HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2020 г.

Сергей Фолимонов

Я возвращу вам свет любви!..

Обсудить

Пьеса

 

по мотивам произведений и писем Антуана де Сент-Экзюпери

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 14.10.2011
Оглавление

2. Пролог
3. Действие первое. «Родом из детства»
4. Действие второе. «Оторвавшись от земли»

Действие первое. «Родом из детства»


 

 

 

Зажигается свет над площадкой. На ней кресло, рядом с которым кипы газет, рукописи, фотографии. Антуан читает только что написанное письмо к матери. Сидит, забравшись с ногами в кресло.

 

Экзюпери. Мамочка! Как Вы можете оставлять меня так долго без вестей о себе? Вы же знаете, какая это мука. Я не получил ни единого письма в течение двух недель! Мама! Я всё время воображаю какие-нибудь ужасы и страдаю. Сейчас у меня больше досуга, чтобы думать о Вас, о моём далёком счастливом детстве. Оно представляется мне порой огромным краем, откуда приходит каждый. Я спрашиваю себя: «Откуда я родом?» И отвечаю: «Я родом из детства»… (Во время чтения письма появляется мать Антуана. У неё распущенные волосы и белый балахон. Она садится сбоку, на краю площадки.)

Мать. Мой мальчик, мой милый Антуан! Ты страдаешь без меня в своих далёких странах. А я в твоё отсутствие живу нашим прошлым. Каждый твой шаг на этой земле навсегда запечатлелся в моём сердце. Помню день твоего рождения – жаркое июньское воскресенье 1900 года. Друзья твоего отца смеялись: ну, вот, появился на свет ещё один граф де Сент-Экзюпери. Граф! Сколько раз ты потом страдал из-за этого! (Она поднимается, идёт к креслу, на котором сидит её сын, кладёт одну руку ему на плечо, а другой гладит по голове. Экзюпери вздрагивает, ловит наугад руку матери и прижимает её к губам. Сначала говорит, не оглядываясь, затем – смотрит снизу вверх.)

Экзюпери. Мама?! Я слышу твой голос. Его никогда не спутаешь ни с чьим другим. Это ты. Твои милые, милые руки, волосы… Наверное, это сон, или самое сладкое сумасшествие на свете. (Мать обходит кресло и садится на подлокотник.) Ты плачешь? Не надо! Никогда, слышишь, никогда не плачь обо мне! (Мать нежно гладит сына по голове.)

Мать. Не буду, мальчик мой! Обещаю тебе! (Пауза. Антуан сажает мать в кресло, сам усаживается у её ног.) Вот мы и вместе.

Экзюпери. Но ведь это всего лишь мечты, мама!

Мать. Мечты, Антуан, зачастую сильнее реальности. Они излечивают, они дают силы жить и ждать.

Экзюпери. Чего, мама?

Мать. Когда придёт счастье.

Экзюпери. А оно придёт?

Мать. Обязательно. Только бы не пропустить его. Ведь никто не знает счастья в лицо.

Экзюпери. О чём ты говорила без меня?

Мать. О твоём детстве, о том, как ты страдал из-за своего графского титула.

Экзюпери. К чему мне этот титул? Какой-то таинственный голос шепчет мне: «Твой путь высок. Ищи и найдёшь. Только нельзя останавливаться в пути!» Вчера, перелистывая старые газеты, я наткнулся на интересное стихотворение. Сейчас найду. (Роется в куче газет.) Недаром говорят, что истина ждёт нас где-то рядом. Вот оно, слушай… (Читает.)

 

С первых шагов моих, с самой зари,
Только я бросил лета, где бежали
Детские дни наших игр и баталий,
Только уехал из лона семьи, –
Голос какой-то невнятный и странный,
Сопровождает везде, постоянно
Мысли, шаги и поступки мои:
«Путь твой особый. Ищи и найдёшь».
Так он мне шепчет. Но я и доныне
В розысках вечных и вечно в унынье.
Где этот путь, и на что он похож?
Ангел-хранитель ли это со мной?
Демон ли, мой искуситель незримый?
Кто бы ты ни был – поведай, открой,
Что за таинственный жребий такой
В жизни готовится мне роковой,
Скрытый, великий и неотвратимый?Процитированное стихотворение принадлежит перу грузинского поэта Николоза Бараташвили. Перевод Б.Л. Пастернака. 

 

Дальнейшего их разговора не слышно. Начинает громче звучать музыка. Площадка вращается. Призрачный свет гаснет. Вновь освещается улица и кабачок. Идёт дождь. Писатель, промокший, но полный энергии, спешит на встречу с Бардом.

 

Писатель. Приветствую тебя и всех гениальных музыкантов в твоём лице!

Бард. Ты сегодня какой-то подозрительно весёлый.

Писатель. Представь себе: я не спал до рассвета.

Бард. И что же?

Писатель (заговорщически). Я их видел.

Бард. Ты серьёзно?

Писатель. Более чем. Они были вдвоём с матерью. Антуан не знал в жизни более близкого человека, чем она. К ней все его письма, включая последнее.

Бард. О чём же они говорили?

Писатель. Не помню. Но это неважно! О чём могут говорить мать и сын наедине? О любви, о счастье…

Бард. Ты и сам какой-то счастливый и странный. Никогда тебя таким не видел и очень рад этому.

Писатель. Я сам себе рад. В первый раз за последние годы. (Короткая пауза.) Да, вот ещё что. Я ведь сообщил тебе не все новости. Вот кретин! Сегодня утром я прогуливался по бульвару и видел Антуана. Ей богу, это был он!

Бард (улыбается). Тебе, кажется, и впрямь стоит показаться врачу.

Писатель. Вот и ты…(Фраза обрывается на половине. В кабачок входит молодой человек в поношенной лётной форме. Садится за столик и просит выпить. Писатель жестом манит к себе Барда. Шёпотом.) Вот он. (Бард скептически оглядывает незнакомца.)

Бард. Этот? Всего лишь комиссованный летчик. Без денег. К тому же, начинает спиваться.

Писатель. Всё так. Но приглядись внимательнее. Это он!!!

Антуан (развязно). Что вы на меня так уставились, господа? Я – бывший лётчик и офицер, и не позволю!..

Писатель. Не сердитесь. Мы с товарищем не хотели вас оскорбить. Присаживайтесь за наш столик. Мы угостим вас хорошим пивом.

Антуан. Это можно. (Пересаживается.) Простите, господа, что я, хоть и в форме, но не в форме. (Пьяно смеётся.) Позвольте представиться – Антуан Кретьен.

Бард (многозначительно). Антуан! Это становится интересным. (Встаёт и отходит к роялю.)

Антуан. О чём это он?

Писатель. Понимаете, я пишу книгу о Вас.

Антуан. Что ещё за чёрт? Вы издеваетесь, что ли?

Бард (от рояля). Напротив, это вполне серьёзно.

Антуан. Ага! Два остряка собираются скроить мне ослиные уши.

Бард. Ты и без них хорош.

Антуан. Но-но!

Писатель. Не ссорьтесь. Я на самом деле пишу книгу о твоём тезке – Антуане де Сент-Экзюпери. Сегодня утром, прогуливаясь после бессонной ночи, я встретил тебя на бульваре и понял: это ты!

Антуан (пьяно). Хм! Так ведь я понял это гораздо раньше тебя. Экое открытие: я – это я!

Писатель. Нет, ты меня не так понял! Я имел в виду, что ты – это он.

Антуан (указывая на Барда). Этот, что ли? (Бард смеётся.)

Писатель (вытаскивает фото). Вот он.

 

Антуан берёт в руки фотографию и внимательно её разглядывает.

 

Антуан. Где ты её взял?

Писатель. Ты узнаёшь себя?

Антуан. Да. То есть… Это моя фотография. Только лет семь–восемь назад. Откуда она у тебя?

Писатель. В том-то и дело, что фотография не твоя. Это Экзюпери. Посмотри, на обороте надпись: пятое мая 1924 года. Париж.

Антуан (поражён, даже немного трезвеет). Мамочка! Кажется, я сбрендил.

Писатель. Где ты остановился?

Антуан. Пока нигде. Не люблю гостиниц.

Писатель. Тогда пойдём ко мне. Я постараюсь тебе ещё раз всё объяснить.

Антуан (паясничая). Надеюсь, завтра не окажется, что я – Шекспир или королева Анна Австрийская!

Писатель (на прощание Барду). Ты завтра будешь здесь?

Бард. Как всегда.

Писатель. Мы придём вдвоем. (Идёт и оборачивается.) Он всё поймёт. Вот увидишь.

Бард. Надеюсь. Только не сведи его с ума окончательно, этот грех будет на твоей совести.

 

Писатель и Антуан идут по улице. Свет гаснет. Над площадкой появляется призрачное сияние. Возникает музыка. В центре – всё то же кресло. На нём – мать Экзюпери. У её ног и по бокам площадки – друзья и родные. Они по очереди вспоминают об Антуане. Это одновременно ожившие призраки и фотографии из семейного альбома. В конце сцены герои собираются вокруг матери.

 

Франсуа. Мы были одно целое: я, Антуан и мама, которая создала для нас край детства, населила его образами и воспоминаниями. Одно из самых далёких, но очень дорогих воспоминаний – наша нянька из Тироля. Её звали Паула. Это даже не воспоминание. Это воспоминание о воспоминании. Когда Антуану было пять лет, Паула стала уже легендой. Но ещё долго в канун Нового года мать говорила нам: «Письмо от Паулы!» И для нас это была большая радость, хотя никто из нас Паулу не помнил, ведь она вернулась в свой Тирольский домик, похожий на барометр в виде хижины. Да и была ли она на самом деле?..

 

Паула выходит из темноты в освещённый круг. На ней длинное старушечье платье, передник, на голове что-то вроде чепца. В руках – корзинка с вязаньем. Когда Паула идёт, музыка едва слышна, зато громко шаркают её тяжёлые туфли.

 

Паула. Ох! Была ли я на самом деле?! Да разве это главное? Главное в том, что я жила в ваших сердцах как самое светлое воспоминание, как символ детской веры. А мой маленький Антуан! Помнишь, Франсуа, он всегда писал мне нежные письма. Их начала были похожи на молитву… (Вытаскивает из корзины связку писем, отыскивает нужное, разворачивает и читает. Франсуа по-свойски роется в ее корзинке.) Милая Паула, я очень рад, что пишу вам… (Слёзы застилают ей глаза.)

Мать. А помнишь, Паула, когда самолёт Антуана попал под обстрел, что он написал тебе тогда?

Паула. Ещё бы мне не помнить! Мой бедный мальчик!.. (Перебирает письма, пытаясь успокоиться.) Вот это письмо… Паула, в меня стреляют! Слышишь, Паула?! Дело дрянь, и всё-таки я не могу не поражаться синеве этого вечера!.. (Плачет. За сценой слышны звук пикирующего самолёта и автоматная очередь.) Он был поэтом в душе, мой бедный мальчик.

Мать. А ты была его ангелом-хранителем, заклятьем против смерти.

 

В разговор вступает сестра Антуана Симона. Она перелистывает семейный альбом, разглядывает детские рисунки и чертежи.

 

Симона. Да, брат был поэтом, но в его альбоме для стихов можно увидеть схемы двигателей. У него рано появился вкус ко всякой механике и изобретательству.

Франсуа. А как здорово он придумал приделать к велосипеду матерчатое крыло!

Мать (смеётся). Да, да! Он натянул на изготовленную из прутьев раму старое одеяло и покатил с вершины холма в надежде взлететь.

Франсуа. Он всегда был борцом и не любил проигрывать. Мальчишки в коллеже прозвали его «Достань-ка луну».

Мать. В коллеже мои мальчики чувствовали себя одиноко. Антуан часто писал мне, жалуясь, что ему не хватает моей ласки и заботы. И я приезжала. Разве я могла не приехать?! (Начинает звучать печальная музыка.) Когда обучение в коллеже подходило к концу… Нет, мне слишком тяжело вспоминать об этом. (Музыка звучит зловеще, в ней отчётливо слышны диссонирующие интонации. Свет направлен со спины и только на Мать. Она инстинктивно закрывает лицо ладонями. Кричит в темноту наугад.) Маленький принц! Я знаю, ты где-то рядом. Сердце мне это подсказывает, а сердце матери никогда не лжёт. Расскажи им о Франсуа… (Ее голос срывается.)

 

Свет над площадкой становится призрачно-голубым. Актёры замирают в различных позах и похожи на групповую фотографию из семейного альбома. Зажигаются фонари. Луч света высвечивает писателя, задремавшего на скамейке. Он вздрагивает и просыпается.

 

Писатель. Господи, опять это наваждение!

 

В баре зажигается настольная лампа. Бард, заспанный и встревоженный, спрашивает в темноту.

 

Бард. Кто здесь?

Писатель. Это я, Жюльен. Не пугайся. Это я …

Бард. Что ты делаешь на улице в такую пору?

Писатель. Да вот, вышел побродить, размечтался и заснул прямо на скамейке. Ты только не смейся надо мной, ладно?

Бард. Я и не думал. Пойдём-ка лучше согреемся, выпьем по чашечке кофе, поболтаем по-приятельски.

 

Идут в бар.

 

Писатель. И что я за чучело такое! Разбудил тебя, теперь спать не даю.

Бард. Ничего. Расскажи, как продвигается твой замысел.

Писатель. Никак не получается всё привести в систему. По-прежнему вопросов больше, чем ответов.

Бард. Не ворчи и не падай духом. Что тебя тревожит?

Писатель. Сейчас видел во сне их всех. Маленький Антуан, Симона, Паула, мать, Франсуа… Что-то не склеивается, ускользает.

Бард. Что же именно?

Писатель. Понимаешь, Антуан и Франсуа были очень близки друг другу. Почти всегда вместе. Но однажды… Они тогда учились в каком-то пансионе. Шла война. Мать вынуждена была работать и приезжала редко. Мальчишки страшно скучали, засыпали её письмами, вообще вели себя, как маленькие деспоты… так вот, однажды, часа в четыре утра, Антуана разбудила сиделка. Франсуа хотел говорить с ним, Франсуа умирал. Перед смертью он завещал брату велосипед и томик любимого им Эдгара По. О чём они говорили, никто не знает. Но в Антуане что-то сломалось. Не пойму. Может быть, он испугался, может, ощутил впервые, что и он смертен…

Бард. Приляг. Я укрою тебя пледом, и ты уснёшь. Сон скорее ответит на все твои вопросы.

Писатель. Пожалуй, что так. Сыграй мне что-нибудь негромкое.

Бард. Ты прямо как ребёнок.

Садится и играет. Потом выходит из бара на улицу. Опускается на скамейку.

Уснул, вроде бы. Что ищет этот человек? Просто эликсир от одиночества, как и все мы, только каждый по-своему. Это нам лишь кажется, что мы боимся смерти. Боимся мы жизни. Жаждем её и трепещем перед ней. А смерть… она банальный конец одиночества. Антуан это понял, когда держал холодеющую руку брата. Смерти нет, есть избавление от одиночества.

 

Бард поёт песню «Смерти нет».

 

У смертного ложа уселась ночь.
За окнами дождь и мгла.
Свеча в изголовье. Гореть невмочь.
И тенью слеза сползла.
 
Ты был мне товарищ, ты был мне брат.
Ты был, и тебя уж нет.
Тобою пятнадцать минут назад
Мне этот завещан свет. (2 раза)
 
ПРИПЕВ
 
Я его пронесу через рай, через ад,
Сколько б ни было ран, сколько б ни было бед –
Тайный смысл бытия, что открыл мне твой взгляд.
И оставлю всем вам: смерти нет! Смерти нет! (2 раза)
 
Всё это не сказка, не бред, не сон,
Такое бывает, да!
Ожить в каждом взоре – и мир спасён,
Святая сбылась мечта!
 
Нет истины проще и нет сильней
От века и навсегда.
Пусть много во мраке манит огней,
Нам светит любви звезда! (2 раза)

 

 

 


Оглавление

2. Пролог
3. Действие первое. «Родом из детства»
4. Действие второе. «Оторвавшись от земли»

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

08.11: Художественный смысл. Зависимость (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2020 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!