HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2019 г.

Игорь Белисов

"Криминалистика". Две повести и один рассказ

Обсудить

Прозаический цикл

На чтение потребуется четыре часа | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск
Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 25.11.2014
Оглавление

4. Подстава (повесть, часть 3)
5. Подстава (повесть, часть 4)
6. Подстава (повесть, часть 5)

Подстава (повесть, часть 4)


 

 

 

*   *   *

 

Ладно, думаешь ты, отдаваясь смирению проигрыша, наливаясь леденеющей злобой, спокойно и нервно подруливая к бордюру. Ладно, догнали, прижали – ваша взяла. Раз так – торможу. Неприятно, конечно, омерзительно и чуточку страшно, но что делать, никто ведь не застрахован, с каждым может случиться, зазевался, отвлёкся, прощёлкал хлебальником. Торможу, торможу, ну что вылупились, что скалитесь?!

Ты отключаешь электропитание – размыкаешь два проводка, коричневый и красный, – и мотор, фыркнув, мурлыкнув, послушно тебе глохнет. Разводишь проводки друг от друга подальше, последний раз кидаешь взгляд в зеркало – не бледновато ли выглядишь? – и, вдохнув, щёлкнув крючком, толкаешь наружу дверь. Вылезаешь, медленно разгибаешься, поёживаешься, потягиваешься, похрустываешь, покашливаешь. И выходишь навстречу.

Они выползают, хлопают всеми дверьми, расправляются во весь рост, разворачивают плечи, рассеянно поглядывают по сторонам, неторопливо, с показной ленцой и расхлябанностью в каждом упругом мускулистом движении, направляются в твою сторону. Их трое – высокие, крепкие, молодые. Подходят вплотную, огибают дугой, кривят губы, щурят глаза, угрюмо и придирчиво разглядывают, прикидывают, молча оценивают.

Не дрейфь, приказываешь ты себе. Раз уж такая случилась лажа, включай свой характер. Придётся держать удар. Придётся заняться делом…

 

 

*   *   *

 

– Дело серьёзное, – сказал Артур вместо приветствия. – Как раз для тебя.

Он приехал один. Назначил встречу на отдалённой безликой улице и лично прикатил за рулём своего могучего как танк и траурного как катафалк, примелькавшегося в родном районе чёрного джипа.

– Извини, что заставил тебя тащиться в такую даль, – продолжил Артур, когда Саня влез на сидение справа и они тронулись. – Проще, конечно, было бы встретиться у меня в ресторане... Но о нашем контакте никто знать не должен. Включая моих шестёрок... Они, конечно, парни славные. Только вот нет у меня уверенности, что кто-нибудь из них где-нибудь случайно не сболтнёт лишку... В общем, для всех – мы с тобой разбежались, и никогда больше не виделись. Такая теперь, значит, легенда. Усвоил?

Он уже не был добродушным владельцем законного ресторанного бизнеса, болтливым весельчаком, гурманом и щёголем. Теперь он был чёрным боссом. Говорил лаконично, сухими, короткими фразами, исключая всё лишнее, без живописи, без виньеток.

– Есть клиент. Неопасный. Но неприятный, бодливый. Сильно мешает одним серьёзным людям. По натуре – игрок. Начал загонять этих серьёзных людей в угол. Они пытались договориться. Но он упёртый, не хочет. Это его выбор. Не их – его. Всякая игра имеет свои правила и свои пределы. Он заигрался. Больше для него вариантов нет... – Артур выдержал паузу. – Эти серьёзные люди обратились ко мне. Они мне, видишь ли, доверяют... А я, Саня, доверяю тебе... – Артур опять помолчал, давая Сане осмыслить всю нешуточность многоступенчатого доверия, после чего завершил: – Короче говоря, клиент должен исчезнуть.

Саня смотрел, как скользит за окном совсем весенний уже, размытый и грязный, замызганно-серый, с едва приметным зелёным налётом, бесчувственный город. Плывут заляпанные машины, мелькают невзрачные пешеходы. И тянется, тянется вдоль дороги хмурый, окаменелый, слежавшийся почерневший снег...

– На всё про всё тебе срок неделя, – уточнил Артур. – От силы дней десять. Не больше.

– Что за гонка? – включился Саня.

– Время поджимает.

Они свернули с оживлённой улицы и ползли теперь, мягко переваливаясь, по ухабистой распутице богом забытой дорожки, которая бесконечно тянулась меж бетонных заборов безжизненных кварталов промзоны. Так буднично, безразлично-буднично всё было вокруг, что Саня даже не удивился тому, с каким спокойствием выслушивает хладнокровную жуть Артура, словно всё это – самое обычное, будничное предприятие, такое же безымянное и безжизненное, как вот эти заборы, постройки, трубы, ангары, столбы, провода... Слова Артура были простыми и тусклыми, он всего лишь излагал суть предстоящего дела, которое нужно выполнить как простую и тусклую работёнку, в исходе которой Артур был уверен – уверен настолько, что даже не допускал тени сомнения, что предполагаемый исполнитель может взять, да и попросту отказаться.

– А кто он, этот клиент? – полюбопытствовал Саня.

Артур повернул к нему невозмутимость лица, чуть изогнул уголок рта и снова вернулся в невозмутимость.

– А тебе это надо? Близкое знакомство – это лишнее, совершенно. Близкое знакомство – это уже повод к эмоциям. Ты ведь можешь его нечаянно... – тут он позволил себе смешок, – полюбить... или возненавидеть... И то и другое одинаково делу вредит. Чтобы всё получилось, не должно быть эмоций. Никаких. Это – просто объект, просто заказ. А ты – просто профессионал, этот заказ выполняющий.

Как всё просто, нахмурился Саня...

– Ты меня знаешь, – добавил Артур, – я с мелочёвкой не связываюсь. Задаток уже внесён. Серьёзный задаток. Остальное – по факту. Поверь, для нас это – достойное предложение. И я уверен, ты с этим достойно справишься.

Как же всё просто, снова подумал Саня. Просто и неизбежно. То, к чему ты стремишься, тебя отвергает. А то, от чего бежишь, само находит тебя. Как всё просто, взаимосвязано и переплетено. В чём случайность? В чём закономерность? В чём проигрыш? В чём выигрыш? В чём, в чём он, свободный выбор свободного человека?

– Ты тачку-то давно водил? – спросил Артур после молчания.

– Последний раз – восемь лет назад, – едко напомнил Саня.

– Значит, потренируешься. Думаю, пару дней тебе хватит. – Он перегнулся вправо и достал из бардачка потрёпанную барсетку. – Вот. Это тебе, для тренировки.

В барсетке Саня обнаружил ключ от машины, техпаспорт и доверенность на его имя. Он не успел даже изумиться такой предупредительности работодателя, такой его уверенности в том, что Саня возьмётся за это тёмное, чёрное дело, а босс уже притормозил у обочины, и непререкаемым тоном давал заключительную инструкцию:

– Пойдёшь до конца прямо, там увидишь парковку. Твоя машина – во втором ряду слева. Номер – в техпаспорте. Ближайшие пару дней не слазь с неё, набирай форму... И ещё... – понизил голос Артур. – В багажнике, под запаской, найдёшь свёрток. Небольшой такой. В нём – главный твой инструмент... – Он выдержал паузу, прищуренно глядя вдаль, будто что-то высматривая. И вонзил в Саню немигающий взгляд. – С глушителем.

 

 

*   *   *

 

Для тренировки Саня выбрал случайное место в случайном густом подмосковном лесу. Просто отъехал подальше от города до приглянувшихся зарослей и свернул на первую попавшуюся просеку. Машину – выданную Артуром обшарпанную «девятку» – пришлось бросить тут же, у самого края леса, поскольку дальше тянулась непролазная колея, едва накатанная по морозу редкими зимними посетителями, а теперь растаявшая, блестящая ледяными осколками отражённого неба среди жирных извилин грязи.

«Почерневший тает снег весной...» – напевал тихо Саня, продвигаясь вдоль колеи, осторожно ступая по оплывшему, хрупкому насту. Несколько раз он слегка проседал вместе с продавленным снежным куском, наконец, провалился всерьёз, с всхлипом выдернул затянутый грязью ботинок, и решил, что углубляться в лес дальше нет смысла. Отсюда шоссе уже не просматривалось, лишь доносилось шипение мимолётных машин, а вокруг теснились густая сумрачная чащоба. Оставив просеку, Саня свернул в заросли. В бурой их глубине он заприметил ярко-жёлтый, залитый солнцем просвет. Под деревьями ещё дремала залежавшаяся зима, и Саня проваливался в снег по колено, но идти было легко, вольно. Грудь распирал хмельной воздух пробуждающейся природы, куда ни глянь, жемчужно сверкали капли, сочно блестели набухшие почки, замшелые стволы уходили мётлами в пронзительно синее небо, и оглушительно звенел, порхал, струился, переливался, разноголосый щебет заигрывающих меж собой птиц.

Поляна, к которой выбрел Саня, подходила как нельзя лучше. Продолговатая, с почти идеально прямыми краями, по периметру она была наглухо закрыта кустарником, а на дальней её оконечности раскинулся могучий кряжистый дуб. Осваиваясь в машине, Саня обнаружил на заднем сидении несколько гламурных журналов, и один из них захватил с собой в лес. Теперь он подошёл к дубу и попытался укрепить журнал на стволе. Журнал оказался тяжёлым и не желал держаться уготованной участи. Тогда Саня с хрустом вырвал обложку и пришпилил её к морщинам коры с помощью обломка ветки. С обложки белозубо улыбалось холёное лицо красавца-мужчины, которого Саня видел впервые. Имя и фамилия этого человека значились тут же, броскими литерами, и даже имелся анонс посвящённой герою статьи, но всё это было для Сани просто цветным шрифтом, бессмысленным и никак его не касавшимся. Саня отошёл от дерева шагов примерно на десять, развернулся, упруго расставил ноги, с прищуром художника ещё раз взглянул на улыбчивого красавца, запустил руку за пазуху – и вытащил неестественно длинный, блеснувший глушителем, пистолет.

Любопытно, прикидывал Саня, кто он, этот придурок, угодивший на шикарную эту обложку? Впервые вижу, и всё же, улыбка его чем-то меня раздражает. Сейчас я доставлю себе маленькое, совсем невинное удовольствие...

Он вытянул руку и выстрелил. Звук вышел глухим до неузнаваемости, однако рука дёрнулась ощутимо, и коротко взвился кислый дымок. Саня не заметил, чтобы портрет как-то отреагировал. Подойдя вплотную, он убедился, что ни на портрете, ни на стволе ожидаемое отверстие не появилось.

Ничего, ничего, подумал Саня. Это я с непривычки. Сейчас я влеплю этой морде точнее...

Вторая пуля хрустко по дереву щёлкнула, отщепив ломоть коры. Саня прицелился снова и нажал спусковой крючок. Глянцевый лист содрогнулся, и одна буква в названии чуть изменила изначальный дизайнерский вид.

Нет, так не пойдёт, одёрнул себя Саня. Надо расслабиться, полностью отрешиться. Я не знаю этого человека, впервые вижу это лицо, мне наплевать, кто он: политик, артист, спортсмен... Мне абсолютно наплевать, улыбается он или нет... Это даже и не лицо. Просто мишень. Я просто навожу, совмещаю прорезь с мушкой, задерживаю дыхание и...

На этот раз левый глаз мишени вскрылся бельмом свеженькой древесины. Саня выстрелил снова – и теперь хрустнула переносица. Это уже был кой-какой результат... В Сане зажёгся азарт и, чтобы успех закрепить, он выдрал из журнала новый портрет – роскошная дамочка в окружении парфюмерной продукции. Это лицо, как и предыдущее, Саня также видел впервые. Последующая серия выстрелов оказалась удачней, чем предыдущая – дамочка изошла клочьями. Игра увлекала. Саня сменил обойму и вывесил под прицел очередную условную жертву. Результат оказался ещё более точным. Саня заулыбался. Затем он разделался со следующим героем глянцевой славы. Практически идеально. Сане хотелось ещё и ещё, но тут он вдруг обнаружил, что к досаде быстро набираемой формы у него закончились отмерянные для тренировки патроны.

Ну и хватит пока, удовлетворённо заключил Саня, укладывая разбуженный пистолет в колыбельку подмышечной кобуры.

Он вяло пролистал оставшиеся страницы и поймал вдруг себя на том, что все эти лица ему незнакомы. Тогда, восемь лет назад, в героях ходили совсем другие люди. Кто теперь помнит о них? Так же, спустя время, забудут и этих. Так же канет в прошлое и его предстоящий клиент... Артур прав. Не нужно пытаться с клиентом знакомиться. Нельзя. Можно возненавидеть или полюбить. От любви до ненависти один шаг. Эмоции вредят. Возлюби ближнего своего, не убий... – всё это мантры для неврастеников, самовнушение для сентиментальных идеалистов. Но если ты не любишь, не ненавидишь, если человек тебе вообще безразличен – всё должно получиться достойно. Надо от эмоций освободиться, избавиться от этой болезни. Тогда и не дрогнет рука. И не будет никаких вишнёвых клякс. Эмоции – удел дилетантов. Пора стать профессионалом. Просто профессионалом, который выполняет работу.

С этими мыслями Саня вышел на просеку и зашагал в сторону шоссе. Теперь он шёл бодро и оптимистично. Теперь он был уверен, что справится.

Солнце палило. Сверкала капель. Звенела птичья симфония.

 

 

*   *   *

 

На фотографии он выглядел непохоже. Сане досталось не совсем полноценное фото, а вырезанный фрагмент. Развесёлая физиономия с постановочной растяжкой улыбки и розовым сиянием маслянистых, нетрезвых, судя по всему, глаз. Запечатлённый человек явно в тот момент находился в самом праздничном расположении всех своих чувств, когда его, на ходу, привлёк дружеский оклик фотографа – и он позировал с удовольствием, не предполагая фатальной роли случайного снимка.

В реальной жизни он оказался совсем не весёлым, пожалуй даже угрюмым, сухим и загруженным в глубокие мысли субъектом. Всякий раз, по окончании рабочего дня, приблизительно в одно время, с неизменно угрюмым выражением лица он выходил из своего офиса, садился в машину и, уткнувшись в привычную пробку, медленно полз к выезду из Москвы. Он всегда ехал в среднем ряду, не обгонял, заранее притормаживал, а разгонялся неспешно и как будто бы даже сонливо. Миновав пост ГАИ и вырвавшись на относительно разряжённый, свободный простор загородной магистрали, он прибавлял скорости ровно до разрешённого норматива, и двигался так вплоть до своего поворота, к посёлку коттеджей, огороженному от внешнего мира высокой глухой стеной с охраняемым въездом, за воротами которого он исчезал, – чтобы назавтра, в неизменное время, снова выехать из этих ворот и повторить ещё один, тоску нагоняющий своей неизменностью, день.

Вот уж неделя, как Саня следил за клиентом, и за всё это время тот от маршрута не отклонялся. Его рабочий день иной раз вносил некоторое внешнее разнообразие – бывало, клиент отлучался по каким-то делам, – но чаще всего его машина с утра до вечера томилась безвыездно на охраняемом паркинге перед офисом. Наблюдая за такой маловыразительной жизнью своего подопечного, Саня склонялся к идее, что перед ним – зауряднейший человек, и ему представлялось невероятным, что этот, в сущности, обыватель мог встать костью в горле у неких загадочных «серьёзных людей». Конечно, автомобиль бизнес-класса, морёная дверь офиса в Центре и глухие ворота коттеджного посёлка категории «люкс» придавали клиенту неброского шарма птицы несколько повышенного полёта, – но не хищной, не плотоядной. Такой птице, казалось, не стоит особого труда свернуть где-нибудь по-тихому шею – тем более всадить несколько спокойных, размеренных пуль.

Один раз, правда, добыча открылась перед охотником с вполне предсказуемой, но неожиданно неприятной для охотника стороны. Дело было в субботу, и уже знакомый автомобиль, выехав из уже знакомых ворот, взял курс на Москву. Целью поездки оказался кинотеатр. Когда машина остановилась, из неё, помимо клиента, вылезли миловидная женщина и ещё более миловидная девочка подросткового возраста. Проходя мимо «девятки», все трое оживлённо болтали, жестикулировали и смеялись, и от них исходило такое впечатление счастливой безоблачности, что у Сани испортилось настроение. Промозглый густой мрак спустился на Санину душу, и Саня решил, что конца сеанса дожидаться не будет. Он долго впустую колесил по дорогам, пытаясь отвлечься на шлифовку водительских навыков, но отвлечения это ему приносило мало, и перед глазами всё время стояли лица миловидных людей, которые проходят мимо, жестикулируют и смеются, и не догадываются, что совсем рядом, за тёмным стеклом неприметной «девятки», сидит профессионально притаившаяся погибель.

 

 

 


Оглавление

4. Подстава (повесть, часть 3)
5. Подстава (повесть, часть 4)
6. Подстава (повесть, часть 5)

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

02.08: Юрий Сигарев. Грязь (пьеса)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!