HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2020 г.

Светлана Клигман

Я ищу, и это очень важно

Обсудить

Пьеса

Опубликовано редактором: Карина Романова, 9.10.2008
Оглавление


1. Рассказ Очевидца
2. Знакомство

Рассказ Очевидца


 

 

 

Действующие лица:

 

ДАВИД.

РУФЬ.

МИХАИЛ, старший брат.

СЕРАФИМ, средний брат.

НОЙ, младший брат.

ОЧЕВИДЕЦ.

ПОЖИЛОЙ.

 

 

 

У высокого забора, за которым едва видны постройки, на деревянном ящике сидит Очевидец. Вокруг разбросаны вещи, бумаги, на скамье оставлена чья-то сумочка. Неподалеку от Очевидца что-то лежит, прикрытое картоном. По сцене с потерянным видом бродит Пожилой. Входит Давид, недоумённо озирается.

 

Давид. Однако… Вот и прогулялся… (Обращает внимание на Пожилого.) Вам помочь? Ищете что-нибудь? (Пожилой, не отрывая взгляда от пола, поворачивает голову в сторону Давида.) Что-то потеряли? Помочь?

 

Пожилой (чётко проговаривая каждое слово). Кажется, у меня были очки… И ещё... может быть, зонт?

 

Давид. Ну попытайтесь вспомнить. Вы хорошо себя чувствуете? (Подходит к Пожилому.) Давайте-ка присядем. Я помогу. (Подводит Пожилого к скамье.) Вот здесь… хорошо. (Усаживает Пожилого, тот застывает в неудобной позе. Давид присаживается рядом, проверяет у Пожилого пульс.) Кстати, что за очки вы потеряли? Случайно не те, что у вас на носу? (Аккуратно снимает с Пожилого очки, показывает ему.)

 

Пожилой (берёт очки, рассматривает их и надевает обратно). Не уверен.

 

Очевидец. Эй, парень, оставь деда, пускай себе отдыхает. Оставь, говорю, пускай вспоминает, чего там у него пропало... (Потише.) Лучше уж это вспоминать.

 

Давид (нехотя оставляет Пожилого, подходит к Очевидцу). Добрый день. (Очевидец смотрит с укором.) Быть может, объясните, что здесь у вас случилось? Что за разруха в мирное время? (Оглядывается по сторонам.) Это вы каждый день так красиво гуляете или сегодня праздник какой? Я что-то пропустил?

 

Очевидец. Много вопросов задал, парень, да все об одном. Не люблю, когда болтают, – сам болтлив… Разруха, говоришь? И правда, барахла везде набросано. И откуда только взялось?.. Каждый день не гуляем, только в праздники, строго по календарю. Да и не праздник это был – апокалипсис.

 

Давид. А-а-а… и что, уже прошел? Хм, я себе последствия как-то не так представлял. Думал – конец всему настанет, повсюду ангелы с огненными мечами… или конями… м-м-м… и с неба органная музыка. (Пауза.) А вот смотрю – ничего, обошлось. Так, немного прибраться. Кстати, вон там, под картоном, не мёртвое ли тело лежит как результат?

 

Очевидец (испуганно привстаёт, потом садится, успокаиваясь). Не смейся, молодой, не смешно. Кабы «попраздновал» тут с нами, не шутил бы. В лучшем случае барахло бы своё искал, как дед этот. О худшем я говорить не стану, сердце ещё не готово. (Бережно кладёт руку на грудь, прислушивается.)

 

Давид (вздыхает). Ладно. (Серьёзно.) Вы мне всё-таки расскажите, что здесь у вас произошло. Может быть, помощь кому-то нужна? Я врач.

 

Очевидец (подозрительно). Ну уж и врач? Не похож. (Оглядывается на покрытый картоном предмет.) Я тебе расскажу. Это хорошо, что врач: с сердцем плохо станет – откачаешь. Ты присядь, рассказ не короткий. (Давид присаживается рядом на ящик.) Странная беда тут приключилась, парень. Мне бы кто такое стал рассказывать, я-то долго не сидел бы. Чего я – сказок не слыхал?! Ну вот… Но ведь лично участвовал! Так что хотелось бы не поверить, да нельзя, вроде я ещё в своём уме. Во всяком случае, помутнений до сего дня не замечал, в трезвом состоянии, само собой. Но с утра – не в моих традициях, да и вчера вечером (Вздыхает.) не довелось. Ну не поверишь, так уйдёшь, не держим.

 

Давид. Да я поверю, вы рассказывайте.

 

Очевидец (сердито). Поверю! Ты сначала послушай, а потом уж верь не верь. Пока нечему верить-то. Не рассказывали тебе ещё. (Смягчается.) Ладно, сейчас начну… Так, а с чего началось-то? Сегодня утром… Нет, не то.… Ага… У нас тут был назначен сбор.

 

Давид. Какой сбор?

 

Очевидец. Да никакой! Не перебивай, сказали, сам собьюсь… Работаем мы тут (Мотает головой в сторону забора.), хотели обсудить. Последнее время тяжело стало: работы мало, денег – и того меньше. Ну, решили – всем вместе поговорить пора. Может, требования какие придумать или ещё что, сам не знаю. Да не в этом дело-то. Сейчас всё ерундой кажется, даже говорить неудобно… (Громким шёпотом.) Не знаю, как он появился, откуда? Я увидел его, когда уже началось… (Задумывается.)

 

Давид. Кто «он»? И что началось? Да говорите же, не томите!

 

Очевидец (размышляет вслух). А может лучше говорить «оно»? А то когда говоришь «он», вроде как человек получается. Да… (Давиду.) Кто «он», спрашиваешь? Не знаю я и знать не хочу. Не дай Бог! На мужика с виду похож, но это только с виду. Не человек это никакой… Эх, словами не объяснишь! Вот если бы ты сам увидел, то понял бы, тут не ошибёшься… В природе оно как? Может быть что-то красивое, что-то уродливое, может даже странное что-то или смешное, страшное тоже бывает. Но всё это – правильное, оно может быть. А это – то, что появилось, – оно существовать не должно, никогда. Это не просто страшно, нет – это неправильно. Сразу кажется, что тогда всё вокруг просто исчезнуть может, рассыпаться враз… Не знаю я, как лучше тебе рассказать, чтобы понятнее стало.

 

Давид. Угу… понял я немного, это вы точно подметили, скорее… ощутил. Красочно описываете, вдохновенно… А дальше?

 

Очевидец. Я услышал крик. Люди так обычно не кричат, только когда пугаются чего-то до смерти, так кричат. Ужас как ударил в спину – я взмок весь. Поворачиваюсь, вижу: все застыли. Не разглядел сразу из-за чего. Потом увидел, оно от меня неподалеку стояло. Я воздух вдохнул, а выдохнуть… (Мотает головой.) У его ног лежало... лежали куски… (Суетливо.) Слушай, у тебя выпить не найдется? А то что-то подташнивает и сухость, а от этого первый способ… Не найдется, а?

 

Давид (пожимает плечами). Увы… (Очевидец продолжает смотреть вопросительно.) С собой обычно не ношу… Да нет у меня! (Очевидец вздрагивает, приходит в себя.)

 

Очевидец. Зря! Ни себе, понимаешь… ни другим… помощь первую оказать. Эх, медицина! Ладно, это я так, от живости воспоминаний… Куски эти раньше принадлежали старшему укладчику нашему. Я по голове признал, она лицом как раз ко мне…

 

Давид (взволнованно прерывает). Так оно что же, укладчика разорвало?! (Оглядывается по сторонам.) Да здесь и крови-то нет нигде!

 

Очевидец (возмущённо). Ну что ты мне, парень, говоришь? Что я, разодранных не видел? Как есть разодрал, на куски-кусочки!

 

Давид (недоверчиво). Должно быть, уже убрали?

 

Очевидец. Да кто ж полезет после страсти-то такой? Народ весь полоумный ходит, никак не очухается. Вон дед примером сидит… Не знаю я, почему следов не видать. В землю ушло, что ли? Тогда только слепой бы не заметил, а сейчас... Я уже ничему не удивляюсь. Нет так нет, значит, не нужно… Ты послушай, что дальше было. Может и сам решишь, что удивляться – пустое.

 

Давид (хмурясь). Ладно, давайте дальше.

 

Очевидец. Стою, смотрю, значит. Мысль не сразу в голову вернулась. Как только чуть-чуть соображать стал, хотел бежать, да ноги подвели. Не смог. А двое-трое пошустрее уже кинулись ко всем чертям подальше. Эх, думаю, сейчас паника начнётся! И вдруг – голос, молодой, женский. Она как-то незаметно подошла справа, со стороны леса, девушка… «Если хотите выжить, – говорит, – не двигайтесь и слушайте меня…».

 

Свет меркнет. Звучит женский голос.

 

Голос. Если хотите выжить, не двигайтесь и слушайте меня очень внимательно. Ни в коем случае не бегите! Побег – это смерть, запомните. Тем, кто убежал, я уже не смогу помочь, только вам… Он пока нападать не будет, у нас есть время. Вы должны взяться за руки. Возьмитесь прямо сейчас, быстрее... быстрее! Хорошо. Крепко держитесь! Старайтесь ни о чём не думать, я обо всём позабочусь, просто делайте, что я скажу. Не отрывайте рук! Этот «головастик» не ваша забота – моя, но мне нужна помощь. Сейчас я к нему подойду, а вы медленно, не торопясь, окружите нас. Вы должны создать круг, в центре останусь я… и он. Это страшно, я понимаю, но это единственный шанс выжить, поверьте. У вас всё равно нет другого выхода, только довериться мне, я одна точно знаю, что нужно делать. Давайте… Помните, вам нужно крепко держаться за руки… Вот так, молодцы. Теперь нужно закрыть глаза, всё скоро закончится…

 

Снова светло.

 

Очевидец (договаривает начатую фразу). «… скоро всё кончится», – сказала. Да… Как в круг становился, хорошо помню. А вот дальше что было – один туман, будто в забытье был. Но чувств вроде не лишался: когда очнулся, был на ногах. Стоячий обморок какой-то, получается!

 

Давид. А вы попробуйте сосредоточиться.

 

Очевидец (морщится). Понимаешь, не могу я. Как только пытаюсь припомнить, вроде сначала выходит немного, а потом – как помутнение, рассыпается всё, и только сердце: «бух-бух, бух-бух». Дурно мне от этого, вот что я тебе скажу. Больше и пробовать не стану… может, потом, как отойду немного, денька через два-три. А может, вообще не буду. Не помню – значит, не надо, значит, ни к чему это мне.

 

Давид (пожимает плечами). Вам виднее. Хотя жалко, конечно. Очень уж любопытно, что там происходило, что же сделала ваша спасительница с этим «головастиком»? Как назвала-то она его забавно, будто это малютка-щенок, а не здоровый дядя неизвестной природы. Кстати, это вы говорили, что он... оно довольно крупное было, или моё пугливое воображение подсказало?

 

Очевидец. Ну особо крупным его не назовёшь, чуть повыше меня будет, в ширину тоже побольше, кажется. Странная фигура.

 

Давид. А голова у него что, особенная какая-то была? Почему она его всё-таки «головастиком» звала? (Усмехается.) Или у него хвост имелся и форма обтекаемая?

 

Очевидец (хмурится). Хвост? Какой хвост? Не видел я хвоста. Да и голова у него была вроде не такая уж и большая, морда вот только противная. Нелюдь он нелюдь и есть! Может, зовут их так, нелюдей этих, ей лучше знать. Она, видать, не в первый раз на них любовалась.

 

Давид (рассеянно). Да, конечно… (Пауза.) Странно вот что. Почему вы ей так быстро поверили? Я, конечно, понимаю – все были напуганы, растерялись. А тут приходит кто-то и говорит, что знает, как всё исправить, слушайтесь мол меня, и всё пройдет. С перепугу можно и послушаться, но убежать, мне кажется, соблазн посильнее будет. Что скажете?

 

Очевидец. А что я тебе скажу? Голос у неё, может, какой-то особый был, убедительный очень. Вот сейчас ты спросил, почему мол не убежали, а я и не знаю. И правда, почему?.. Когда она заговорила, убегать расхотелось как-то. Слушаться её даже приятно было, хотя страх не прошёл, только утих немного. Околдовала она нас, что ли?.. И вообще, живой остался и спасибо, и благодарствую. Раб до гробовой доски. Тьфу, пакость какая в голову лезет! Как не вовремя-то… Спасением довольны, чего уж скрывать, а как там это получилось – это не наша забота.

 

Давид. Какой вы всё-таки не любопытный!

 

Очевидец. Зато живой! (Пауза.)

 

Давид (вздыхает). Быть может, кто-то другой помнит, а? Вы с другими участниками апокалипсиса вашего разговаривали, обсуждали, кто что заметил?

 

Очевидец. А чего обсуждать? И так всё ясно… что не нашего ума дело. (Снисходительно.) Да ты глазами-то не вращай, молодой, не помнит никто. Я тут один из самых вменяемых… оказался, остальных ещё сильнее припекло. Вон деда видел? Ну вот те такие же, бродят только где-то, а этот остался. Всё по очкам своим убивается.

 

Давид. А вы-то что ж домой не идёте? После таких потрясений вам бы отсюда подальше куда, а? Сколько вы здесь сидите?

 

Очевидец. Ишь опять зачастил! До тебя сидел с полчаса и с тобой, наверное, уж почти столько же. (Важно.) А здесь остался, потому как труп сторожу хладный. (Мотает головой в сторону прикрытого картоном.) Надо ж кому-то, чтоб не пропало.

 

Давид (ошарашенно). Так это правда мертвец?.. Вот уж… Слушай, дядя, дай-ка я тело осмотрю, я всё-таки врач, я говорил.

 

Очевидец. Ну уж и врач. Погляди-ка в глаза… (Решительно.) Не похож!.. (Неохотно встаёт.) Ну, смотри, раз врач. (Оба подходят к картону, опускаются рядом. Очевидец приподнимает край, Давид осторожно осматривает тело, встаёт.)

 

Давид. Странно, никаких значительных повреждений я не нашёл, так, пара ссадин. По-видимому, сердечная недостаточность.

 

Очевидец. Тоже мне фокус! (Аккуратно поправляет картон и тоже встаёт.) Этот-то сам помер. От страха, я полагаю. Как увидел разодранного, так – бах и нет его. Да я и сам едва удержался, чтоб не преставиться. Уж было совсем собрался, да ничего, сердчишко-то у меня покрепче оказалось, чем у приятеля, упокой его душу. (Давид обходит сцену, внимательно всё изучая. Очевидец лениво наблюдает за ним, уже устроившись на старом месте.)

 

Давид (усаживается снова, явно не удовлетворённый осмотром). Нескольких вещей я так и не понял. Куда, например, пропало тело укладчика и кровь?.. (Смеётся.) Лучше сказать, я ничего не понял вообще, а некоторых моментов – в особенности. (Пауза.) Дикую историю вы мне рассказали, господин рассказчик, а? Мне бы стряхнуть с себя оцепенение, пойти домой, выпить чего-нибудь освежающего, а сюда прислать того, кто окажет вам… э-э-э… надлежащую помощь…

 

Очевидец (презрительно прищурившись). Вот, значит, как.

 

Давид. … да что-то не хочется. Так что не смотрите на меня… сурово. От известного рода помощи, я вижу, вы отказываетесь наотрез.

 

Очевидец (ворчливо). Нам не требуется. Вот деду если только, да и то сомневаюсь, природа сама разберётся.

 

Давид (задумчиво). Возможно, это с моей стороны и безответственно, но… Вы хотя бы послали за кем-то? Тело нужно увезти, сообщить родственникам, расследование провести в конце концов… (Хохочет.) Представляете лица наших доблестных стражей, когда вы им расскажете… Да-а, вам, однако, не позавидуешь: «У нас здесь, видите ли, конец света произошёл, но завершилось всё благополучно, если, конечно, трупы не пересчитывать. С памятью вот только нехорошо стало: кто нападал – не знаем, кто спасал – тоже не уверены, а где погибший наш укладчик – вообще не имеем понятия. Должно быть, проветриться отполз, не встречали?»

 

Очевидец (неохотно). Ну, допустим, родственников мы и сами огорчим, они и заберут своего покойника. Зачем лишний шум разводить?

 

Давид (растерянно). Постойте, постойте… Вы это серьёзно? Думаете, вам удастся скрыть? Что за чепуха! Хотя, как знаете, я вмешиваться не намерен, возможно, зря. Сами посудите, история абсолютно безумная, последствия ужасные. Это не может не вызвать подозрений!

 

Очевидец. Ну надо тебе, так подозревай. Чего ж я с этим сделаю? Только заметь, я сам тебе всё рассказал. Поговорить уж очень хотелось хоть с кем-то, кто так вот не вляпался, за одно проверить, не сошёл ли я с ума, сомнения были. Вот поделился с тобой, легче мне стало. Вроде как возвращаюсь в обычную жизнь. Скоро мне всё это страшным сном покажется, имею такую надежду.

 

Давид. Ладно, не обижайтесь. Скажите лучше, а девушку вы запомнили? И куда она пошла? Сказала ли что напоследок?

 

Очевидец. Да что за привычка у тебя вопросы кучей задавать? Эх, молодость! Всё спешите да спешите. Вам-то куда?.. Напоследок ничего не сказала, потому как мы очнулись, а её уж и след простыл. «Головастика» тоже как не бывало. (Усмехается.) Унесла она его с собой, что ли? Но разглядеть-то я её разглядел. Ну что тебе скажу, девушка как девушка. Ростком невелика, волосы (Показывает рукой.), платьице на ней было и шалька вроде. В общем, симпатичная такая. Да, ещё на руке браслет был, он мне особо запомнился, очень необычный. (При слове «браслет» Давид вздрагивает и замирает.) То ли серебряный, то ли из какого другого металла, переплетение такое запутанное, а в центре… что же было в центре?.. я ещё удивился очень…

 

Давид. В центре был глаз, вернее, его имитация из камня или чего-то ещё. От этого глаза очень уж трудно взгляд отвести…

 

Очевидец (удивлённо). Да и вправду глаз! Как это я забыл? Так ты её знаешь, девушку эту?

 

Давид (мрачно). К сожалению, не знаю, но видел вчера в книжной лавке.

 

Очевидец (довольно). Понравилась что ли?

 

Давид (серьёзно). Понравилась.

 

Очевидец. А чего ж не познакомился-то? Оробел?

 

Давид (с досадой). Не успел я, пока на глаз этот таращился… (Оживляется.) Постойте, а откуда, говорите, она пришла? Быть может, она и ушла туда же?

 

Очевидец. Хм, а что? Пришла она вон из того леса (Указывает направо.), я там только одну тропинку хорошую знаю, так что не потеряешься. Попробуй, если уж тебя так пробрало. Вдруг встретишь? Судьба, знаешь, она хитрая, не зря она тебя сюда занесла, видать, раз меня нашёл.

 

Давид (встаёт, радостно). И правда попробую. Спасибо вам большое, я пойду.

 

Очевидец. Ну, будь счастлив, может, увидимся ещё когда. (Грустно.) А на врача ты всё равно не похож. Я их за версту…

 

Давид. Ладно, прощайте. За дедом присмотрите только.

 

Очевидец. Да не брошу я его, будь покоен, своих не бросаем. Беги, догоняй, смелый.

 

Давид. Прощайте… (Направляется в сторону леса, потом оборачивается.) Да, и не ходите больше на собрания, а то мало ли что… (Уходит.)

 

 

 

Занавес.

 

 

 


Оглавление


1. Рассказ Очевидца
2. Знакомство

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

30.11: Яна Кандова. Задним числом (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2020 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!