HTM
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2017 г.

Николай Шульгин

Коммунизм

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 6.12.2017
Николай Шульгин. Коммунизм (иллюстрация к рассказу)

 

 

 

Из серии рассказов «Путёвые заметки»

 

 

Путешествие во времени

 

 

В то, что будет Коммунизм, верили все. Некоторые, правда, сомневались, что именно в восьмидесятом году, как обещал наш Первый секретарь ЦК КПСС товарищ Хрущёв, но таких сомневающихся было мало. Некоторые, вроде меня (я был очень хитрый), думали, что Коммунизм будет раньше – запасы уже есть, просто его хотят объявить неожиданно, чтобы в магазинах не было давки, и поэтому радио я не выключал. Радио большой чёрной мухой висело на стене напротив бабушкиной иконы, передавало всякую муру, и, по-моему, тоже ждало Коммунизма. Ему было скучно каждый день говорить про удои, и прямо чувствовалось, что радио хотело сказать: «Внимание, товарищи! С сегодняшнего дня, согласно постановлению советского правительства, объявляется Коммунизм! Просим соблюдать спокойствие и выдержанность при выборе товаров повседневного спроса. Всё продумано, их в достаточном количестве доставлено в торговую сеть. Пожалуйста, не позорьтесь перед иностранными корреспондентами, отоваривайтесь с достоинством!»…

Наверное, сейчас многие не знают, что такое Социализм и Коммунизм, поэтому объясняю. Социализм, это когда: от каждого по способностям и каждому по труду (то есть «что накакал, то и смякал», по версии моего полубандитского друга и одноклассника Сакурова по кличке Сакура), а Коммунизм, это когда: от каждого по способностям и каждому по потребностям.

Сечёте разницу? Денег при Коммунизме не будет – по потребностям же! Приходишь, скажем, в магазин и берёшь сколько надо мыла, сколько спичек и сколько муки. Никто не записывает. На работу ходят те, кто, так сказать, «способен». Причем должна быть офигенная ответственность, чтобы не косить. Потому что один «закосил» под больного, дескать «неспособен» я сегодня, братцы, чёрной икрой вчера обкушавшись, другой… и кандец Коммунизму!..

Но это всё не самое главное. Руководство порядок наведёт – тех, кто «неспособен», «приспособят». Главное, первый день Коммунизма! Чтобы его не прозевать!..

 

Ближайший от нас магазин был в то время на Ленинградской. Можно было, конечно, если объявят Коммунизм, рвануть туда. Но магазин там маленький и конфетный отдел не очень. Я, в случае чего, решил бежать на Ленина, в шестой гастроном. Чуть дальше, но там товару завались. Конфет этих как грязи, отдел мороженого на втором этаже…

Ясно, что в первый день смахнут всё. Это как пить дать... Конечно, потом подвезут и снова смахнут… Но рано или поздно наступит такой момент, когда все обожрутся и начнут уже не подряд хватать, а ковыряться всяко, мол, а нет ли чего «помяхше»?.. Вот так, постепенно, народ и приучится к коммунистической культуре...

Однако же остаться в дураках в первый день очень не хотелось. Я переживал. До обещанного Коммунизма тогда оставалось четырнадцать с копейками лет – целая вечность. Я заставлял себя не думать о Коммунизме и сосредотачиваться на повседневной жизни, но получалось плохо. Всё время снился Коммунизм. Будто мы все, почему-то с тазами и бидонами, бежим к шестому гастроному, причём меня обгоняют все бабки. Я вроде тренированный, и тазы у меня не такие большие, как у них, но не могу их достать. И почему, собственно, тазы?.. Перед гастрономом дорога, а там машины прут одна к одной, не перебежать. Гастроном уже видно, там муравейник, кто-то уже тащит, машины прут!.. Проснусь, весь потный, радио бормочет потихоньку, бог на него смотрит из угла, часы тикают… фу ты, думаю…

А иногда снился Социализм. Напомню, Социализм – это когда деньги ещё в силе. Будто бы иду я с Сакурой мимо гастронома и вижу – из пыли (тогда асфальта мало было, а пыли, горячей и глубокой, много), так вот, вижу – из пыли, возле газетного киоска, железный рубль ребром торчит. Рубль – это четыре пломбира и кино. Не буду врать и признаюсь честно, говорю я во сне: «Ты езжай, – говорю, – Сакура, домой, а то меня мать попросила на всякий случай очередь занять за сахаром»... Сакура к велосипеду, а я – к рублю. Виду не подаю, чтобы не заметил никто. Тихонько приседаю – цоп его, а из-под того рубля другой торчит, цоп другого, а там ещё куча... Я уже горстями, дальше – больше… Как-то незаметно Сакура подскочил, и он гребёт…а совать некуда, оба в трусах. Раньше дети, когда тепло, ходили в трусах и босиком. Такая мода была, что ли… или просто жара всегда летом… или одежду берегли… Так вот, у обоих полные руки рублей, хоть «пятаком» дальше рой, а там всё больше и больше. Тут бабка какая-то: «Вы что тут делаете, шушера немытая?!»… Мы дёру, рубли сыпятся из рук… Какой-то дед костыль поставил… я падаю… Просыпаюсь весь потный, радио бормочет потихоньку, бог на него смотрит из угла, часы тикают… фу ты, думаю…

 

Лучше всех к Коммунизму был готов, конечно, Сакура. Во-первых, он не ходил на уроки и ошивался возле магазинов, чтобы чего-нибудь украсть, а во-вторых, у него была лайба, и он всё равно бы быстрее других поспел. Коммунизм, наверное, и был придуман для таких, как Сакура. Чтобы ничего не делать и всё иметь. У него даже папа сторожем работал на автобазе для автобусов, чтобы ничего не делать. Ну, что сторожа делают? Выпьют и спят. У него всё в доме было из автобусов. Забор из автобусных дверей, сарай – просто маленький старый автобус, а из автобусных шин, раскиданных по огороду, торчали чахлые яблони. Подразумевалось, что их будет поливать сын Сакура, но он их поливал редко.

– У меня столько ссаки нету, чтобы их поливать, – говорил.

Дом, правда, был из самана, но внутри, наверное, было всё из автобусных скамеек. Врать не буду, внутри не был никогда. По-моему, внутри не был даже сам Сакура, потому что боялся, что его там запрут. Летом он вообще не ночевал (ночью самая работа), а зимой ночевал на какой-то тёплой трубе возле киностудии, которую мечтал обворовать. И обворовал. Мы потом жгли в школьном саду ленты. Они лихо горели. Оказалось, сожгли какой-то шедевр в единственном экземпляре. Сакуру потом ловили, но поймать не смогли, потому что он был или на лайбе, или его вообще не было…

Так что ближе всех нас к Коммунизму, как ни крути, был полубандит Сакура верхом на своей лайбе. Может, он даже уже жил в нём, сам того не замечая. Эдакий свободный ангел ожидающего Коммунизм пространства. Тогда мне эта мысль в голову не приходила, а когда пришла, он уже зарезанный был...

 

Вообще, ошибок много было наделано при строительстве Коммунизма, и не только мной, Сакурой и его «автобусным» папой. Ошибались все. В основном, конечно, воровали, но и стратегически ошибались тоже. Например, много всего пропадало – это мне мой отец говорил. Так что, если бы не воровали, пропадало бы ещё больше. Умных в правительстве было мало, да и те в основном на больничном. Невозможно было напрячься умом по-настоящему, ни им, ни папкам нашим, увлечённым самогоноварением... Делать много всякой дряни научились, а куда девать, не подумали. Делить или распихивать по углам надо тоже уметь…

А энтузиазм большой был. Потом говорили: «дурак этот Хрущёв, обманул всех…». Дурак-то дурак, но поверили мы, вдохновились. Даже Сакура размышлял, что воровать не будет смысла, и от скуки надо будет пойти работать в обворованный им напополам Зеленстрой. Сторожем, конечно.

 

Кончился Коммунизм как-то незаметно. Буднично. Как будто пришла поздней осенью тётка-почтальонша и кинула «похоронку Коммунизма» в почтовый ящик, а она выскользнула в сугроб и замёрзла на всю зиму. Весной оттаяла: читали-читали, ничего не поняли. Поняли только, что повременить надо. Короче – «Жди отстоя после налива», как писали на пивной бочке дяди Будулая.

Народ на это отвечал басурману:

– Ты, сука, лучше не доливай, чем разводить...

А тот и разводил, и недоливал, а народ отстоя не ждал после налива, потому что задние подпирали… Слишком много условий надо было выполнить, чтобы сделать Коммунизм, понял я, когда повзрослел. Условий, «по определению», как говорят современные «первые секретари», невыполнимых.

Я думаю, Коммунизм должен прийти, как подарок от Господа Бога или от Деда Мороза. В зависимости от того, кто в кого верит… Или даже вне зависимости…

Сами мы никогда ничего не создадим. Мы слишком жадные и хитрые. Мы никому и ни в кого не верим. В Бога ещё не научились, а в Коммунизм перестали. Мы не верим соседям, что они не опередят, и поэтому заранее ставим в огороде водопроводный стояк, потому что на пригорок вода не поднимается. Соседи не верят нам, что мы не поставили, и ставят свой стояк, и пишут оперу в райотдел, на всякий случай, что мы поставили в огороде стояк. Милиция приходит, а там и впрямь – стояк. «Штраф, – говорят. – Потому что нельзя стояк...».

Отец говорит плотнику Николаю, нашему соседу:

– Что ж ты, падла, написал-то, а у самого стояк?

А тот:

– Так я ведь не знал. Так писал, наугад… ну, если хочешь, бери воду с моего стояка?..

Кинули шланг через забор. В жару обливались. От дороги поднималась пыль и шёл пар…

 

Я не жалею о том, что верил в наступление Коммунизма. Как сказано: «Не тот блажен, кто, увидевши, поверит, а тот, кто поверит, не видя…». Много их было, блаженных, вроде меня, ждавших светлое время Коммунизма и веривших в его приход. Ожидание – это уже часть Праздника. Оно жило где-то в уголке порожней в то время души и светило мигающим угольком надежды…

Вот сейчас стою в церкви, пытаюсь не уснуть под монотонной проповедью, а в голове вперемешку с прокопчёнными от свечек иконами: Сакура, стояк, рубли железные, пыль лезет в глаза… и глаза краснеют коммунистическим пламенем детства, и влажно на душе, и хорошо… а может, это и есть Коммунизм?..

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

05.12: Записки о языке. Самое древнее слово (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!