HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2019 г.

Игорь Белисов

"Криминалистика". Две повести и один рассказ

Обсудить

Прозаический цикл

На чтение потребуется четыре часа | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск
Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 25.11.2014
Оглавление

5. Подстава (повесть, часть 4)
6. Подстава (повесть, часть 5)
7. Подстава (повесть, часть 6)

Подстава (повесть, часть 5)


 

 

 

*   *   *

 

Всё воскресение Саня провалялся на своей детской кровати, размышляя о своём взрослом клиенте. Он вспоминал его дочь, жену, и представлял, как те тихо живут в роскошном заточении наглухо замкнутого посёлка, следят за уютом и внешностью, готовят уроки и пищу, в каждодневном ожидании надёжного своего кормильца, который весь день бывает занят невесёлым, угрюмым трудом, а возвратившись с работы, шуршит, раздеваясь в прихожей, входит, поднимает на женщин глаза, тут же светлеет лицом, улыбается, тянет к ним руки, и произносит что-нибудь такое, самое обыкновенное, семейное, тёплое... Саня эти видения гнал, они угнетали его, влекли в меланхолию, в сентиментальное парализующее малодушие, и не давали сосредоточиться на технической сути предстоящей хладнокровной работы.

И ещё он думал о ней. Снова и снова о ней. Не переставая. Все эти годы. И снова – теперь. Она пронзала его мысли рефреном, простёгивала душу сквозной шёлковой нитью, незримой, но такой тянущей, такой режущей... Саня представлял, что это он сам кормилец, что это он приходит домой после дня невесёлой, угрюмой работы, снимает куртку, ботинки, поднимает глаза и видит, как из глубины уютной квартирки, – не таких, конечно, хором, как у клиента, но, всё-таки, собственной их квартирки, – выплывает она. Она говорит что-то заботливое, нежное, женское, – и он, глядя на неё снизу вверх, не в силах подняться из-за навалившейся радости, обнимает её за бёдра и зарывается усталым лицом в её пахучий, жаркий, сладкий дурман.

А потом Сане грезилось, что за ним охотятся неясные личности, серьёзные люди, столь же призрачные, сколь и неотступные. Он чувствовал, они где-то рядом, следят, изучают маршруты и хладнокровно подгадывают благоприятный момент. Он старался держаться людных путей, избегал уединения в городе и особенно – одиноких поездок по пустынной загородной магистрали. Он хотел с ними встретиться и поговорить, всё объяснить – что он невиновен, что он не собирался никому мешать и уж тем более кого-то загонять в угол, что он просто трудился, просто делал своё дело, он всего лишь хотел заработать на самую обыкновенную, семейную жизнь... Но он знал, наперёд уже знал, что никакого разговора не состоится, и единственная встреча, которая суждена в самом скором будущем, непременно закончится одним, без вариантов, без надежды на милосердие, всегда одним, неизменным – вишнёвыми кляксами...

К счастью, это был сон. Пока – только сон. Саня проснулся, вскочил на кровати, нащупал, включил свет. Дешёвая люстра горела ядовитою желтизной. Простенькие занавесочки, жалкий узор обойчиков... Он снова здесь, в той же точке, где был восемь лет назад. Пора отсюда выбираться, пора. Немедленно – или он спятит...

На столе выжидательно блестел аппаратик мобильного телефона с забитыми в память двумя номерами. Саня набрал первый.

– Привет, Артур, это я... Тема в работе. Готов приступить к реальному делу хоть завтра.

Артур помедлил с ответом. Неспешно откашлялся. Затем сказал:

– Подождём ещё пару дней.

– Не понял, зачем ждать?! – слегка взволновался Саня. – Я работал, всё подготовил, я готов действовать! Или что: может ещё отмениться?! Ты, кажется, говорил, что уже задаток внесён?..

– Ишь, зажёгся... – невидимо ухмыльнулся босс. – Успокойся, остынь, ты теперь у меня на окладе, и свою почасовую всё равно получишь. Но с премией пока непонятки. Конкретный заказ под вопросом.

– Слушай, это какой-то беспонтовый базар, порожняк получается!

От мысли, что опять нужно ждать, Саню захлестнуло удушье. Он и так в своей жизни ждал слишком долго, целых восемь лет только и делал, что ждал, ждал, ждал... Ждал того времени, когда он, наконец сможет быть с ней. Но просто освободившийся зек – для неё это слишком мало. Ей не нужен побитый жизнью, нищий мужик. Ей нужен мужчина, к которому она сможет уйти. Мужчина, у которого есть что предложить...

– Это хорошо, – подытожил Артур, – что ты готов к реальному делу. Но те люди, которые нам это дело сватают, они ещё не решили. Хотят попробовать ещё один вариант. Хотят разойтись интеллигентно, без крайностей. И это правильно. Если есть шанс мирно договориться, его всегда нужно использовать.

 

 

*   *   *

 

Ждать «пару дней», которые могли затянуться и, в конце концов, вылиться в порожняк, было пыткой. После того, как он принял такое непростое решение, включился в работу и всё рассчитал – снова ждать... Лежать на кровати Саня больше не мог. Он пытался смотреть телевизор, но мелькавшие по экрану картинки раздражали пёстрой бессмысленностью. Тусклые реплики мамы несли в себе ту же бессмысленность и всё то же ответное раздражение. Чтобы как-то встряхнуться, Саня вышел пройтись по улице, однако и там не нашёл желаемого покоя. Растаявший серый город взирал холодно и надменно, всем безотрадным, замызганным видом давая понять, что смысла нет нигде и ни в чём. Саня вернулся домой, рухнул на кровать, вскоре поднялся, долго и мрачно курил, снова ложился, снова вставал, и снова, и снова...

Она возникла внезапно. Идея. Едва зародившись огненной точкой, она тут же вызрела, надулась и лопнула, заполнив сознание ослепительно жгучим, фантастическим и чудовищным светом. Встретиться. Позвонить к ней домой и конкретно поговорить с ним. С мужем. Безумная, глупая, мальчишеская, эта идея ворожила своим драматизмом, пьянила предощущением поединка и, казалось, обещала какой-то шанс мирно договориться.

Никогда не видя его в глаза, Саня знал его имя, не раз слышал о нём в разговорах, всегда помнил. И теперь, с лихорадочным азартом набрав телефонный номер, едва сдерживая внутреннее клокотание, Саня сказал:

– Здравствуйте, могу я поговорить с Владленом?

Ему повезло. К телефону подошёл именно тот, кому адресовался этот вкрадчивый вечерний звонок.

– Наверное, вы хотели сказать, с Владленом Вениаминовичем? – поправил любезный голос уверенного в себе мужчины, который, очевидно, привык к неожиданным звонкам самых разных таинственных личностей и умел всякий раз обозначить планку воспитанности и благородного личного статуса.

Саня принялся говорить, сбивчиво, нервно, что необходимо с ним встретиться, кое-что обсудить, с глазу на глаз... Владлен успокоил, что понимает, прекрасно всё понимает, и не надо так волноваться по телефону... Непременно наедине, продолжал настаивать Саня, без лишних глаз, без лишних ушей, дело щепетильное, личное... Вениаминович заверил, что все, кто к нему обращается, могут быть уверены в абсолютной конфиденциальности... Где-нибудь в городе, настаивал Саня, на нейтральной какой-нибудь территории... Обманутый муж сказал, что все эти шпионские сложности, в общем-то, ни к чему, и проще всего было бы подъехать непосредственно к нему в контору, где они подробно обсудят дело и начнут с ним работать. По будним дням. В часы приёма... Конечно, конечно, согласился Саня. В контору. Это разумно. В его адвокатскую преуспевающую контору...

 

 

*   *   *

 

Когда на следующий день Саня прибыл в контору, встретившая секретарша с томной ленцой поинтересовалась, есть ли он в предварительной записи, и, получив в ответ отрицание, попыталась его определить на какую-нибудь близлежащую дату. Но Саня не собирался ждать ни минуты. Нависнув над секретарским столом, он грубо накрыл женскую ручку своей пятернёй и, прижав всполошившуюся девицу каменным взглядом, тихо сказал:

– Я звонил Владлену Вениаминовичу. Он пригласил зайти в любое, удобное для меня, время.

Вспыхнув краской, девица экстренно связалась по селектору с шефом, и, сбивчиво докладывая о настойчивом посетителе, тщетно пыталась высвободиться. В тот момент, когда Саня решил, что пора выпускать эту пташку, распахнулась дверь кабинета, и на пороге предстал адвокат лично.

– Владлен Вениаминович?.. – уточнил Саня, пожирая мгновенным взглядом стоявшего в дверях внимательного господина, приблизительно одного с Саней возраста и телосложения, но с надменным выражением дистанции на идеально выбритой, вздёрнутой челюсти. – Я вам звонил... вчера вечером... помните?..

– Да-да... – с усталой рассеянностью сказал адвокат. – Но вообще-то, здесь у нас запись.

– Моя фамилия... – Саня чуть помедлил, давая ему приготовиться, сконцентрироваться, заострить интеллект... И, наконец, прямо назвался.

Это было забавно – смотреть, как меняется лицо этого надутого индюка. Оно дрогнуло, встрепенулось конвульсиями желваков, начало оплывать, словно тающий воск, попыталось вернуться к исходной невозмутимости, – но уже не смогло, а так и застыло в промежуточной стадии метаморфозы... До последнего момента Саня не был уверен ни в чём, и озвучил свою фамилию из чистейшего озорства, наудачу. Но сейчас он в точности убедился, что попал в яблочко, в центр мишени, в потаённую глубину заочного давнего своего врага.

– Конечно, конечно, сейчас вас приму, – натянуто произнёс адвокат. – Вот только отпущу человека... – и, обращаясь к дожидающимся в приёмной клиентам, которых оказалось неожиданно много, и которые начали возмущаться, объявил: – Не волнуйтесь, до всех дойдёт очередь! Но здесь – форс-мажор!

Когда Саня вошёл в спешно предоставленный ему кабинет, адвокат собрался уже, обрёл надлежащую твёрдость духа и сидел в своём кресле с подчёркнутым видом хозяина положения. Только глаза льдом блестели, только пальчики дробью постукивали...

– А у вас тут неплохо, – отметил саркастически Саня, усаживаясь напротив, обводя взглядом офисный интерьер. – Уютно.

– Да уж, жаловаться не приходится, – согласился адвокат равнодушно.

– Меня-то, в своё время, пользовали в кабинетах попроще.

– Каждому – своё.

– Вы знаете, о чём я?

– Да, я краем уха слышал немного о вашей истории, – подтвердил практикующий профессиональный законник. – Но, кажется, то дело закрыто? И, кажется, вы понесли наказание, и теперь перед законом чисты?.. Во всяком случае, меня это не касается, я – не по уголовным делам, я – по гражданским. Ну, так что же вас, собственно, ко мне привело?..

– Не догадываетесь?..

– Я предпочитаю работать с фактами, а не с домыслами, – внёс ясность юрист.

– Работать и неплохо на них зарабатывать...

– А вот это уж, извините, вас не касается, – уточнил Владлен Вениаминович.

– Неплохая квартирка, неплохая семья...

– Вы начинаете меня утомлять, – скривился Владлен. – Давайте-ка ближе к делу.

– К нашему общему делу...

Владлен не счёл нужным комментировать провокацию.

– К одному на двоих, очень важному делу...

Владлен смотрел с раздражением.

– К одной на двоих...

Владлен откинулся в кресле, вытянул ноги и скрестил на груди руки. По всей видимости, он ждал продолжения навязанной неприятности, расположившись с максимальным комфортом и развязностью морального превосходства. Но Саня тоже расположился и тоже ждал. Пусть не так раздражённо, но ждал. Ответного хода.

– Что тебе нужно? – произнёс, наконец, враждебно Владлен, впервые назвав визитёра на «ты» и тем самым нисходя со своей недосягаемой юридической высоты на общую плоскость брошенного ему вызова.

– Мне нужна она! – выпалил Саня.

Владлен отреагировал без эмоций. Он был готов. Только спросил:

– В каком смысле?

– В прямом. Она – моя женщина!

– Вот как? – вскинул брови законный супруг. – А я думал, она всё ещё мне жена.

– Мы... мы с ней... ещё тогда, до того, как я сел... мы были вместе... она жила с тобой, а была моей... много раз... долго... всегда...

– Да, она рассказывала мне об этой своей... глупости, – поведал Владлен с презрительным безразличием.

– Глупости? Ты говоришь, глупости?! Она... она любила меня! И до сих пор любит! Я это знаю, знаю наверняка!

– Ну что ж, – констатировал Владлен с всё тем же цинизмом, – это её право взрослой свободной женщины.

Этот-то оправдает всё что угодно, злобно подумал Саня, наливаясь ответным презрением. Адвокат, одним словом... Гнида... Падлюка... Продырявить, что ли, его?.. Прямо сейчас... Разукрасить вишнёвыми кляксами…

– Как же ты... – выдавил Саня, – как же ты по земле ходишь? Как ты живёшь? Как можешь жить со всем этим?!

– Видишь ли, милый друг... – холодно улыбнулся соперник, – я тоже взрослый и тоже свободный мужчина... Возможно, кое-что не доступно твоему пониманию. Возможно, за то время, пока ты отсутствовал, ты от жизни отстал, задержался в развитии, остался в ещё том, розовом возрасте, когда человек воспринимает мир идеалистически. Но поверь, у взрослых людей всё несколько по-другому. Взрослые люди учатся решать дела сердечные без соплей. Одним словом, у меня нет психологических трудностей – чего и тебе от души желаю.

Да, прямо сейчас, бредил Саня, взять и всадить. Одну за другой. Все восемь пуль. Владлен Вениаминович, сучья твоя душонка! Сам пригласил к себе же в контору – сам же себя и подставил. Нет-нет, если бы ты повёл себя как-то иначе, тогда, возможно и я... Но ты начал показывать своё превосходство, будто ты в чём-то выше. Выше зека, который за восемь лет задержался в развитии и не стал такой хладнокровной падлюкой, как ты. А ведь мы – приблизительно одного возраста и телосложения. Разница между нами лишь в том, что... Не будем углубляться, дело решённое – сам себе подписал. Восемь пуль, по очереди. Всё будет тихо, с глушителем – совсем тихо... Первую – в живот. Ты согнёшься и судорожно попытаешься встать, тогда вторую – в коленку. Ты снова рухнешь, потянешься к телефону, и тогда третью – в руку. Ты станешь извиваться, скулить, умолять...

– Зачем она тебе? – вдумчиво спросил Саня, предоставляя приговорённому ещё один шанс.

– Мне? – пожал плечами приговорённый. – Незачем.

– Так отдай её мне!

– Ну так возьми, забери... – снова улыбнулся Владлен. – Вообще-то, дверь из моего дома для неё открыта всегда. Откровенно говоря, я давно бы её вышвырнул, но... ребёнку нужна мать.

Замельтешило, заскакало, закружило и поплылó – перед ослеплёнными Саниными глазами. Он застыл, не понимая, соображая и потерянно хлопая по подмышке, нащупывая обезоруживающую пустоту...

– Ребёнку? Какому ребёнку?! – пробормотал он, осознавая, что никакого пистолета у него с собой нет.

– Ну что ты занервничал? – добил хладнокровно Владлен. – Да, у нас с ней ребёнок. В браке такое бывает. Мальчик.

– Ребёнок... Мальчик... – заворожённо повторял Саня. Пистолета нет, потому что он пришёл сюда безоружным, пришёл просто поговорить, кое-что для себя просто выяснить. Вот, кажется, выяснил: – Мальчик... Как же я сразу не догадался, ну конечно, конечно!.. Сколько ему лет?!

– Скоро восемь.

– На кого похож?!

– Не важно. Тебя это не касается.

– Уверен? Уверен, что не касается?! – снова завёлся Саня, завёлся совершенно по-новому, с просветлением, с хмелящей надеждой.

– Абсолютно, – отрезал Владлен. – И знаешь, почему не касается?.. Потому что каждый день, когда я вечером возвращаюсь с работы, он бежит ко мне сломя голову и кричит: «Папа, папа!».

Задыхаясь в догадках, обливаясь потом прозрения, Саня сидел и смотрел сквозь Владлена. Смотрел сквозь него и видел, снова видел одно и то же немое кино – как уставший после долгого дня человек приходит домой, раздевается, а из глубины семейной квартиры к нему радостно тянутся жена и ребёнок... И этот человек никогда, никогда, что бы там ни случилось, никогда их не должен оставить...

Наконец, Саня вернулся в реальность, и, уже глядя осознанно на сидящего перед ним мужчину, медленно выдавил:

– Ну, ты попал!..

– Мы оба попали, – уточнил мужчина с достоинством. – Ты – на восемь лет зоны. Я – на всю оставшуюся свою жизнь.

Саня понурил голову. Он вдруг почувствовал странную общность, нелепое родство, вынужденную, жалкую близость людей, по-разному угодивших под одну и ту же подставу.

– Восемь лет... – усмехнулся Саня. – Всё из-за неё. Ради неё... – и вдруг подняв на Владлена глаза в наплыве раздирающей душу искренности, словно оправдываясь, словно ища поддержки, бесхитростно пояснил: – Я хотел заработать. Хотел как-то ей соответствовать...

– Заработать... Соответствовать... – передразнил Саню Владлен. Он произнёс это совсем беззлобно, устало и равнодушно. Посмотрел за окно и отрешённо добавил: – Ничто не стоит так дорого, как любовь... и так дёшево, как неверная женщина.

 

 

 


Оглавление

5. Подстава (повесть, часть 4)
6. Подстава (повесть, часть 5)
7. Подстава (повесть, часть 6)

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

02.08: Юрий Сигарев. Грязь (пьеса)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!