели, бродячие. Хотя зачем им наши рукописи, ума не приложу?!

 

Михаил . А мы, заметь, очень ловки и внимательны, но с этими проклятыми бумажками справиться не в состоянии.

 

Серафим. Ещё одна досадная особенность нашего организма.

 

Руфь (после паузы). Слишком долго ты ждал подходящего случая, Михаил. Теперь у Серафима будет повод. (Серафим злобно сверкает глазами .)

 

Давид. Да… странная вы компания, уж не обижайтесь.

 

Серафим. Ещё какая странная, Лекарь, мы и сами не раз замечали.

 

Михаил (вздыхает, мрачно всех оглядывает). Так мне варенье откапывать?

 

 

 

Занавес.

 

 

 

 

 

 


Оглавление

2. Знакомство
3. Судьба настойки
4. Семейные предания

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

30.11: Яна Кандова. Задним числом (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2020 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!