HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2020 г.

Александр Молчанов

Адреналин

Обсудить

Пьеса

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 13.03.2007
Оглавление

1. 1
2. 2
3. 3

2


Юля лежит на кровати, и смотрит на Оксану, которая стоит перед зеркалом и причесывается.

 

ЮЛЯ. Мне нравится, что ты следишь за собой. Небось и косметикой пользоваться умеешь.

ОКСАНА. Конечно, а ты разве нет?

ЮЛЯ. Неа, мне оно не надо.

ОКСАНА. Почему?

ЮЛЯ. Потому что я мужик! Ты что, не поняла?

ОКСАНА. Мне мама сказала, что к косметике нужно сейчас приучаться, пока я молодая и красивая. А то потом, когда буду старая и надо будет морщины замазывать, вдруг окажется, что я не умею даже тональный крем наложить.

ЮЛЯ. Умная мама. Не то, что моя. Прислала мне письмо… как-нибудь почитаю.

ОКСАНА. Почитай сейчас.

ЮЛЯ. Да ну, фигня. Неинтересно.

 

Оксана подходит к ней и садится рядом с ней на кровать.

 

ОКСАНА. Мне все-все про тебя интересно.

ЮЛЯ. Влюбилась что ли?

ОКСАНА. Не знаю. Наверное. А так разве бывает? Как-то странно.

ЮЛЯ. Бывает. Я, например, в тебя влюбился с первого взгляда. Все, что хочешь, для тебя сделаю.

ОКСАНА (морщится). Ты можешь не называть себя как мужчина?

ЮЛЯ. Да я как-то привык.

ОКСАНА. Ты же сказала, что сделаешь для меня, все, что захочу.

ЮЛЯ. Ох, ты маленькая хитрюга.

 

Юля приподнимается и целует ее.

 

ЮЛЯ. Все, с этого момента я тоже женщина. (Как бы вспомнив.) Постой! Как же мы тогда сексом будем заниматься? Если я тоже женщина.

ОКСАНА. То так ты не знаешь.

ЮЛЯ (смеется). Ты меня с ума сводишь.

ОКСАНА. Сколько времени, кстати? Мне же завтра на лекцию с утра. Пора домой.

ЮЛЯ. Куда?

ОКСАНА. В сто семьдесят третью.

ЮЛЯ. Куда? Никуда ты не пойдешь. Неужели ты думаешь, я тебя отпущу? Вдруг ты исчезнешь, и окажется, что все это мне привиделось, а я сейчас валяюсь в снегу перед общагой, вырубленный ударом в табло.

ОКСАНА. Эй, ты же обещала!

ЮЛЯ. Извини. Вырубленная ударом в табло. Ты теперь здесь будешь жить. За твоими вещами завтра сходим. Если устала и хочешь спать – ложись. Я рядом с тобой посижу.

ОКСАНА. А как же (кивает на дверь).

ЮЛЯ. Верка-то? Да она понимающая баба. Как-нибудь договоримся. Будет мудить – выгоню. Я тут хозяин. Хозяйка.

 

Стук в дверь.

 

ЮЛЯ. Не, никого нет дома.

 

КОМЕНДАНТША (за дверью). Соколова!

ЮЛЯ. Мать-перемать. Комендаха. Как чувствует, сука, что я бабки сегодня от матери получила.

КОМЕНДАНТША. Соколова! Я знаю, что ты здесь. Открывай, а то сама открою запасным ключом.

 

ЮЛЯ. Малыш, ты не беспокойся, я с ней поговорю.

 

ЮЛЯ подходит к двери и, открыв ее, встает на проходе. Однако комендантша, полная женщина лет 40, отодвигает ее и проходит в комнату.

 

КОМЕНДАНТША. Это что тут такое? Курили опять тут? Выпивали?

ЮЛЯ. Петровна, тебе делать нехер? Лучше бы вызвала мастера раковину починить в умывалке. Пацаны с местными опять махались, разбили. А нам теперь что, без раковины жить?

КОМЕНДАНТША. Ты меня еще поучи, что мне делать.

ЮЛЯ. Кто тебя поучит, если не я?

КОМЕНДАНТША. Ты у меня как бельмо на глазу. Учительница… Придут с проверкой от деканата, что я скажу?

ЮЛЯ. Не бойся, никто не придет. Кому на фиг нужна наша Китайская стена. Уж точно не белым людям из деканата.

КОМЕНДАНТША. Между прочим, февраль на дворе, ты восстанавливаться-то собираешься?

ЮЛЯ. Опа. Что-то я с тобой-то забыла свои планы согласовать.

КОМЕНДАНТША. Будешь мне грубить – выселю в двадцать четыре.

ЮЛЯ. Меня выселишь, к кому за деньгами будешь ходить?

КОМЕНДАНТША. Думаешь, ты одна тут такая лимитчица?

ЮЛЯ. Понял.

 

Юля залезает в шкаф, достает из него несколько смятых купюр. Отдает их комендантше и оттесняет ее к двери.

 

ЮЛЯ. На, держи и иди отсюда.

КОМЕНДАНТША (кивает на Оксану и подмигивает). Новенькая?

ЮЛЯ. Не твое дело. Все, иди-иди-иди-иди.

КОМЕНДАНТША. Слушай, я фотоаппарат купила. Сразу фотографирует и сразу фотку выдает. Хочешь, вас сфотографирую? Вместе. Недорого.

ЮЛЯ. Вот коммерсантша! Слушай, тебя расстреливать поведут, ты солдатам патроны продавать будешь. Не, не надо.

КОМЕНДАНТША. Вон у нее спроси. Может, она хочет.

ЮЛЯ (обернувшись к Оксане). Хочешь?

 

Юля подает ней знак – мол, не соглашайся.

Оксана кивает. Юля делает страшное лицо.

 

КОМЕНДАНТША. Видишь? Давайте, вставайте сюда, на свет.

 

Комендантша достает из кармана «Полароид». Девушки встают под лампой.

 

КОМЕНДАНТША. Рядом вставайте. Да ближе, еще ближе. Обнимитесь хоть, не стесняйтесь, все свои. Улыбочка. Хоп! Готово, держите.

 

Комендантша отдает Юле фотографию. Та смотрит и бросает ее на кровать.

 

ЮЛЯ. Фигня. И глаза красные.

 

Юля дает комендантше еще одну купюру.

 

КОМЕНДАНТША. Если магнитофон нужно напрокат, тоже у меня можно взять недорого.

ЮЛЯ. Знаю, все, денег больше нет.

 

Комендантша уходит. Оксана берет фотографию и убирает ее в карман.

 

ЮЛЯ. Это были все мои деньги, которые прислала маман. Впереди у нас голодный месяц.

 

ОКСАНА (испуганно). Зачем ты ей отдала?

ЮЛЯ. Она жадная. За копейку удавится. Выкинет меня из общаги, а другую дуру на мое место поселит. Пять старушек – рубль.

ОКСАНА. Как это она тебя выкинет? Не имеет права. Можно в деканат пожаловаться.

ЮЛЯ. Вот в деканате вовсе не обязательно знать, что я тут тусуюсь. По их версии я давно сижу в моем снежном городке и учу старославянский язык. Я уже и сессию пропустила, теперь вообще непонятно, как восстанавливаться. А. Наплевать.

ОКСАНА. Так тебя отчислили?

ЮЛЯ. Проснулась. Еще в прошлом году. Старослав, заразу, два раза не могла сдать, а на третий с комиссией не пошла.

ОКСАНА. Да ты что! Тебе обязательно нужно восстановиться. Ты же такая умная.

ЮЛЯ. Ты откуда знаешь? Это Верка умная. Я даже Достоевского не дочитала про братушек Карамазовых. Скучно что-то стало. Только детективы… хотя я тебе это уже говорила. Старый стал дядя Юля, забываться стал.

 

Оксана подходит к Юле и обнимает ее.

 

ОКСАНА. Мне тебя так жалко.

ЮЛЯ (ласково). Терпеть ненавижу, когда меня жалеют.

ОКСАНА. Мы будем жить на мою стипендию.

ЮЛЯ. Зайчик, тебе нельзя голодать. Упадешь где-нибудь на беговой дорожке.

ОКСАНА. Ты мне обещала письмо от мамы прочитать.

ЮЛЯ. Не обещала вроде. Все, не спорю. Письмо от мамы.

 

Юля идет по комнате.

 

ЮЛЯ. Где у нас письмо от мамы? Письмо от мамы, к ноге.

ОКСАНА. Не хочешь, не надо. Давай тогда чай пить.

 

Юля подходит к тумбочке, достает письмо.

 

ЮЛЯ. Письмо нашлось.

 

Юля падает на кровать и хлопает рядом с собой по одеялу. Оксана подходит и садится рядом.

 

ЮЛЯ (читает) «Здравствуй, моя дорогая. Напиши мне, как у тебя учеба. Не гуляй по ночам по городу и хорошенько запирай дверь на ночь. Мальчики в общежитиях такие неуправляемые. У меня все хорошо, только желудок болит все время. Таблетки не помогают…»

 

Юля разрывает письмо и бросает под кровать.

 

ОКСАНА. Ты что?

ЮЛЯ. Надоело. Ненавижу свое прошлое. И родину эту малую ненавижу. Была бы у меня атомная бомба – взорвала бы все, чтобы и следов не осталось.

ОКСАНА. И маму.

ЮЛЯ. Маму в первую очередь. Она слишком много про меня знает. Я хочу, чтобы никто про меня не знал. И каждый день начинать новую жизнь. Представляешь – сегодня я миллионер, завтра – футболист, послезавтра играю на гитаре в «Металлике».

ОКСАНА. Я тоже иногда так мечтаю. Что я принцесса или знаменитая артистка.

 

Открывается дверь. Входит Вера. В руках у нее трехлитровая банка. Она ставит ее на стол.

 

ВЕРА. Арбузы твои там так и стояли за дверью. Еще я с Вадиком из пятьдесят пятой трахнулась.

 

Юля начинает хохотать.

 

ЮЛЯ. Что же с Вадиком-то, он же прыщавый? Тогда уж хотя бы с Максом.

ВЕРА. Макса не было. Он в кино ушел. Так что пришлось с Вадиком.

ЮЛЯ. И как он?

ВЕРА. Нормально. То есть ненормально. Пять фрикций и все. Потом говорит – еще приходи.

ЮЛЯ. Вот идиот. Тебе-то, я надеюсь, полегчало? Тебе ведь главное сам факт.

ВЕРА. Неужели тебе вообще наплевать? Или тебя уже только она интересует?

ЮЛЯ. Ты свободный человек. И, кстати, да, меня теперь только она интересует.

ВЕРА. Мне-то теперь что делать? Сказать Петровне, чтобы в другую комнату перевела?

ЮЛЯ. О Петровне даже и не заикайся. Здесь останешься. Места всем хватит.

ВЕРА. Ты думаешь, это легко? Сидеть и смотреть, как вы тут.

ЮЛЯ. Как-нибудь. Интересно, чайник на кухне кто-нибудь догадался выключить, или он уже расплавился? Пить хочу.

 

Вера демонстративно ставит перед собой стул и садится.

 

ЮЛЯ (Оксане). Зая, сгоняй до кухни, принеси чайник.

 

Оксана уходит.

 

ВЕРА. Довольна?

ЮЛЯ. Не то слово.

 

Юля встает, подходит к Вере, обнимает ее, Вера пытается стряхнуть ее руки.

 

ЮЛЯ. Зая, ну ты что? Ну, у нас ведь и раньше была такая фигня…

ВЕРА. Такой не было. И не называй меня заей. У тебя теперь она зая. Ясно?

ЮЛЯ. Неясно. Ты мой человечек. Поняла? Пока я тебя сама не прогоню – мой. Вопросы есть?

 

Юля что-то шепчет ей на ухо. Вера начинает хихикать.

 

ВЕРА. Нет. Иди с ней вон.

ЮЛЯ. Цыц.

ВЕРА. Все, все. Сейчас она войдет, а ты тут.

 

Юля отпускает ее, берет со стола будильник.

 

ЮЛЯ. Скоро твои «спокойки» начнутся.

ВЕРА. Плевать. Не хочу ничего.

ЮЛЯ. Не зли меня. У нас все хорошо.

 

Юля ставит будильник и включает радио. Оно начинает бубнить. Входит Оксана с чайником.

 

ОКСАНА. Его выключили, он остыл уже. Я по новой подогрела.

ЮЛЯ (Вере). Вот видишь – чай принесли. Сейчас будем, как у Чехова, пить чай, а в это время будут рушиться наши жизни. Дай, я заварю.

 

Юля берет чайник.

 

ЮЛЯ. Вер, сделай погромче.

 

Вера делает радио погромче. Юля ставит чайник на книгу, берет заварной чайник, открывает его, морщится, распахивает дверь и выплескивает старую заварку в коридор. Насыпает новую заварку, заливает кипятком.

 

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС ПО РАДИО. В эфире областного радио в рубрике «Встреча с интересным человеком» вы послушали интервью с представителем общины кришнаитов Александром Эф. А теперь у нас традиционная рубрика «Десять минут с губернатором».

 

ЮЛЯ (подмигивает Оксане). Верка каждый вечер слушает. Как «Спокойной ночи, малыши».

ВЕРА. Ну и что, мне нравится, так и что.

 

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС ПО РАДИО. Сегодня по традиции наш губернатор Федор Сергеевич Кузовлев почитает нам свои стихи.

 

МУЖСКОЙ ГОЛОС ПО РАДИО (с сильным «вологодским» говором).


Стрела амура шаркнет у ноги.
Из всех смертей я выбрал пятистопник.
Храни ж, Господь, раздать свои долги.
Ведь если ты свободен, то – усопни.


Затемнение.



 


Оглавление

1. 1
2. 2
3. 3

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

08.11: Художественный смысл. Зависимость (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2020 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!