HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 г.

Николай Толмачев

Солнца не надо, или Материалы для ненаписанного романа

Обсудить

Роман

Опубликовано редактором: Карина Романова, 22.11.2008
Оглавление

17. Глава 16
18. Глава 17
19. Глава 18

Глава 17


 

 

 

Подошло Восьмое марта – праздник, Международный женский день. По календарю весна, а на улице мороз, все заледенело, потеплением и не пахнет. И не верится даже, что когда-то придет настоящая весна. В последние годы – примечал Шрамов – посуровели зимы что-то, весны приходят поздно. Видно, климат меняется, и опять же – в худшую сторону. Когда же начнет что-то меняться в лучшую, – думал Шрамов.

Он смотрел на глыбы снега и льда под окнами, на подбегающих ко входу посетителей с синими носами и думал, что в такое время дурдом – не самый худший приют для него. Самый настоящий, успокаивающий, умиротворяющий приют – без шуток, без иронии. Лучше, по крайней мере, чем шляться по морозу, не зная, куда деть себя, что-то соображать, давиться, глотать из горлышка холодное вино в незнакомых подъездах, где каждая собака вправе тебя облаять, прятаться по вонючим подвалам, решать бесконечные, изнурительные денежные проблемы, ночами страдать от бессонницы и кошмаров…

С праздником ему поздравить некого, чем Шрамов в общем-то доволен. Он всегда боялся привязываться к женщинам, предчувствуя, что рано или поздно придется расставаться. Тогда новые разочарования, тревоги, ощущение невольной вины, бессмысленные мучения добавятся, а к чему они ему. Да и женщины его не очень-то любили. Женщины любят мужиков сильных, победителей, и тут ничего не поделаешь – такова их женская психология, так должно быть по природе. А Шрамов не победитель, он знал и много раз убеждался в том, что обречен всегда терпеть поражения, и давно с этим смирился. Наверное, нужны в жизни и такие, кто-то же должен и поражения терпеть. При случае можно и этим утешиться.

Праздничные дни для алкашей хуже всяких будней – прижимают их дальше некуда. Санитарки, сестры прямо-таки сатанеют – оттого еще, что самим приходится в праздники работать. Посетителей, прежде чем запустить в комнату свиданий, чуть ли не ощупывают, передачи перетряхивают, обнюхивают. За дверь никого не выпускают ни под каким предлогом. И до невозможности трезвый пьющий народ бродит по коридору, по палатам, собирается в туалете, томится, страдает от неутолимого желания выпить за здоровье женщин. Выглядывают подходящего посетителя, кто согласился бы сбегать в магазин и передать бутылки через окно в туалете. Как бы там ни было, а к вечеру, глядишь, кое-кто уже и навеселе. Изобретательный, находчивый наш пьющий народ, ничего не скажешь. Как тут поверить, что алкоголь разрушает интеллект? Сестры, санитарки все злее и злее, под подушки, под матрасы залазят, в туалет не стесняются неожиданно врываться, а алкаши посмеиваются невинно, пьянея потихоньку неизвестно от чего.

А Капитан, прохиндей, как сбежал вечером седьмого, так сутки и не появляется. И отсутствия его никто как будто не замечает. Ясно, что все заранее улажено – через конфеты там, цветочки. Умеет человек, таким только завидуют. Шрамов не думал, чтоб в это время Капитан где-то пил – не те у него на нынешний день правила: следит за здоровьем, пульс по несколько раз на день щупает, диету соблюдает, режим, даже зарядку по утрам делает под всеобщий и собственный тоже смех – сил набирается перед новыми жизненными передрягами.

А к Шрамову под вечер, уже после раннего голодного ужина, вдруг нежданная гостья забрела – Верунчик. Уж ее-то он никак не ждал. Правда, незадолго до наркологии он как-то по пьянке переспал с ней и даже, задуренный, обещал жениться, сам себе веря, но утром разошлись с больными головами и больше не виделись. Мимолетный, смутный эпизод пьяной жизни. Кто только эту Верунчик не таскал. Года три назад ее бросил муж, и она, повесив двоих маленьких детей на шею родителям, пошла, что говорится, вразнос, по рукам. А красивая ж была когда-то девка. Но быстро они, бабы, теряют форму. Теперь ей, кажется, и тридцати не исполнилось, а по лицу дашь и под пятьдесят, обрюзгла, синие жуткие мешки под глазами, старушечьи морщины по лицу, по шее. Но тело, на удивление, оставалось молодым и красивым. Шрамов помнил, с каким интересом, почти с эстетическим наслаждением разглядывал он ее гладкие матово-белые плечи, стройные ноги, трогал аккуратные, нежные, в меру мягкие груди. Только сильно коробили ее похабные замашки, уже, кажется, окончательно впитанные ею. У Шрамова всегда пощипывало сердце, портилось настроение, когда он видел таких женщин, перестающих быть женщинами. Он серьезно думал иногда, что если б мог, то женился б на каждой из них, каждой бы дал дом, семью, все, что нужно им, чтоб не старели они раньше времени, не грубели, не становились рассадниками всякой венерической заразы и беспредельного – не по-мужски мерзкого – цинизма, необъяснимой жестокости… Но Шрамов не мог дать ничего и одной из них.

Верунчик пришла слегка пьяненькая, до безобразия размалеванная жирной косметикой. Неестественный блеск слезящихся глаз – от мороза, что ли? или от водки? – неестественный румянец рыхлых щек, неестественная, пустопорожняя какая-то говорливость… Все неестественное, все чужое, ненужное, далекое. У Шрамова знакомо сжималось сердце, и он не знал, что говорить, что делать, и жалел немного, что сам трезвый.

Она принесла две котлеты с вермишелью в литровой банке, еще теплые, несколько крупных красивых яблок и кулек печенья. Еще две пачки сигарет с фильтром “Космос”, дорогих, но некрепких. Шрамов такие не курил, и она могла догадаться об этом, но все же принесла, хотя лучше бы принести подешевле и покрепче. И вообще, прилично она растратилась, яблоки сейчас тоже в копеечку обходятся, – думал смущенно Шрамов, чувствуя себя в чем-то невольно и ненужно виноватым.

Она уговаривала его поесть при ней, но он отнекивался, хоть и был голоден. Кусок не полез бы в горло, он нервничал, отводил глаза, глупо посмеивался. Шрамову казалось, что если он станет есть при ней, то этим как бы признает их особые, как бы родственные отношения. А она заботливо подсовывала то яблочко, то печенье и все говорила что-то неважное, пустое.

– …принести почту, а там открытка от мужа – с праздником решил поздравить! Додумался, фуфло! Мне его открытки до одного места, лучше б алиментов побольше платил…

– …а отсюда позвонить можно? Запиши мой телефон, позвони, если что надо будет…

Дежурная сестра, крутившаяся неподалеку, с интересом посматривала на них, даже с какими-то советами встревала, настораживала ушки, прислушиваться пыталась, а Шрамов ерзал как на плите и страдал оттого, что боялся, как бы Верунчика не приняли за его жену. Он обещал позвонить на днях, зная, что не позвонит, заранее оправдывая себя за ложь, – мол, для нее это не горе, она и ждать его звонка не будет, таких, как он, у нее пруд пруди…

Капитан пришел поздно вечером, когда укладывались спать. Позвонил условно, его сразу впустили, даже какие-то довольные игривые смешки слышались, а он прошмыгнул тихонько в палату, плюхнулся прямо в дубленке на койку рядом со Шрамовым. И на всю палату сразу запахло морозцем, свежестью, свободой – такой он был здоровый, жизнерадостный. Но встретили его неприязненным молчанием. А он так и исходил страстью поделиться переполнявшими его чувствами, порывался что-то рассказывать, словно всем очень хотелось знать о его отношениях с женой и тещей, о том, что теща пообещала купить ему “Жигули”, если он год не попьет, а жена, мол, на руках носить будет… Не находя ни у кого отклика, он осекся, сплюнул и ушел в туалет курить. Потом его громкий голос слышался из коридора.

 

 

 


Оглавление

17. Глава 16
18. Глава 17
19. Глава 18

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.07: Виктор Сбитнев. От Моны Лизы до… дяди Коли (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за август 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!