HTM
Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2019 г.

Виктор Герасин

Живоносный источник

Обсудить

Повесть

На чтение потребуется 2 часа | Аннотация | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы
Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 4.09.2013
Оглавление

8. Часть 8
9. Часть 9
10. Часть 10

Часть 9


 

 

 

Начало строительства храма Иоанна Предтечи освящали на Красную Горку. День выдался радостный, весёлый. Лёгкий ветерок играл в появившейся зелени берёз. Пели первовесенние лесные птицы. Искрилась светло-золотой рябью утихомирившаяся вода в Цне.

На чин освящения храма прибыли священники, диаконы храмовые и монастырские, послушники.

Поляна по самые кромки леса наполнилась нарядно одетыми людьми: казаки из Тамбова и окрестных станиц с жёнами, детьми стоят отдельными группами; плотной толпой стоят принявшие крещение мордовские и татарские поселенцы, купцы, иной работный люд. Чёрные пиджаки, белые рубашки на мужчинах, цветастые, красные платки, белые, украшенные цветными лентам наряды на женщинах – всё это превратило поляну в радостный гомонящий цветущий остров среди вековечного леса.

Под будущим алтарём выкопали яму для закладного камня и вторую яму для креста на месте престола. Приготовили дубовые брёвна для нижних венцов.

 

Питирим облачился в мантию, епитрахиль и омофор и пошёл к месту закладки храма в сопровождении церковнослужителей. Перед ним шли два дьякона с кадильницами, священники с крестом, клирошане, поющие стихиры святому Иоанну Предтече. На месте закладки заранее был поставлен стол, положены на него Евангелие и Крест. По чину, Питирим провозгласил: «Благословен Бог наш…». Во время пения тропарей прочитал молитву:

– Господи, Боже наш, на сем камне создаётся Тебе Церквь…

Попросил Господа, чтобы Он соблюл основателей храма невредимыми и основания храма незыблемыми. Взял в руки приготовленный, обтёсанный с четырёх сторон камень, прочитал над ним молитву, окропил святой водой:

– Основывается церковь сия во славу Великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, в честь и память святого Иоанна Предтечи, во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Начертав камнем крест, заложил его в основание алтаря. Совершив водоосвящение и благословив елей, окропил святой водой место будущего престола, поставил деревянный крест, прося Господа, чтобы Он благословил и освятил место это силою и действием Честного и Животворящего Креста для изгнания демонов и всякого супротивного, сохранил и место, и дом сей, и живущих здесь.

Плотники уложили первое бревно. Питирим трижды ударил топором по бревну, произнося слова:

– Начинается дело сие, во имя Отца и Сына и Святого Духа, в честь и в память святого Иоанна Предтечи.

Окропил бревно святой водой.

 

Закончив чин закладки, Питирим произнёс слово, в котором разъяснил значение для верующих храма Божьего, призвал присутствующих к активному участию в построении храма своим трудом и средствами.

– А теперь соблюдём чин, потрапезничаем.

Направляемые Екатериной молодые парни и девушки понесли собравшимся людям стопки блинов, намазанных мёдом, сладкую воду, крашенные яйца.

Люди садились в круг на брёвнах, стояли возле телег, сидели на раскинутых рогожах. Доставали свои кушанья, раскладывали их тут же. Выпивали вина, настойки, медовую брагу, закусывали пирогами, куличами, ветчиной, солёными огурцами, квашеной капустой, отварным и обжаренным мясом гусей, уток, кур. Женщины, ребятишки шелушили и ели крашенные яйца, запивали кто молоком, кто сладкой ягодной водой.

Кузьмино-гатьевские казаки, их жёны, сёстры, дети сидели тесным кругом. Василий пригласил проходящего среди людей и благословляющего их Питирима потрапезничать с казаками. Питирим благословил, пожелал:

– Мир вашему застолью.

Присел возле Василия.

Заговорили о стройке, о людях, о плотниках.

 

– Отец Питирим, говори, сколько надо тебе казаков с тяглом, но не более чем на две недели? В поле надо будет выходить нам, пахать землицу под посевы. А две недели поработаем. Со среды и начнём. Наши подъедут в среду. Какую работу определишь им?

– Если с тяглом, то лес отсюда надо будет доставить в Тамбов, на место строительства новой женской обители. Забор будем ставить там да десяток келий для монашек. А как здесь храм завершим, так начнём там ставить. Хорошо бы до холодов два этих храма сработать.

Питирим заметил, как на него зорко, отрывисто взглянула девушка в тёмной одежде, дочь Василия Елена. Он отметил, какая бледность легла на её лицо – щёки и губы.

– С мордвой как, договор есть?– спросил Василий.

– Сестра моя, Екатерина, поехала к ним в поселение, дня три там пробыла, с женщинами беседовала, а после её посещения мужики совсем другими стали, разговаривают, работой интересуются.

– Оно так уж у всех нас ведётся, что у мордвы, что у казаков – ночная кукушка перекукукает на свой лад.

 

Питирим попрощался с казаками, стал обходить других гостей. Он заметил, как за ним неотступно следует дочь Василия. Подошла, попросила:

– Батюшка Питирим, я дочь Василия Самойлова, атамана казачьего из Кузьминой-Гати. Еленой меня зовут. Я услышала про женскую обитель в Тамбове. А меня вы благословите в обитель? Я очень и очень прошу вашего благословения.

Питирим знал, что у девушки погиб в огне жених, Егор. Он не мог сразу ответить Елене ни да, ни нет.

– Оставим, дочь моя, разговор этот до следующего раза. Скажу прямо, без благословения твоих родителей я своего благословения не дам. Сведу вас с сестрой моей, Екатериной, вы пообсудите с ней твое желание, а там Бог вразумит всех нас. А пока не обессудь меня.

Питирим поклонился девушке, она поцеловала его руку и пошла к своим.

 

Артель плотников да к ним подсобников набралась в три десятка человек. Прежде чем приступить к работам, Питирим привёз свернутым в трубку большой лист бумаги, на брёвнах постелили рогожу, на рогоже раскатали лист. Присутствующие обомлели, перед ними на листе бумаги во всей красе был нарисован храм. Тёмно-жёлтые стены на фоне зелёного леса, выше леса, будто плывущия в синем небе, глава храма и глава колокольни, поднятой над входом. С одного и другого бока храма приделы с небольшими главками, увенчанными крестами.

– Аккуратный какой, скромный храм, – с придыханием произнёс один плотник.

За ним заговорили другие:

– Это что же, батюшка, такой храм мы выстроим?

– А сумеем ли?

– Как, Нафанаил, сумеем? – спросил Питирим.

– А что ж тут мудрёного, храм как храм, не дюже богатый. К Успению Пресвятой Богородицы будет стоять, будем службу справлять в нём, – ответил Нафанаил.

Питирим благословил плотников и подсобников. Не торопясь, степенно они принялись за работу.

 

Мордовские плотники оказались отменными мастерами. Брёвна в венцы ложились плотно, между ними простилали сухой мох. Заспорили было, из чего, из сосны или дуба делать шипы для посадки брёвен. Матвей сказал коротко:

– Только из дуба.

– Почему не из сосны?

– Дубовые шипы влагу не приемлют, потому не раздаются, да и стоят долговечней сосновых.

Подогнав бревно в углах, простелив под ним мох, осадив его на шипы, Матвей похаживал вдоль, простукивал обухом топора вдоль всей длины, приглядывался, как оно село на нижнее бревно. Если что-то его не устраивало, замечал излишне широкую щель, то подчёркивал это место и приказывал бревно снимать.

Даже Нафанаилу такая придирчивость Матвея не нравилась.

– Да ведь моченцем ещё подбивать по пазам будем, заполнятся все щели.

Матвей не отвечал ему, а топором сам правил снятое бревно, поправив, заставлял укладывать на место. И если щель сводилась на нет, оставался доволен, шёл проверять другое бревно.

Решили, чтобы не уезжать на ночь по домам, тут же поставить несколько изб. И на это дело занарядили ещё шесть человек. Сложили каменку. На ней пекли хлебы, варили сливные каши, щи, уху. Постепенно место строительства обживалось. До полсотни человек в иной день садились за обеденные бревенчатые столы.

 

Питирим радовался такому началу. С удовольствием благословлял людей ранними утрами на долгий рабочий день. Жил почти безвыездно со строителями.

Молиться Питирим уходил под берег Цны. Там, среди тальников, у него было укромное местечко, из которого просматривалась река. Молился, оставался в долгих раздумьях о делах епархии. Пока вроде бы всё шло так, как он планировал. Дружно поднимали стены храма. Пора было готовить церковную утварь, отряжать за ней кого-то в саму Москву. Заодно накопилось много бумаг для патриарха, главное, ходатайства о наделении будущих монастырей и приходов землёй и лесом.

Женская обитель в Тамбове под управлением Екатерины тоже не отставала в строительстве келий для монахинь. Уже более дюжины послушниц вместе с Екатериной постоянно проживают в обители. А как поставят плотники храм Предтечи, так сразу же пойдут в женскую обитель ставить храм.

Не всё получалось с крещением мордвы и татар. Но некрещёные стали приглядываться к тем, кто окрестился. Надо бы земли выделять побольше для вновь обращённых в православие, но опять дело становится за Москвой. Ехать туда надо, ехать…

 

Мысли, раздумья Питирима прервал появившийся атаман Василий Самойлов с дочерью Еленой. Поприветствовав Питирима, Василий сел около него, похваливая плотников:

– Подъехал, увидел, как стены подняли, душа возликовала. Ловко ставят.

– Ты, Василий, как здесь, за казаками пришёл? – спросил Питирим.

– Нет, пока нет. В Тамбове были с Еленой, а на обратном пути, думаю, дай-ка взгляну на новый храм. Подъехал, посмотрел, с казаками поговорил, а они мне и сказали, что ты здесь, возле реки где-то. Не уеду же, не повидавшись. А казаки ещё пусть поработают. На следующей неделе часть заберу, а часть оставлю. Которые останутся, мы их землю миром вспашем и засеем. Так круг порешил.

– Благодарствую, Василий, благодарствую.

Василий поглядывал в ту сторону, куда ушла Елена.

– Тоскует дева? – спросил Питирим.

– Да как тоскует-то. Сама не своя вот уже около полугода. Кровь хоть немного стала к лицу возвращаться. А веселья нет как нет. Заладила: в монастырь уйду. Ты уж помогай мне, отец Питирим, вместе отговорим её.

Увидев подходящую к ним Елену, перевели разговор на иное.

 

Елена подождала, пока отец с Питиримом поговорят, а когда кончили они говорить, сказала тихо:

– Отец Питирим, сон мне был. Вижу Егора, мордвина, с которым к венцу условились пойти. Сгорел ведь он на пожаре. И говорит он так: жарко мне, горячо мне, поливай меня водой источниковой. А я не знаю, где источник, спрашиваю его: а есть ли здесь он поблизости? Егор указал: иди прямо, вот за этими зарослями источник малый схоронился, возьми из него воды и подай мне. И правда, за зарослями источник нашла, набрала воды в берестяночку и подала Егору, он пьёт и на себя поливает. Я ему ещё и ещё воды подаю. А он нежится под студёной водой, спасибо мне говорит.

С того дня я всё думаю, где же он, источник этот. А вот пришли с батюшкой сюда, гляжу, где мы находимся, а место то же самое, что приснилось мне. Эти вот заросли. Я зашла за них, а там бочажинка. И подумалось мне: а не этот ли источник будет, из которого Егора я спасала от жара?

Питирим и Василий переглянулись, поднялись:

– Пойдём-ка взглянем, что ты там нашла.

Елена повела их к бочажине. Увидев воду, они оба вроде бы разочаровались.

– Это не источник, – сказал Василий.

– Подожди, подожди, – остановил его Питирим. – Весенняя вода уже повысохла в бочажинках, а эта, гляди, свежая, по самые края.

Склонились над водой все трое.

– Ой, глядите, глядите сюда, под корень под этот глядите, – воскликнула Елена. – Видите, из-под корня течение в глубине. Глядите, песчинки переворачиваются. Как живые.

– И верно, гляди сюда, Василий, видишь, вода-то еле-еле движется.

– Верно, отец Питирим, движется. И песчинки ворочаются. Слабенько так, но и правда, как живые.

Сидели возле бочажины, смотрели в еле заметное движение воды.

– А как иначе, река все воды собирает в себя, сколько на её пути, в берегах, родников-то. Все в неё воду отдают, потому и полная она круглый год, а не только весной. И эта водица… Еле-еле пробивается, а хоть каплю свою малую, а реке отдаёт. Так уж устроено всё Создателем, – говорил Василий.

Питирим помалкивал. И только когда Василий с дочерью собрались уходить, сказал Елене:

– Вещий сон твой, девушка. Сам Господь послал мне тебя сегодня. Благодарение Ему и тебе моё и почтение. Храни вас Создатель.

 

На второй же день, не мешкая, Питирим приехал из Тамбова и, никому ни слова не говоря, отправился к найденному источнику, прихватив с собой заступ, лопату, топор. На месте он расчистил заросли вокруг бочажины, стал копать под корни, выворачивая и обрубая их. Вода сделалась мутной.

Устал, отошёл, настелил срубленные кусты, присел отдохнуть на них. Тянуло к воде, как там, что там? Встал, подошёл: поднятая им муть ещё не совсем осела, но по ней, по мутной, пролегла извилистая дорожка чистой воды, устремляясь к краю бочажины. Переливаясь через край, вода впитывалась в землю.

– Работает, работает источничек. Вон как отделил чистую воду от мутной. Благодарю тебя, Господи, за щедрость твою несказанную, – встал на колени и молился над источником Питирим.

Чтобы не отвлекать людей от стройки, Питирим в свободное время вытёсывал дубовые плахи, готовил сруб для колодца. Натесав, зарезав углы, переносил плахи к источнику, собирал сруб на воде, влазил в него, вычерпывал воду, всё с песком, углублял и углублял колодец.

За этим занятием застал его келейник, привезший Питириму из епархии бумаги.

– Э-э-э, батюшка, так дело не годится. Вода-то родниковая, а ты в ней босой. Долго ли остудить ноги да и все внутренности? Нет уж, изволь, бери мужиков и пусть они на смену копают. А одному – это дело гиблое. Так нельзя.

 

Над колодцем установили барабан с верёвкой. Бадью опускали в колодец барабаном. Накладывали в неё грунт, поднимали наверх. А сруб, который уходил в колодец, всё наращивали и наращивали. Воды в колодце делалось всё больше и больше. Её уже не успевали отчерпывать.

– Остановимся на этом, – сказал Питирим. – Собьём из плах деда – сундук такой – и опустим его на дно, наберём вдоль речки камешков и навалим в сундук, чтобы очищали воду.

Вода поднялась высоко, убегала из колодца сквозь щели. Прорезали квадратное отверстие в плахе, установили в отверстие жёлоб из дубовой коры, и вода побежала по жёлобу, поигрывая, серебряно переливаясь.

Вскоре источник освятили, отслужили над ним молебны благодарности живой воде.

 

 

 

И. Шляпкин. Указец книгохранителя Спасо-Прилуцкого монастыря (антикварное издание). Издательство: Типография М. А. Александрова, 1914 г.   Г. Н. Шмелев. Из истории московского Успенского Собора. Антикварное издание, 1905 г.   Путеводитель по Святой земле. Издательство: Типо-Литография Е. Фесенко, Издание Русского Ильинского Скита на Авоне, 1886 г.

 

 

 


Оглавление

8. Часть 8
9. Часть 9
10. Часть 10

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

06.11: Владимир Левин. Судья (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!