HTM
Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2019 г.

Мастерство перевода

Кучкар Наркобил. В тот день мы не вернулись из боя…

Обсудить

Повесть

 

Перевод с узбекского Лиры Пиржановой

 

 

Купить в журнале за ноябрь 2018 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2018 года

 

На чтение потребуется два с половиной часа | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 25.11.2018
Оглавление

4. Часть 3
5. Часть 4
6. Часть 5

Часть 4


 

 

 

Вечером я проснулся во время ужина. Ровно половина роты выстроилась во дворе. В казарме командир взвода Ермелин дёргал остальных, чтобы вывести во двор.

– Эй, твою мать! Давай быстрей, шевелись!

Хватаясь за шапки, не успев засунуть руку в рукав гимнастёрки, молодые солдаты выбегали впопыхах наружу. Воодушевившись своим голосом, он повысил его ещё на пару тембров.

– Давай быстрее! На курорте, что ли, отдыхаете у матери? Только бдительность потеряешь, как всё наголову перевернёте. Пулей на улицу! Считаю до трёх. Раз, два… два с половиной…

Я неторопливо встал с места и вышел помыться. Ермилин бросил на меня взгляд и продолжал кричать на недавних призывников. Некоторые «деды» ещё дрыхли на кроватях. Ермилин всю злость выплёскивал на «чижиков». Я помылся. Разбудил Рината. В это время уже все «деды» выходили из казармы. Мы должны были выстроиться, чтобы пойти на ужин, потому что проверял сам командир роты. Ждали до тех пор, пока к строю присоединился последний солдат. Другие роты давно уже сидели в столовой, а мы были наказаны – не из-за капризов командира, а за то, что абсолютно нарушили порядок и дисциплину. Рота вошла в столовую спустя полчаса. Командир наблюдал за нами, когда мы ели. Никто не смел смотреть на чужой стол. Никто никого не бил по голове половником или тарелкой… Потому что на голодных давил тяжёлый взгляд командира... После ужина рота снова выстроилась перед казармой. Командир объявил о том, что завтра выходим в бой. Приказал, чтобы всё снаряжение было готово, «а иначе никто этой ночью не будет спать», сказал он. Его слова, конечно, вызвали бурю гнева у многих, но, несмотря на это, он заставил выполнить своё поручение. Он был искренний и храбрый человек… Солдаты любили командира роты. Как бы на войне смелые, сильные волей офицеры ни казались строгими и безжалостными, все ими восхищались, их уважало большинство. А для офицера нет большей награды, чем быть примером для подопечных…

В казарме начался бардак… Солдаты стали готовиться к бою. Кроме того, они должны были успеть поспать до утра. Те, кто подготовился, положив под кровать бронежилет, автомат и каску, легли спать. Я вышел наружу, чтобы покурить. Небо было усыпано звёздами. Луна неторопливо плавала в небе, иногда скрываясь за перистыми облаками. Луна излучала молочно-белый ясный свет. Казалось, свет и тьма боролись друг с другом. В одно мгновенье наступала тьма, затем ярко выглядывала луна. Вдали в горах в небо летели сигнальные ракеты. Порой слышен был еле уловимый звук стрельбы из автоматов или пулемётов. Он доносился со всех сторон. Непонятно, кто стрелял, наши или душманы[15]. В такие ясные ночи не хочется спать, хочется бодрствовать. Бесконечная стрельба в окрестностях не давала покоя людям. А в итоге погибало столько людей. Я попытался поднять себе настроение и не отвлекаться на нелепые мысли. Мне необходимо отдохнуть, при этом не испортив себе настроение. Завтра надо рано вставать. С раннего утра выходим в путь. Поэтому голова должна быть ясной. «Не дам никакой панике овладеть мной. Предоставлю всё на волю Всевышнего. Ведь не в первый раз выхожу в бой, – подумал я. – Эх, чем больше человек думает об этом, тем больше им овладевает страх. Посмотри вокруг: лунная ночь, вокруг светло, небо таинственное, весенний воздух, аж жить хочется! Я ещё раз закурю и пойду спать, а утром постараюсь пораньше проснуться. Подумаешь, два-три дня поразвеемся на воле. Сейчас, наверное, не так сильно стреляют. Гардез не такое уж опасное место, по сравнению с Чорикором. Эй, хватит, ты из-за этого разволновался. Успокойся. В твоём сердце не должно быть никакой паники. Вспомни, как в первый раз ты вышел в рейд. Ты чувствовал себя тогда как лев. Интересно, что ты тогда ни о чём не беспокоился. Ты спешил тогда поскорее встретиться с врагом с глазу на глаз. Вот ещё одну закурю и всё. «Охотничьи» всё-таки хорошие сигареты, а от «Донского» кружится голова. Рота ещё долго не заснёт. Может, обойти часть?.. А зачем? В такие вечера, если обойти родной кишлак, в окрестностях издалека виднеется свет ламп соседних кишлаков. Мормин, Хужасоат, Обшир, Чеп[16]. Такое ощущение, будто звёзды повисли над этими кишлаками, а на самом деле это свет в домах жителей. Собаки непрерывно лают. Все спят крепким сном. Веет нежный ветерок, а ты гуляешь. Такую волшебную ночь, наверное, лучше всего проводить в родном кишлаке, рядом с родителями. Интересно, чем сейчас заняты мои? Отец, конечно же, спит. Бедняжка, устал, наверное, на работе. Мать, братья, бабушка ещё не легли. О чём же они разговаривают? Может, вспоминают меня. Ведь я тоже думаю о них. Они, конечно же, беспокоятся за меня. Здесь война. Ты можешь умереть. Но я ни за что не хочу умирать. Я вас не оставлю, мои родные. Мы ещё встретимся. О боже, сделай так, чтобы я не умер. Пусть я вернусь живым и из этого боя. Пусть мы не умрём, сделай так, чтобы меня не ранили. Боже, сохрани нас».

В раздумьях я оказался недалеко от женского модуля. Я застыл на месте. Снова закурил. Я отчётливо увидел дежурного перед дверью модуля. Интересно, чувствует ли он, что видеть женщин в тысячу раз тяжелее, чем идти в бой. В такую светлую ночь невозможно спрятаться. Даже с маленького расстояния в несколько шагов можно узнать, с какой роты этот дежурный. Интересно, а сколько лет он служит в Афгане? Если он «дед», для него позорно дежурить в женском модуле. Даже под страхом смерти он не станет всю ночь караулить это место. Наверное, поставили кого-нибудь из «чижиков». Ещё никто из нашей роты не дежурил в женском модуле. Боеспособных ребят никогда не ставят караулить женщин. Скорее всего, это один из «мальчиков на побегушках», не видевших ничего, кроме штаба. Им ведь всё равно. Они готовы умереть, лишь бы не выйти в бой, не брезгуют никакой работой в части, лишь бы не воевать. Поэтому этих бесстыжих справедливо называют «штабскими курицами». Иначе бы они не были такими чистоплюями. Эти упитанные белоручки вдоволь спали, чисто одевались, никогда в жизни не стреляли из автомата. Попробуйте сказать им, что они выйдут в бой, так они тут же наложат на штаны. Но они раньше всех в части слышали обо всех тайных приказах и заданиях. В отношении простых солдат они держались высокомерно и благодарили бога за то, что на войне им не приходится воевать. Солдаты некоторых из них ненавидели, потому что, не выходя из штаба, они каким-то образом носили на груди «Красную звезду» или «За отвагу». А ведь они приписывали себе заслуги солдат. Ясно, что эти награды предназначались для ребят, геройски воевавших на войне. И никто ни о чём не спросит, ибо, если ты воюешь в Афгане, то ты непременно должен быть героем. Э-эх, всюду бардак. Даже среди военных нет справедливости. Даже на войне они лгут друг другу.

У меня не было желания заходить в модуль, и ничто меня сейчас не могло бы отвлечь. Я чувствовал себя настолько жалким, что никого не хотел видеть. Вот бы сейчас оказаться в пространстве, где никого нет. Ничто не может помочь человеку, который жалок самому себе. Если бы меня сейчас спросили, чего я хочу, я бы точно не знал, что ответить. Потому что я был разбит. Я ненавидел всё и вся, и жизнь, и себя. Мне всё надоело. Для того чтобы показаться на глаза Лилии, я должен был полюбить себя, морально подготовиться к такой встрече. Если человек почувствует, что он исчез, и поверит в это, то он поймёт, что лишился многого. Ладно, допустим, и что я ей скажу? Кривляясь, буду мямлить, что, мол, завтра я выхожу в бой? Попрошу у неё снисхождения и буду ласкаться? Как? Ведь я уже разорён изнутри!..

Возвращаться было трудно, но я должен отдохнуть в казарме, ведь завтра тяжёлый путь.

В казарме не стихал шум. Солдаты, устроившись группами по углам, кушали, курили. Другие готовились к бою. Сборы новых призывников продолжались до сих пор. Они клали в рюкзаки все, что под руку попадалось. Были слышны шутки, мат, а иногда с одной стороны казармы в другую летели кирзовые сапоги. Кто-то громко матерился, в это время поднимался смех. Многие, наклонившись над тумбами, писали письма домой. Это была такая традиция – перед боем писать письма близким. Я написал письмо матери и лёг спать. Завтрашний день беспокоил меня сильно. Я не мог заснуть. Я превратился в человека, колеблющегося между жизнью и смертью. Я был обречён на то, чтобы грезить и страдать. Хотелось бы знать, мои соратники по оружию, которые дышат вместе со мной в этой казарме и, возможно, будут ранены завтра вместе со мной или погибнут, они так ли мучаются как я, не понимая себя? Интересно, если человек чувствует приближение смерти или беды, он попадает в моё положение? Ведь раньше никогда у меня не было такого состояния. Я встал и принёс из оружейной толстый бронежилет, положил его в изголовье кровати. На всякий случай положил в рюкзак шесть патронташей. Боеприпасов в машине было предостаточно. Взял у старшины десять пачек сигарет и тоже положил в рюкзак. Казалось, надо было ещё кое-что сделать. Подозвав одного из «чижиков», велел ему пришить белый воротник к моей гимнастёрке. А сам, пусть и насильно, должен был заставить себя спать.

Человек в любой ситуации иногда чувствует, что счастлив, хотя счастье понятие относительное, но это значит, что впереди его ещё ждут неполноценные, незавершённые, грустные дни. Казалось, моё счастье в ночи было при моей жизни. Человечество придумало понятия «счастье» и «несчастье», чтобы утешить себя. Чем больше расстояние между жизнью и смертью, тем быстрее человек готовится к беде и начинает привыкать к этому состоянию. А девиз «Жизнь – это счастье» становится смешным.

И всё-таки я не мог заснуть. В казарме теперь солдаты меньше сновали и не действовали на нервы. Ринат, поужинав в казарме четвёртого взвода, подошёл ко мне. Настроение у него было бодрое. Он успел и подтянуться.

– Почему не пришёл к нам? – спросил он, садясь на свою кровать. Но постепенно я заметил, что у него лицо было бледное, а глаза красные.

– Нет аппетита.

– Принесли отличное лекарство. Стоит закурить одну, вообще будешь как новенький.

– Ты всё приготовил?

– Не волнуйся. Давно уже всё готово. Ты же знаешь меня. Не в первый раз выходим. Хорошо, что вся армия будет участвовать в этот раз.

– А что, если вся армия участвует, то будет праздник, – сказал я раздражённо.

– Ну, всё-таки чувствуется торжественность. Не думаю, что минуя всю технику и бесчисленное количество людей, пуля найдёт именно тебя. А вообще-то, кто знает. Посмотрим. Враг теперешний – не наивный. Вчетвером они способны расправиться с целым полком.

– Конечно, афганцам легче, потому что они здесь родились и выросли, знают округу как свои пять пальцев. Поэтому и перевес на их стороне.

– Э, да они забираются в какую-нибудь пещеру и изредка стреляют, да так, что сразу попадают насмерть. А мы сразу выходим с артиллерией и часами палим, затем отправляем самолёты, и под конец ещё пехоту. И тогда они валят нас как тутовник на дереве.

– Ринат, в этот раз я совсем не хочу выходить в бой. Ты же всё равно будешь рядом со мной. Не дай бог случиться беде.

– Э, у всех бывает такое настроение. Мы сейчас зачем курили? Затем, чтобы, мать твою, забыть обо всём. Закурим?

– Ладно, давай. Только хорошенько скрути.

Ринат быстро высыпал содержимое «Донских» сигарет на ладонь и размолол его вместе с гашишем. Я стоял на шухере, чтобы офицеры не заметили. После того, как сигареты были готовы, мы вышли наружу.

– Для двоих это много. Я много положил. Ты в углу подожди, а я позову Мумина и Юру, – сказал Ринат и зашёл обратно. Я ждал в углу казармы под лунным светом. Они вышли втроём, и мы пошли в сторону модуля и там же стали курить. Воздух наполнил острый запах анаши. Он действительно оказался сильнодействующим. Сразу после первой затяжки у меня закружилась голова, лицо похолодело. С каждой секундой я превращался в абсолютно другого человека. Вторая затяжка вообще сбила меня с толку. У меня закрылись глаза, всё вокруг закружилось. Я пытался сделать глотательное движение, но у меня уши закладывало. Не обращая внимания на приятелей, я побежал в казарму. Я был настолько лёгок, что, казалось, летел как птица. В душе не осталось и тени печали. Я почему-то засмеялся, а когда влетел в казарму, мне стало душно, я не мог дышать. Кое-как я добрался до кровати и рухнул в постель.

 

 

 



 

[15] Население Афганистана, воюющее против советских солдат, также талибы, моджахеды.

 

[16] Названия местностей в Сурхандарьинском регионе.

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за ноябрь 2018 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению ноября 2018 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

4. Часть 3
5. Часть 4
6. Часть 5

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

15.09: Игорь Литвиненко. Заброшенное месторождение (очерк)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!