HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2020 г.

Николай Пантелеев

Фразеологический кукан 7

Обсудить

Критическая заметка

16+
Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 19.10.2020
Иллюстрация. Название: «Рыбаки». Автор: Владимир Чумаков-Орлеанский. Источник: https://art.mirtesen.ru/blog/43134163804/Hudozhnik-Vladimir-CHumakov-Orleanskiy-Vesyolyie-russkie-gorki

 

 

 

Мне иногда думается, что я тут как мозолисторукий скульптор ставлю своим безвестным в скопище абитуриентам вещественные памятники. Из гранита, мрамора, антрацита, из эфемерности слова и чугунной логики предложений. Выхватываю смешное, характерное, яркое. От кого-то в НЛ только это и останется... Вечная память, царствие небесное и птички божии вокруг. Хотя никто не запрещает посещать заснеженные пустынные блоги журнала. Там бредёшь порой по колено в снегу, и вдруг торчащий среди полей крест или холмик обнаружишь. Сё покоятся с миром потуги имяреков на бессмертие. Некоторые достойны внимания, но лучшее всё же на Главной. А лучшее из лучшего стараюсь не пропустить я – нашёл себе такой деятельный досуг на склоне лет. Он же заставляет меня внимательно лопатить всё, что приходит в «Крупную прозу». Не филоню, не выношу поверхностных оценок, однако кое-что фантастически интересное не попадает к читателю по причине путаности, фрагментарности, вопиющей безграмотности. Не верите? Погуляйте по НовЛиту, там бывает оч. весело. Прочее – здесь, чтобы не мучить всуе людей со слабыми нервами...

 

Николай Пантелеев, редактор журнала «Новая Литература» по разделу «Крупная проза»

 

 

 

*   *   *

 

Поутру поёт петух, ночью – Пугачёва. Водка будет после двух, ключ у Горбачёва.

 

 

*   *   *

 

Я вон при Сталине двадцатник от звонка до звонка отмотала ни за что, а и то зла не держу (истово крестится на портрет Берии).

 

 

*   *   *

 

Но кто идеален в этом пропитом и брошенном на растерзание изящной словесности угрюмом мире?

 

 

*   *   *

 

Сорок минут полощет рот зубным элексиром, и почувствовав, что вспотел, вынимает из кармана и прыскает себе на грудь и подмышками дезодорантом «Лесной аромат» и, немного подумав, прыскает еще и в штаны... (Чем чёрт не шутит! Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Вопреки респектабельному внешнему виду, Париж изнутри оказался выжигой и скупердяем...

 

 

*   *   *

 

Но стрелял ты лихо: вже и патроны кончились, а ты все палишь в туман…

 

 

*   *   *

 

Гомерический хохот всех ворон и галок в округе до смерти напугал, после чего артиллерийские обстрелы их не слишком страшили.

 

 

*   *   *

 

Время не властно над красотой. Красота над временем, увы, тоже не властна.

 

 

*   *   *

 

По селам завели избы-читальни. Что там происходит днем, неизвестно. По ночам ведутся допросы. А по утрам кровь вымывают...

 

 

*   *   *

 

Руки коммунистов готовы были протянуться ко мне, что сильно напугало меня. И я заболел... Поэтому пришлось срочно уволиться из университета.

 

 

*   *   *

 

Его кисти почернели и были похожи на небольшие угли, от которых пахло гарью и бензином. (Картина маслом! Впечатляет... Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Жизнь стоит того, чтоб умереть.

 

 

*   *   *

 

Он редко снимал фуражку, боялся воды и никогда не пользовался туалетом. В его комнате под кроватью стоял горшок, и, садясь на него, второй человек в государстве, укрывался одеялом с головой...

 

 

*   *   *

 

Мать и отец Иисуса не работали, либо работали на низкооплачиваемых должностях.

 

 

*   *   *

 

Ещё лет пять буду искать любовь, потом начну искать сиделку и медсестру в одном флаконе, чтоб клизмы и капельницы ставить…

 

 

*   *   *

 

Примостившийся на весах мужчина, давно утративший талию, с каждым выдохом терял в весе сто пятьдесят граммов и с каждым вдохом забирал их обратно.

 

 

*   *   *

 

Вот пиво – оно да, от него спину не сорвёшь. А гантели, штанги, тренажёры эти…

 

 

*   *   *

 

Мама – Партия родная, Комсомол – отец родной! Не нужна семья такая, буду лучше сиротой! (Как будешь, если от этого сплочённого Союза родился?! Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Тля беспланетная всосала до крови мизгирной в твое роскошное тельце дегенератки, первобытные ляжки...

 

 

*   *   *

 

Они пошли прогуляться, сфотографировались на красной площади, у Кремля и с памятником Александру Пушкину.

 

 

*   *   *

 

Дорогу паровозу уступают не из вежливости…

 

 

*   *   *

 

Твоё мяса копчёное в чёрных рваных для удобства колготках в сеточку в духовке дымится, козлятина зааненская, породистая...

 

 

*   *   *

 

Вспоминаем надпись на стене барака в концлагере Маутхаузен: «Если Бог есть, ему придётся умолять меня о прощении...»

 

 

*   *   *

 

Небо имело оптимистичный свинцово-привычный цвет.

 

 

*   *   *

 

После Сочинской Олимпиады страна с радостью и наслаждением окончательно свихнулась – казалось, вся без остатка. (Да нет, исключения были... Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Внимательному же наблюдателю заметны были его одиночество и неприкаянность: пару раз, когда он переодевался, Кирилл замечал его дырявые носки. Ни одна женщина, если она есть в жизни мужчины, не отпустит того в дырявых носках.

 

 

*   *   *

 

Трахни меня жёстко, как мы хохлов трахнули! – вдруг воззвала Ирина. Член дрогнул и начал быстро сдуваться, будто его проткнули. Да кто ж тебя за язык-то тянул?!

 

 

*   *   *

 

Вскипятила себе чай, с бегемотом, вроде...

 

 

*   *   *

 

Бывают же мужики, которые думают головкой, но не головой – значит, должны быть женщины, думающие вагиной.

 

 

*   *   *

 

Лишь бы меньше говорила. Молчащей она была намного милее…

 

 

*   *   *

 

Отказ сердца – это быстрая смерть, а отказ почек – смерть длительная, мучительная. Самое безболезненное – отказ члена.

 

 

*   *   *

 

Женщина, это всегда загадка, тем более красавица, они любят творческих и талантливых людей. (Приободритесь неудачники от слова «худо»... Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Попробуйте зайти в Кремль и сказать, что разрушите этот храм и восстановите за неделю – как минимум, просидите 15 суток в раздумьях.

 

 

*   *   *

 

Реакция радиации радий злобный и нервный. Это певчие птицы поют. От унынья пропавшие пташки земные. Ты небесная птица любви и разврата.

 

 

*   *   *

 

Они никого не видят, для них мир ограничентолькоихвзаимнымсчастьем.

 

 

*   *   *

 

Перья павлинные, важные, гибкие, плавные сыплются на пелеринки в перекрёстных улочках деревянных, уснувших.

 

 

*   *   *

 

В нашем холодильнике какие только не стояли кушанья: тесто на пиццу, помидоры для пиццы, пармезан для пиццы, томатный соус для пиццы...

 

 

*   *   *

 

Администратор кафе поставил в магнитофон пластинки с подходящими мелодиями...

 

 

*   *   *

 

О да, я гурман сладостей. Да, это вредно, но порой хочется вкусностей отведать. Я способна слопать 2 кило мармелада, запить это литром газированной воды и прикусить бутербродом с вареньем. (А красная розочка на выходе не слипнется? Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Я, словно необузданный философ сижу, опустив голову на стол и вздыхаю...

 

 

*   *   *

 

Каплей прозрачной летаешь острых грудей перочинных ножей в невесомом пространстве. Вот и воет снежная вьюга под окном в сентябре.

 

 

*   *   *

 

Залезла под двуспальную кровать тетушки Нади и дядюшки Никиты и исчеркала под ней пол печальными надписями.

 

 

*   *   *

 

Созерцала торчащие из пакета красивые наряды, которые торчали из пакета...

 

 

*   *   *

 

В ванной она нашла нечто странное и в то же время страшное. Мимо раковины валялась юмористическая кукла с открученными конечностями.

 

 

*   *   *

 

Остроумная ученая, пишущая докторские в лаборатории...

 

 

*   *   *

 

Что можно придумать на Титанике, уже получившем пробоину, по виду похожую на карту Крыма? (Ор-р-ригинально! Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Незаметно из под угла выскочила Алла и принялась пускать химическое шоу! В воздухе начал парить зеленый, бирюзовый и розовый пар.

 

 

*   *   *

 

Играл симфонический оркестр, состоявший из скрипача, пианиста и виолончелиста.

 

 

*   *   *

 

Ты потомок прямой от растений мигрирующей осени поздней зловещих дождей проливных заунывных тоски и печали моей обречённой...

 

 

*   *   *

 

Строфа распалась, осколки до крови остры.

 

 

*   *   *

 

Когда она ревела, с ее глаз стекал водопад пятидесяти горьких оттенков серого из-за большого количества туши...

 

 

*   *   *

 

Помним о корнях, чтим мёртвых, ненавидим живых. Унылое патриотичное говно.

 

 

*   *   *

 

Ты идешь сквозь рой тютчевских медовых стрекоз, чье сверкание крыльев пахнет пузырьками сухого шампанского, идешь, изнутри светясь караваджевским, плоть взрезающим светом... (Знать бы ещё, куда идти столь красиво? Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Во-вторых, учитель не музыки – пения. Что может быть унизительней?

 

 

*   *   *

 

Цветок сам, благоухая, пчеле, за медом летящей, навстречу раскроется. Цветку пчелиное жало желанно. Или же: жажда жестока, а желание жолто.

 

 

*   *   *

 

Между ног у неё сладко ныло. Катя тихонько застонала, когда в неё вошел его крепкий горячий член...

 

 

*   *   *

 

Жара. Напоил аллабайского полутупого плутонного робота

 

 

*   *   *

 

Ты ей: «Давай». Она: «Не могу». Ты: «Почему?» Она: «Завтра свадьба». Ты: «Ну и что». Она по-библейски: «Обычное женское». Ты: «Ну да ладно». Она: «Хорошо». Ты: «Совет да любовь». Она чуть нервно: «Спасибо». Ты: «Раздевайся». Она: «Хорошо».

 

 

*   *   *

 

Генералам дым в радость, надышавшись, долго живут. Поэтам дым – яд, вдохнув, умирают.

 

 

*   *   *

 

А Гусев был человек невоздержанный и трезвым вообще не видел необходимости показываться где-либо. Мало того, он не видел необходимости в любви, когда был трезвый. (С таким можно и Берлин брать... Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Сладкие текут шоколадные твои губки в вишнёвом малиновом сиропе...

 

 

*   *   *

 

Купалище перед омутом, где с моста упал прямо на тракторе тракторист. Под кожей у тебя из варенья вишнёвые косточки. И песо с мусором козьим...

 

 

*   *   *

 

Идешь в веке атомной бомбы, а берешь для боя дубину.

 

 

*   *   *

 

На лавочках сидели старушки, на скаку останавливающие коня, ни девочками, ни девушками, ни женщинами не умевшие носить одежду, лицо и фигуру...

 

 

*   *   *

 

Шурша, маршируют колонны, фаршированные свежей, молодой человечиной...

 

 

*   *   *

 

А еще площадь танками удобно утюжить. Танки на утюги очень похожи. С утюга ручку снимите или на танк нацепите. Правда, похоже?

 

 

*   *   *

 

Речь чумных состояла из междометий и слов непечатных, выполнявших роль междометий. Онанируя, они судорожно кнопки ласкали, понуро вздрагивали, поймав злостного, злобного покемона. (Теперича это на каждом шагу. Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Мы евреи-молодцы, у нас обрезаны концы..

 

 

*   *   *

 

Влажнеют половые губы богинь, а пенисы богов, словно грибы после дождя, растут, обнажаясь и набухая, готовые извергнуть мыльную пену.

 

 

*   *   *

 

Сам ел мое на сковородке толи полусырое толи уже готовое мясное сало. Бегал в трусах по огороду. Загорал. Полил кабачки и огурцы...

 

 

*   *   *

 

Целуешься с острыми сиськами с разбитых, стекольных витрин...

 

 

*   *   *

 

Одни идут пьяненько в прошлое, стыдливо, раскорякой, согнувшись. Другие – трезво, с гордо (зачеркнуто: поднятой) воздетою головой.

 

 

*   *   *

 

Все здесь ютятся на считанных метрах, которые грешно квадратными называть.

 

 

*   *   *

 

К. Маркс создал самое страшное зло, которое может существовать на земле. Он превратил в товар труд... (Святой Никола-избирком, прости и сохрани! Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Ты промокла вся. И платье твоё обтянуло тебя. Твой упругий, звенящий зад.

 

 

*   *   *

 

Купил пива, полтора. В торговый центр МЕГУ. Деньги-топливо. Немного. Топил баню. Парился с парнями. Осталось всего пять книг...

 

 

*   *   *

 

Ел несколько перелётов в пространстве сушёные, жареные зёрна кофе и дохлую печень из созвездия собак. Так отравился. Был запор и только чудом остался жив.

 

 

*   *   *

 

Повешенные трупы бледно убитых с трупными пятнами на спинах...

 

 

*   *   *

 

И росли изо рта вместо зубов молочных опилыши. И ваги для изоляции от уличного шума проходящих мимо в тараканьих панцирях прусачьих машин.

 

 

*   *   *

 

По зубам в е.ало попало. Это вздулись бугры. Так вещало первое ради...

 

 

*   *   *

 

Церебрального паралича на органы хирургам отдать перешибленных цербером на полцепи мозгов. (А ну повтори, что ты сказал! Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Колодец, из которого ночью вытаскивали ведро с плавающей луной...

 

 

*   *   *

 

«Вы детки взрослые, переживете!» – «Да, – посмеялся один мальчик, – Мы такие взрослые, что до сих пор на горшок не отучились ходить!»

 

 

*   *   *

 

Пучеглазая фея фантазий, рождённая недоношенной фурацилина в жёлтых оттенках заносчивых пандемий финтифлюшки фригидной исходов фаланги.

 

 

*   *   *

 

Ноги твои обгорели до красноты новорождённых улиц и уток, ныряющих в воду.

 

 

*   *   *

 

Церковная верхушка сама, являясь сборищем самцов не самого высокого уровня, опираясь на «духовное наследие» безумцев и озабоченных доминантностью бездельников, заинтересована в формировании из людей паствы – стада овец, рабов христовых, на которых можно безбедно существовать.

 

 

*   *   *

 

И в молодую бабешку с бугра я влюблён. У неё же крутые бёдра. И белая сочная плоть.

 

 

*   *   *

 

Ни на тебе, ни на них, ни на мне нет креста. Ты с бараньим ухом палёным паяльной лампой в кровавой руке лесбиянки. И с рогами свиными на голове куртизанки пьяные песни хмельные поёшь... (И я щас спою! Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Головки угрей, пойманных у плотины, запели чудные, симфоническое песни.

 

 

*   *   *

 

Дизайнер съездит в Москву и отвезет их в гримерку большого театра и певуны – артисты выступят в них!

 

 

*   *   *

 

Тост польских повстанцев: не только за нашу, но и за вашу свободу...

 

 

*   *   *

 

Капельки выпила молей летающей спермы, наполнив её вишневым соком из шприца навесу... И кокетливо шутница всё проглотила, чтобы не засорять атмосферу космической летательной орбитальной станции.

 

 

*   *   *

 

Поэты умирать должны юными, чтобы лишнего не сочинить.

 

 

*   *   *

 

Все обнимаются и умиленно смотрят на эрекцию. Перегубин приходит в себя и бредит: «эхма… а жопу-то… оу ес… а жопу-то не вытер…»

 

 

*   *   *

 

Был запор и только чудом остался жив. Немного с утра посуетился, уничтожил отходы. (Как я тебя, братишка, понимаю... Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Потравила меня бедрами пышными, грудью роскошной и чревом жирным доступным легко...

 

 

*   *   *

 

Речная рыба Стерлядь. Пиздарыба с горбом речная. Рыба высшей мысли в заоблачных далях небытия. Рыба. Ты, просто задыхающаяся на жаре волнушка.

 

 

*   *   *

 

Так и так и на земле сучка ты вся сучками ольховыми ивовыми проросла...

 

 

*   *   *

 

В городе на Юбилейном проспекте в Сормове женщины в вуалях с сеткой раскосой спешат на свиданья с виденьями из кино и романов...

 

 

*   *   *

 

Кентаврка с головою и задом кобылы и человечьими сиськами...

 

 

*   *   *

 

Был бы художником, написал бы автопортрет – в разбитом зеркале осколки разные: жизни юной, взрослой, предсмертной...

 

 

*   *   *

 

Ты идеальна Мальвина. Куколка от браги бурды кашицы дрожжевой... Куколка от буратины... Не деревяшка полено живая планида. (Спички в сторону! Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Красные пуговицы сисек качаешь на взгорье, призывая меня добезумевшей тёлки.

 

 

*   *   *

 

На кровавый кусок полнощекой луны лаю закинутой назад головой, ты дрожишь как баран перед смертью. По-собачьи.

 

 

*   *   *

 

Газовые облака... перетряханные, вытряхнутые из забожья, ватных, лоскутовых одеял.

 

 

*   *   *

 

Пахнешь мочой и жареным луком, и кровью. За очередную пьянку от сожителя по законам советского времени получила хороших пи.дулей.

 

 

*   *   *

 

От такого базара все онемели, но один истинный кавказец не стерпел подобных оскорблений и, схватив свинной окорок, огрел им по голове полицейского, отчего тот дико заорал: «Наших бьют!»

 

 

*   *   *

 

Ты смеёшься смехом шальных шалав. красотка божественная, чертовка. и метла твоя, на которой летаешь собирать умершие звезды, давно в углу стоит и гниёт...

 

 

*   *   *

 

Сановитылнцезащитные очки. (А где такие можно купить? Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Пеликаны в клювах плоских с наковальни кузнечной бродили по спутнику с лягушками в мешочках в подклювниках в спец аквариуме болотном.

 

 

*   *   *

 

Куда их пускали только в экстренных случаях для актов дефекации умершими космонавтами...

 

 

*   *   *

 

Гнёшься со взяткой долларами наркому пищеварения.

 

 

*   *   *

 

Писателю хорошо: вырезал, подровнял, кровоточит – бросил читателю. Правда, ныне исчезли мельницы ветряные – с чем прикажешь сражаться?

 

 

*   *   *

 

В октябрьскую шёл снег. Сыро и холодно, как всё в е.аном этом коммунизме.

 

 

*   *   *

 

Марко витая тризне по батискафам, бездне безумных водолазов утопших, у водяной дамбы, засохшей на междуречье. Сомы, скелеты налимов и щук двухметровых.

 

 

*   *   *

 

Разлито серебро пушистое снежное и тяжелое от времени закаменелое почернелое. Да керосин вездесущий... (Это дело от вшей помогает. Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Плясал, танцевал у костра с коноплёй с обнаженной до бёдер горячей с индейкой...

 

 

*   *   *

 

Где тонко. И глаза поменяла в бюро по ремонту сверх разума. На опухших веках. С соляной кислотой. Из механического желудка контейнера.

 

 

*   *   *

 

Это крашеная эму, Эмма. Мама мадонна. Мия. макака. Медуза ожоговая.

 

 

*   *   *

 

Яблоки с яблони в нашем саду рву для тебя. Груди твои напитал. Острые, сочные, словно в сметане ножи. Из шоколада топор. Новогодний. Как сувенир.

 

 

*   *   *

 

Славно сказано в переводе «Улисса»: бездна разверзает беззвучный зев.

 

 

*   *   *

 

Пытался переместиться к монашке в её рухнувшие церкви святого Николая из города Бар. Мешали клонированные анероидные мухи.

 

 

*   *   *

 

Одежда прозрачная с кочанами свежими капусты соленой фаршированной мелкой в салаты от скабиоза и цинги поветровой поморов, утопших давно на электростанциях айсберговых... (Спросонья и не такое выдашь! Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Галантных галактик тяжёлых таньги на размен для продажи баранов...

 

 

*   *   *

 

Черный матерый клоп прогуливался в бахроме. Он глядел понимающе. Тоненько шевелил усами. Вздыхал, может быть…

 

 

*   *   *

 

Распутная. Пальцы ломал. И она умирала всерьёз гот рака и вича.

 

 

*   *   *

 

Отсекр опять шагает по комнате. Кривая тень идет по его следам. Он пробует есть. Суп кажется горьким. От него несет керосином. Перловая шелуха похожа на дохлых мух.

 

 

*   *   *

 

Он берет газету. Слепой шрифт мешает читать. Газета падает на пол...

 

 

*   *   *

 

Дальше пусть будет красивая правда, которая вообще-то редко бывает красивой.

 

 

*   *   *

 

Зазвенели бокалы и гостиная наполнилась голосами и звуками при потреблении вкусной и обильной пищи...

 

 

*   *   *

 

Смеёшься смехом шальных шалав, сексотка. осведомительница. В тебе слишком много неги и роскоши тела холеного, морёного. (Это прямо три в одном. Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Я плачу, и слезы летают рядом со мною, и их выпиваю, что б было ещё намного горчей.

 

 

*   *   *

 

Ты прозрачна, как адовый крик в слюдяных, кварцевых туфельках выломилась на траве абрикосовой, хмелем зеленым посыпана в пьяном угаре.

 

 

*   *   *

 

Маленький компьютерный поросенок куда то исчез. Такой озорной и весёлый...

 

 

*   *   *

 

Б. Ельцин и Е. Гайдар разрушили экономику России. За время их правления погибло более семи миллионов граждан страны, потому что непрофессионализм и переоценка своих возможностей и амбиции, не позволило им справится со своим искушением, страстями, сделав их рабами греха и слугами Дьявола.

 

 

*   *   *

 

А, значит, ты умерла. И покойная шлялась по дюнам вулканным...

 

 

*   *   *

 

Не попадайтесь к ним в пленные в руки не простят... вас съедят живьём, и отпилят голову на козлах березовых ржавой не наточенной срезкой подпилком ручною пилой.

 

 

*   *   *

 

Лапы медвежьи с костями лосей пихтовых деревьев... (И аПпельсины в бочках! Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Все мужчины желают развратных отношений с красивыми женщинами, а все женщины – красивых отношений с развратными мужчинами.

 

 

*   *   *

 

Как говорится: высокий не нагнулся, низкий не потянулся – поцелуй не состоялся.

 

 

*   *   *

 

Панкратов лежал, обняв Валентину и пальцами перебирая ее позвонки от шейного раздела до поясничного...

 

 

*   *   *

 

Знаешь, у меня есть один знакомый, у него бизнес. Так вот он говорит, что, если в какой-то день никого не обманул, то это – пустой день. Так и говорит.

 

 

*   *   *

 

От них пахло обедом, смешанным со сплетнями, а от тишайшего читателя – книгами, смешанными с легендой.

 

 

*   *   *

 

Предпочитал рассказывать о своей жизни иначе: «За пядью – пядь, за бл.дью – бл.дь».

 

 

*   *   *

 

Гомер умер, не зная, что он Гомер. А может, и к лучшему? Как бы ему умиралось, прознав о бессмертии? (Точно! Как стрёмно умирать богатым: всё есть и – раз! – ничего нет... Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Не называйте моим именем улицы, чтобы по мне не ходили...

 

 

*   *   *

 

Когда сестре отрубают ноги, ей – руки, у той из глазниц аккуратно пинцетом вынимают глаза, ей – сердце, пережимая аорту, глаза жемчужинами, перламутрово, с кровавыми ободками падают на поднос, сердце, напоследок взбухая и опадая, сочится кетчупом...

 

 

*   *   *

 

Плохие отношения не надо бояться испортить. Портить испорченное – шанс: авось, станут лучше.

 

 

*   *   *

 

Телефон – бесовская издёвка: и звонит и молчит невпопад...

 

 

*   *   *

 

Каменный снег летает над пустынным вулканическим кратерным островом сплошной дырой сквозь их маленькую планету астероид.

 

 

*   *   *

 

Голоса гостей смешивались с тихой речью и криками поглощаемой еды…

 

 

*   *   *

 

Зверь имел несколько пар копыт, множество рогов, бессчетное количество очей и всё это покрывалось густой шерстью, невыносимой гнилью и червями. И в таком теле текла кровяная масса творческого процесса! (Неужели это метафорически художник?! Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Деньги нужны всегда, особенно когда денег нет.

 

 

*   *   *

 

Музей вроде бы для меня. А тут не музей, а черти что, чуть ли не бандитское гнездо, просто бизнес, только женский. Взяли ясно для другой цели...

 

 

*   *   *

 

Старик стоял у стены, раскачиваясь, как пьяный. Борода его растрепалась. Галстук висел, как тряпка… Челюсти жили самостоятельно. Они выстукивали жуткую дробь.

 

 

*   *   *

 

От Луны в большей степени зависит поведение женщин, а вот мужчины больше реагируют на изменения солнца...

 

 

*   *   *

 

Дурак считает себя умным. Умный переживает, что недостаточно умён.

 

 

*   *   *

 

Вот в чём для них смысл веры. В церковь – как в дом быта, чтобы требовать от Бога. А когда чего-то получат, то и поблагодарить забудут.

 

 

*   *   *

 

То убегал от огромных грибов, чьи пасти были усеяны острыми, как иглы, зубами. То сам был тем грибом и гнался за собой же. (Похоже автор мухоморов объелся... Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Я могу забрать это? – Марго указало на каталог...

 

 

*   *   *

 

А что случилось после аборта государства в 1991 году? Выкинутые из чрева матери-державы, народы бросились врассыпную, как ополоумевшие бараны. Обезумевшие пастухи свистели и гикали вслед своим перепуганным баранам...

 

 

*   *   *

 

Летний тягучий рассвет давно хлынул в окна. Желтые струи пыли вспыхнули по углам.

 

 

*   *   *

 

Пытался спать. Мешали андроидные мухи. И никак не мог их убить. Кусали, как иглоукалыванием. И стал печатать свои стихи о моих невероятных встречах с богоплазматичкой. Неземной пришелицей...

 

 

*   *   *

 

С неба зловещим глазом смотрит кровавая луна, купая в алых лучах сотни наряженных к Новому Году елок...

 

 

*   *   *

 

Я вылезаю из собственной жизни, словно из старой кожи змея.

 

 

*   *   *

 

Эмигрантские кафе. Партийные дискуссии за кружкой черного пива. Мраморные столики завалены красными раками и красной литературой. (Семнадцатый год впереди! Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Глаза у меня большие и мутно-зеленые. Как две кастрюли окрошки...

 

 

*   *   *

 

Вместе со всеми ехал и подозрительный пассажир с подозрительным кашлем и с подозрительной температурой вида весьма подозрительного из страны подозрительной.

 

 

*   *   *

 

Мы, бактерии, семьями выезжаем на места порезов и купаемся в тёплой, насыщенной витаминами крови...

 

 

*   *   *

 

Не случайно, «эпоха» так удачно с «плохо» рифмуется.

 

 

*   *   *

 

Алексей Павлович же был под два метра ростом. Столько древесины уйдет на гроб. Столько насекомых и птиц останутся без дома. Горе...

 

 

*   *   *

 

Бабушка осознает, что хочет быть сперматозоидом. По ночам она видела сны, где является сперматозоидом. Бабушка пришила себе хвост. Поселилась рядом со сперматозоидами.

 

 

*   *   *

 

Я буду писать, как хочу. Но, как хочу, я не умею. (Самокритично... и в яблочко. Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Лежу здесь, встать не могу. Рожаю ребёнка за ребёнком. Всякие существа, четко разглядеть их у меня не получается, подползают и целуют их в лоб...

 

 

*   *   *

 

В общем, «фары протер, пепельницу вытряхнул, а все равно не заводится!»

 

 

*   *   *

 

Молодые люди сошлись на том, что им следует просто целовать рты друг друга до окончания праздника. Чуть позже женщина почувствовала, что слюна Артура чрезвычайно соленая...

 

 

*   *   *

 

Что дом, то содом; что двор, то гомор; что улица, то блудница.

 

 

*   *   *

 

Ну, умру я и умру. Вот если бы я многие годы боролась героически с какой-то болезнью. Вылечилась. И тут же смертельно отравилась бы цыпленком. Было бы увлекательно.

 

 

*   *   *

 

Тут такое дело. Иду я по улице. Ногами иду. Правой и левой...

 

 

*   *   *

 

Я в детстве думал, что град – это яички Бога. Из которых вылупятся ангелы. И каждый раз переживал, что яички могут потрескаться. (Это видно то самое «тяжёлое детство»? Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Необходимо отвлечься. Развлечься. А то, как говаривала она, доживать – как дожёвывать, и через паузу: оставшимися от жизни зубами.

 

 

*   *   *

 

Сразу видно – приехали образованные работники. А как поют после пьяных драк!

 

 

*   *   *

 

Человек явно опытный, он съел не одну – всех собак, вопреки поговорке их хвостами не подавившись, всех, на жизненном пути пытавшихся облаять его...

 

 

*   *   *

 

Время треснуло, раскололось, в трещину хлынула пустота...

 

 

*   *   *

 

И не имеет особого значения, кто первый придумал вытирать сопли (в случае мелодрам) или дерьмо (в случае юмористических шоу) о портьеру...

 

 

*   *   *

 

Глаза опухшие, красно-огненные, без ресниц, выпуклые и слегка одурманенные, нос отсутствует, лишь четыре дырки, по ним льются в рот ослизлые сопли...

 

 

*   *   *

 

Когда Ангел слышал гонг Большой Трубы... (А такие есть?! Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Невысокая детская фигурка прошлёпала по длинному коридору, зашла в кухню и вскарабкавшись на соседний стул немного хмыкнув носом посмотрела на вид из окна.

 

 

*   *   *

 

Гуманизм, к сожалению, можно вырастить только на трупах...

 

 

*   *   *

 

Калитку с обратной стороны подпирает алкаш. Я подумал, что труп, но он начал материться. Я перешагнул и пошел по своим делам.

 

 

*   *   *

 

Счастливая пара: он делает то, чего она хочет, и она делает то, чего она хочет...

 

 

*   *   *

 

«О вкусах не спорят. Вкусами делятся». – «Делиться вкусами? Как?» – «При помощи поцелуев!»

 

 

*   *   *

 

Цифры я ненавижу. Как с этим жить в цифровую эпоху?

 

 

*   *   *

 

Русский капитализм только начинается. Ему нужно переболеть детскими прыщами жестокости и тупости и это лет на сто. Новое в России всегда такое убогое, тупое, как чума, которая дико долго проходит. (Досталось поди бедолаге в РФ... Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Власть над женщиной – это для меня не самоцель, она необходима мне как музыкальный инструмент для музыканта...

 

 

*   *   *

 

Смотрю на звёзды. Ушами в голову всасываю ночной холодный воздух.

 

 

*   *   *

 

Дружеский секс это когда местная филармония дает концерт на местном мясокомбинате. Одни не платят за концерт, другие за колбасу.

 

 

*   *   *

 

А-А! … (с ужасом) Кто это? (осматривает себя в зеркале)

 

 

*   *   *

 

Ш: «Что может быть причиной ее расстройства?» К: «Мы мозга женского устройства не знаем. Сломала ноготь, кот насрал на коврик… Как говорил один полковник».

 

 

*   *   *

 

Это не сочетается вместе. Это примерно как биатлонист в майке, ластах и с ломом в руках.

 

 

*   *   *

 

Мы здесь с тобой не властны. Любовь – химический процесс. Любовь – сильнейший в мире яд... (Надо бы выбрать что-то одно, и на душе легче станет... Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Пускай освобождается да подыхает на своей свободе. Хоть одним поддонком меньше будет.

 

 

*   *   *

 

Если ей вначале сказать, что «я вас люблю» или «какие у вас красивые глаза», а потом как бы ненароком – «я хочу с вами переспать», то такой обиды уже не будет...

 

 

*   *   *

 

Сесть бы мне тогда в уголок, прикинуться ветошью и не отсвечивать...

 

 

*   *   *

 

Кабинет тюремной больницы. За столом сидят два врача и что то пишут в мед картах. По радио играет композиция Фреда меркурии. По кабинету летает и жужжит муха.

 

 

*   *   *

 

Практически каждый из нас совершает работу в сфере любовных отношений.

 

 

*   *   *

 

Десантник может развивать скорость свыше двухсот километров в час, когда у него не раскроется парашют. Быстрее может лететь только сапер...

 

 

*   *   *

 

Как говорится, баба не воробей – залетит, не выгонишь! (С этим не поспоришь... Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Здравствуйте. Здравствуйте. Здравствуйте, скажите, к вам сейчас приходила женщина, моя мама? Она полная, коричневые волосы, вот такие, квадратные до плеч.

 

 

*   *   *

 

Мираж явился бог знает откуда, пофатаморганил неделю-другую и в пустоте растворился.

 

 

*   *   *

 

Она отвечала: «Для души», хотя общение с поэтом-песенником осуществлялось главным образом на уровне тела...

 

 

*   *   *

 

Русские, кстати, всегда рассчитывают на свою силу, но сила евреев-то, как раз в уме. Постарайся не быть русским, будь евреем, всегда добивайся желаемого умом, а не силой.

 

 

*   *   *

 

И останешься ты на старости лет один, как дырка в жопе.

 

 

*   *   *

 

Точилин изнемогал от страсти. Он оставил свою одежду прямо на полу и бросился в постель, как православный в крещенскую прорубь, разве что, забыл осенить себя крестом.

 

 

*   *   *

 

Вся жизнь в армии замешана на страхе. Да и не только в армии. Уже в детском саду, если сделал что-то не так – в угол... (Страх – это что тормоза в машине... Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Из одного бара на Рубинштейна вышли два гигантских цыпленка с человеческий рост. Они были одеты во фраки, на головах ровно держались цилиндры.

 

 

*   *   *

 

Я не осуждаю проституцию, которая является одним из видов профессиональной деятельности человека, но согласитесь, крайне трудно совмещать данную работу с чисто творческим подходом в сфере эротики.

 

 

*   *   *

 

Мы не знали, что он герой. В канализации нашли. Три дня от говна отмывали…

 

 

*   *   *

 

Он никогда не пьянел. Есть такой тип людей. Опьянение – их постоянное состояние, и они выглядят совершенно естественно, употребив, например, полулитру. Если их не знать близко и не нюхать, определить, подшофе они или нет, невозможно.

 

 

*   *   *

 

Для того, чтобы знать какую-нибудь книгу не обязательно её читать.

 

 

*   *   *

 

Пока слова не легли на бумагу, они очень пугливы. От малейшего шума во все стороны разлетаются...

 

 

*   *   *

 

Во – первых, в процессе одной ночи над такой женщиной надо по долгу трудиться, во – вторых в течение , скажем, одной недели частота подходов по « форме -1» должна быть очень высокой... (Успехов в ударном труде! Н. П.)

 

 

*   *   *

 

Общеармейский принцип «пусть безобразно, зато однообразно».

 

 

P.S. Особенности правописания авторов бережно сохранены. Неподражаемые перлы собраны за один календарный год, в рамках редакторской работы по разделу «Крупная проза». Благодарю всех, кто позволил мне найти эти крупные алмазы в мутном разливе скользких слов. Надеюсь, что качество седьмой – неужели! – коллекции вполне претендует на внимание публики, хотя как уже было подмечено – осенние листья летят обычно мимо урны и метлы дворника… Случай и совпаденье шрамов на коже Млечного Пути. Затаив в душе веселие и бодрость, буду ждать новых конгениальных экспромтов. Всем пишущим – физкульт-привет! Творческих уПСехов... Н. П.

 

 

 


Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

30.11: Яна Кандова. Задним числом (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2020 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!