HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2019 г.

Игорь Белисов

"Криминалистика". Две повести и один рассказ

Обсудить

Прозаический цикл

На чтение потребуется четыре часа | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск
Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 25.11.2014
Оглавление

12. Двенадцать шагов (повесть, часть 3)
13. Двенадцать шагов (повесть, часть 4)
14. Двенадцать шагов (повесть, часть 5)

Двенадцать шагов (повесть, часть 4)


 

 

 

Я ехал, всматриваясь в дорогу и примыкающее к ней пространство. У меня отличная интуиция, и в данном случае она словно нашёптывала, что я непременно настигну затерявшегося во тьме Н. И. Сусликова. Мне вдруг подумалось, что я не очень-то представляю, как он в реальности выглядит. Ведь я видел только его лицо на фотографии, а это далеко не одно и то же, что бредущий по ночной улице силуэт странника. Ну ничего, ничего – мне б только обнаружить какого-нибудь шатуна, похожего по приметам на Коленьку, а уж там разберёмся по ходу, я думаю. Чёрт возьми, обнаружить бы хоть кого-нибудь! – но на всём пути улица оставалась пустынна, и только в одном месте стайка бродячих собак деловито пересекла дорогу в лучах моих фар.

Оранжевые фонари скользили мимо с гипнотической монотонностью. Клочья тумана наплывали, как обрывки вот-вот готового навалиться сна. Я бесконечно курил, но это не придавало бодрости. Я включил погромче музыку и принялся листать каналы. Большинство радиостанций раздражали безмозглостью жизнелюбия, а те немногие, что отвечали моим культурным запросам, неизменно баюкали, и я рисковал проделать остаток пути со смеженными веками.

И тут мне неожиданно повезло...

Я, правда, не понял ещё, что это именно везение, но на тусклом полотне дороги вдруг промелькнула какая-то пестрота, и я затормозил, пытаясь осознать, что же это там было. Включив заднюю передачу, я медленно покатился в обратную сторону. Из под капота выплыло то самое, что меня так взбодрило: осколки разбитой бутылки, сверкающие, как алмазная россыпь; и что-то ещё, какие-то пятна, тёмные и бесформенные, почти незаметные, но, безусловно, чужеродные на ровном фоне асфальта.

Заглушив мотор, я вышел из машины. При ближайшем рассмотрении я убедился, что пятна заинтриговали меня не зря. Конечно же, это была она – кровь. Сочные бурые разводы, уже потускневшие, но ещё туманом не смытые, окропили место совсем недавнего инцидента. Крови было не так много, чтобы предположить наихудшее, но и не так мало, чтобы игнорировать за никчемностью. В эпицентре происшествия кровь была затоптана и размазана в грязные полосы, а дальше, к газону, вела цепочка нетронутых клякс. Я пересёк газон и обнаружил продолжение темы на тротуарной дорожке – кляксы, уже не такие густые и заметно редеющие, тянулись параллельно шоссе как раз в том направлении, куда я нацелился ехать.

Я запер машину и двинул по следу. Кляксы становились всё меньше в размере, и падали со всё бóльшими интервалами. Под очередным фонарём отметились сразу три кляксы, и я увидел, что они совсем бледные, в белесоватой густой пеночке, скорее всего – слюны. Под следующим фонарём я обнаружил окурок с чуть розоватым отпечатком на фильтре. Далее следовали совсем уже единичные, редкие, почти бескровные пятнышки, просто плевки. Значит, для потерпевшего всё не так страшно, заключил я. Что ж это я так всполошился? Да и моё ли это, собственно говоря, дело?

Плевки вели к ларьку у автобусной остановки. Одинокая будочка тщетно сверкала огнями, приглашая безлюдную ночь купить хоть чего-нибудь. Я уж хотел повернуть обратно, когда почувствовал настойчивый зов жажды. Окошко оказалось закрытым. Я постучал – безответно. Жажда мгновенно полыхнула огнём и сковала горло клеящим спазмом. Я отчаянно забарабанил в стекло, ещё и ещё, и ещё... Чёрт возьми, зачем брать лицензию на круглосуточную торговлю, если никто не собирается ночью работать? Зачем дразнить страждущего в глухой час путника?!

Наконец, окошко раскрылось, и заспанный женский голос неприязненно пробурчал:

– Ну чё вы всё никак не угомонитесь? Чего тебе?

– Мне?.. Мне бы бутылочку минеральной воды, – пролепетал я, едва ли не оправдываясь перед этой хамоватой невидимой тёткой.

– Какой минеральной? Их здесь много.

Почёсывая затылок, я принялся изучать витрину, блистающую, как орденами, бутылками разных объёмов, расцветки и содержания.

– Ну чё ты там застрял? – нетерпеливо подгоняла она. – Небось, не невесту выбираешь.

Я всё ещё мешкал, и она продолжала:

– Один тут, до тебя, тоже выбирал. Пива ему, видите ли, захотелось. Выбирал, пока милиция не подъехала и красавца не забрала.

– Милиция? – заинтересовался я.

– Ага, она самая.

– За что ж она его забрала?

– За что, за что... Найдётся за что… Стоял, хлестал пиво прямо под фонарём. Сначала одну бутылку. Потом показалось мало, взял другую. А у самого – вся морда разбита в кровь. Я ему говорю, чтоб шёл домой, а он мне – горе у меня, говорит, дай душу маленько успокоить. Успокоил… Подъехали, проверили, документов нет, физиономия размалёвана, так и подхватили под белы рученьки, так красавца и повезли...

Во мне вдруг полыхнул согревающий хмель. Волной накатил и тут же отпрянул, оставляя волнующее предощущение близкой удачи. Ещё не сформулировав до конца стремительную догадку, я уже тянул из кармана нащупанную фотографию.

– Посмотрите, пожалуйста… Это, случайно, не он?

– А ты чё, Интерпол, что ль?

– Ну, не то чтобы... но, в общем...

– Ещё чего! – возмутилась она. – Буду я всяких пьяниц запоминать. У меня тут вас сотни шастают. На кой вы мне сдались, запоминать вас.

Меня кольнула так хорошо знакомая за долгий срок службы неприязнь наших граждан к каким угодно людям из «органов», без разбора, без проблеска человечности.

– Вообще-то, я не совсем пьяница. Скорей, даже, трезвенник. Я ведь, собственно говоря, хотел купить минералки.

– Ну так чё, выбрал что ль?

– Да мне, в общем-то, всё равно. Давайте любую, пить очень хочется.

– Бери нашу, местную. Поддержишь производителя. А вообще, все они одинаковы и разливаются сам знаешь где.

Она шмякнула пластиковым пузырём с водой известного местного бренда. Я расплатился, тут же раскупорил и присосался к шипучему наслаждению, которое оказалось обидно тёплым и будило воспоминания о торфяных болотах, в окружении которых издревле ютится наш городок. Без удовольствия утолившись, я протянул руку за фотографией.

– Погоди-ка, – сказала тётка, продолжая удерживать фото. – Дай-ка, я погляжу... Хм-м, кажись, он. Нет, точно он. Только тут морда маленечко поприличней... Он чё, из этих, из бандюков? Так и не скажешь... Хм-м… Вроде, милый на вид, безобидный...

– Да нет же, он гражданин приличный, – заверил я, расплываясь в улыбке. – Это мой товарищ. Я потерял его по дороге. Вы только внимательно посмотрите: он или не он?

Продавщица не сочла нужным более тщательно разглядывать фотографию, вернула её и осуждающе изрекла:

– Грех обманывать старую женщину... «Мой товарищ»... Твои товарищи сейчас уже мутузят его в четвёртом околотке. Ты ж сам из тех... Ладно, чё уж там, утешься – он это, он, беги, догоняй...

Я поблагодарил её за содействие и отличный выбор минеральной воды, спрятал фото в карман и уже собрался идти, но напоследок спросил:

– А почему вы решили, что я, как это вы выразились, из тех.

– Так кто ж ещё будет абсолютно трезвым разгуливать среди ночи и разыскивать человека по фотокарточке?

 

 

*   *   *

 

Окрылённый успехом и весьма познавательным диалогом, я пустился вдогонку за моим подопечным. Как и многоопытная торговка, я прекрасно знал, где расположен «четвёртый околоток» – отделение милиции, курирующее данный район. Срезав дворами, я сократил путь до пяти минут и вышел к знакомому особняку, обнесённому бетонной стеной с ниткой колючей проволоки по верху. У шлагбаума ко мне направился милиционер в бронежилете и с автоматом, позёвывающий с ленивой готовностью ко всему – я вскинул в знак приветствия своё удостоверение. Легко вспорхнув по ступенькам, я ступил внутрь казённого дома. Удачная ночь, фортуна мне опять улыбнулась. На сей раз – улыбкой знакомого старлея, который сидел за барьерчиком дежурной части и чистил ногти уголком металлической линейки.

– Какими судьбами? – бросил он, продолжая занятие.

Как и со многими боевыми ментами, с ним меня связывало приятельство, вызревшее в различных совместных операциях за многое годы. Не настолько тесное, чтоб закадычно обняться при встрече, но и настолько формальное, чтоб расшаркиваться в любезностях. Без околичностей я с ходу приступил к делу.

– Не этого ли красавца вы не так давно повязали? – спросил я, протягивая фотографию.

Едва взглянув, он заулыбался ещё шире:

– Я вижу, следствие держит руку на пульсе событий. Да, действительно, совсем недавно он у нас погостил.

– Погостил? И где ж он теперь?

Пожав плечами, старлей предположил:

– Наверное, дома уже. Ему тут недалеко. Мы его только для выяснения личности задержали. Выяснилось, что никакого криминала на нём не висит. Или, может, мы ещё чего не в курсáх?

– Да нет, он чист. Это я так, по дружбе интересуюсь.

– Ну так чего ж нам его мариновать? У нас вон и так обезьянник под крышу забит.

Он махнул линейкой в ту сторону, где за широкой, во весь простенок, решёткой, тускло сверкали с десяток звероподобных, затравленных глаз. К такого рода глазам мне привыкать не приходится, но я всякий раз поражаюсь, насколько меняют лицо человека обыкновенные железные прутья, отгородившие его, пусть даже на время, от законной свободы.

– Он ведь и так потерпел, бедолага… – добавил старлей.

– Потерпел?

– Ну да. Шёл поддатый домой, встретились отморозки, нашлифовали пятак. Вот, полюбуйся, что он тут написал… – На краю стола лежала рыхлая стопка бумаг. Старлей поддел ногтем верхний исписанный лист и протянул его мне.

С трепетом, достойным исторического сокровища, я прочёл:

 

Прошу оказать содействие в розыске и поимке преступников, которые приблизительно в 3.00 остановили меня на Старом шоссе, в промежутке между постом ГАИ и перекрёстком с Цементной улицей. Их было четверо, и они в грубой форме попросили меня показать мой мобильный, так как я шёл и был занят телефоном, и они это заметили. Я шёл и писал эсэмэски моей любимой женщине, с которой недавно расстался, и так как она не отвечала, настроение моё было ужасным, вот в чём штука. Поэтому, когда один из них попытался отобрать у меня телефон, я тут же ему воспротивился в грубой форме. Прошу учесть, что я никогда не мог поднять руку на человека, хотя, если честно, очень часто хотелось. Но когда этот гражданин ударил меня по лицу, я всё же попытался ответить ему тем же, но, к сожалению, не попал, так как не имел нужного навыка. Тут они набросились на меня вчетвером, и мой телефон не достался из них никому, так как упал на асфальт и разлетелся на части. Я ползал по асфальту и пытался его собрать, а они били меня ногами, и топтали мой телефон в грубой форме. Прошу учесть, что моральный ущерб не исчисляется только стоимостью телефона, так как для меня это было единственное средство связи с любимой женщиной, в памяти телефона был её номер, и теперь всё пропало. Также прошу учесть, что вскоре после нападения я выпил всего одну бутылку пива (0,5л.), и не рассматривать это как алкоголизм и нарушение общественного порядка, так как я находился в состоянии стресса вследствие насилия над моей личностью неизвестными лицами в грубой форме.

 

Н. И. Сусликов

 

 

 


Оглавление

12. Двенадцать шагов (повесть, часть 3)
13. Двенадцать шагов (повесть, часть 4)
14. Двенадцать шагов (повесть, часть 5)

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

02.08: Юрий Сигарев. Грязь (пьеса)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!