HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июль 2018 г.

Игорь Литвиненко

Парламентёр из ноосферы

Обсудить

Статья

 

Купить в журнале за июнь 2018 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2018 года

 

На чтение потребуется 15 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 23.06.2018
В. И. Вернадский. С портрета работы А. Е. Елецкого (1949). Конференц-зал Института геохимии и аналитической химии им. В.И.Вернадского РАН, Москва. Источник изображения: http://museum.cfuv.ru/history/photochronicle/vernadskii/portraits/

 

 

 

Даже могучие умы по мере возможности стремятся избавиться от головокружения, которое возникает при исследовании бесконечности.

 

Радхакришнан

 

 

Над Красным морем из Африки в Аравию двигалась огромная туча саранчи. Солнце померкло, арабы молились своему богу-защитнику. Здесь же был и доктор Карутерс, английский натуралист. Он поглядывал вверх и быстро набрасывал в блокноте вычисления. Выходило, что туча саранчи растянулась по небу на площади в шесть тысяч квадратных километров, а общий вес насекомых не меньше сорока миллионов тонн.

О своих наблюдениях Карутерс сообщил в одном из номеров журнала «Природа» за 1890 год, и вскоре эту заметку прочёл Владимир Вернадский, молодой приват-доцент Московского университета. Как обычно, он составил карточку о прочитанной информации, но сразу не смог решить, в какую из многочисленных папок следует её положить. Много дней носил карточку в кармане пиджака, затем взял в канцелярии новую папку, не очень уверенно написал на ней: «Живое вещество»...

Что знали о нём современники и коллеги? Скромный преподаватель университета, целыми днями пропадает в минералогическом кабинете, ездит иногда в экспедиции по изучению почв, говорит немного, негромко... Если бы могли они знать его мысли! Если бы смогли понять! Да и сам-то он часто терялся в неясных догадках, в странных, порой даже пугающих предположениях.

Потом говорили, что ему повезло: первыми учителями оказались не кто-нибудь, а Докучаев и Менделеев, светила науки! Но разве случайно ещё в гимназическом детстве он прочитал многотомную книгу Гумбольдта «Космос»? Разве счастливое стечение обстоятельств привело начинающего минералога в астрономическую обсерваторию университета? Что за случай заставил его искать и увлечённо штудировать литературу о гипнотизме и других малопонятных явлениях человеческой психики? И при чём здесь минералы, кристаллы и почвы?

На все вопросы один ответ. Начиная с порога сознательной жизни Владимир Вернадский доверял своей интуиции, которая всегда выводила его из тёмных пещерных ходов частного естествознания наверх – на воздух, на свет, где разнообразные воззрения на мир сливались в единое мировоззрение. Докучаев с его верой в единство природы и Менделеев, охваченный «духом космической реальности», не заронили в душу и сердце своего ученика зерна научного синтеза, а лишь успешно возделали готовые всходы, которые он сам прорастил в себе.

Когда мысль Вернадского опускалась в недра земли, она поднималась в космос. На этом плодотворном парадоксе держится главный смысл его учения. Нет отдельно живой или мёртвой материи, есть биосфера, пронизанная мельчайшими атомами, которые движутся, соединяются, распадаются и вновь слагаются в разные формы, составляя и организмы, и камни, и воды, и газы. Вернадский размышлял о первоединстве вселенной и приходил к понятию о естественном теле. «Таким естественным телом будет каждая горная порода, минерал, организм... клетка, ядро её, ген, атом, ядро атома, электрон... капитализм, класс, парламент, семья, община... планета, звезда и т. п. – миллионы миллионов всевозможных естественных тел».

Главной заповедью стал для него закон всеобщей причинности. В природе нет ничего случайного! Он задумывается над совпадением в строении атома и Солнечной системы, видит аналогию в складках земной коры и коры головного мозга – если в течение тысячелетий здесь и там прибавляется складок, то не развиваются ли мозг и Земля по одним и тем же законам? И разве не общий природный закон поддерживает равновесие в живом веществе биосферы, заставляя перемещаться на тысячи миль стада грызунов, стаи птиц и тучи насекомых? А человечество? Оно растекается по планете, занимая всё больше пространства, и разве не тот же природный закон регулирует это движение? «С некоторой дрожью и недоумением я всё-таки вхожу в эту новую для меня область... Чувствую потуги мысли охватить сразу картинно всю Землю как планету. Как это трудно!..»

Он понимает, что заветная истина скрыта на одной из вершин познания, где никто никогда не бывал. Он предчувствует возможное счастье удачного восхождения к вершине, но заранее знает и то, как нелегко будет удержаться на холодной скалистой тропе. И в порыве откровения признаётся в письме к близкому человеку: «А главное, боже, хоть немного бы веры в свой дух!».

 

 

 

*   *   *

 

 

Трудно понять, что все мысли, являющиеся

следствием нагнетения энергии,

запечатлеваются в пространстве

и подлежат общим физическим законам.

 

Рерих

 

 

Не сговариваясь и даже не общаясь, Рентген в Вюрцбурге, Беккерель в Париже и Томсон в Кембридже почти одновременно открыли явление радиоактивности. Поражённый странной догадкой, Вернадский записывает в дневнике: «Невольно мысль останавливается перед такого рода совпадениями и ищет для них разумного объяснения».

Похоже на то, что научное открытие сначала как бы витает в пространстве и медленно вызревает, питаясь, как соками, стремящейся мыслью разных людей, накапливается, подобно электрическому потенциалу, – и вдруг происходит разряд, яркая вспышка освещает ещё один тёмный угол в лабиринте познания. Словно не человек познаёт природу, а сама природа познаёт себя, пользуясь человеческой мыслью как инструментом, как средством. Неожиданный, полумистический вывод... Но Вернадский уже не сомневался в материальном единстве вселенной – он был готов подвести ещё один важный итог своим размышлениям: «Наука есть природное явление. Она... выражает реальное соотношение между человеческим живым веществом и окружающей природой».

В мире живой материи человеку принадлежит монополия интенсивной (воистину высшей) нервной деятельности – монополия разума. Значит, в биосфере присутствует уникальный человеческий наполнитель – некий продукт напряжённой мысли тысяч и миллионов людей. «В этом напряжении сознания вся красота исторических явлений, их оригинальное положение среди остальных природных процессов».

Человечество всё шире раздвигает границы своего присутствия и влияния, совокупная мысль миллионов людей проявляет себя всё более активно, она становится наконец самой главной и действенной частью общей биосферной структуры. Проходят тысячелетия, биосфера взрослеет, наполняется разумным внутренним смыслом, она обладает уже способностью самопознания – и превращается... во что? Как назвать эту новейшую сферу, заполненную энергией разума? Биос – жизнь – биосфера. Разум – ноос... Ноосфера!

Но что за материя (или энергия?) наполняет эту неведомую и невидимую сферу? Как бы найти элементарную частицу этой материи (или энергии?) – атом, квант, гравитон или что-то подобное, но иное, иное... Вернадский ищет аналогий, задумывается о природе электромагнитных полей, пронизывающих и небо, и землю, и всё живое на ней...

Идея о ноосфере казалась слишком фантастической. Вернадский долгое время ни с кем официально не обсуждал свою новую гипотезу, но в частном письме признавался, что «направил интенсивно и систематически в эту сторону и чтение своё, и размышление». Он хотел отыскать в самых разных областях знания хотя бы косвенные подтверждения своей правоты.

«На днях закончил чтение книги Роллана о Рамакришне, которая мне дала так много, как давно ни одна книга...» Космичность и вечность жизни, единство живого и мёртвого вещества, «биологическое время», «излучение разума» – все эти смутные свои догадки он обнаружил в древнейших философских системах Индии как бесспорные и основополагающие идеи. Почти три тысячи лет назад лучшие умы человечества, ещё не скованные тёмным опытом изощрённых религий, интуитивно прорывались к заветным тайнам Космоса и Земли! Вернадский много думал об этом... Он приходил к пониманию того, что научная мысль – не единственный способ приближения к истине. Интуиция, вдохновенное озарение, проникновение в таинство жизни – всё это свойственно ведь и философу, литератору, музыканту, живописцу и каждому правильно и сильно мыслящему человеку.

 

 

 

*   *   *

 

 

О Вечный Свет, который лишь собой

Излит и постижим и, постигая,

Постигнутый, лелеет образ свой!

 

Данте, «Рай»

 

 

Эйнштейн говорил, что Моцарт и Достоевский дают ему больше, чем любой мыслитель в любой из наук. Об этом же писал и Вернадский: «На меня лучше всего действует художественный, эстетический интерес... Какое-то непонятное укрепление я нахожу в нём. Я сливаюсь тогда с чем-то более высоким и чувствую себя сильней, а мысль получает нужную ширь для правильной, менее субъективной оценки событий».

Он восхищался скульптурами Древней Греции, дворцами и мечетями Самарканда. Не расставался с томиком Тютчева, зачитывался «Фаустом», с удовольствием редактировал для Госиздата книгу естественнонаучных сочинений своего любимого Гёте. Он дал совершенно своеобразную оценку оперы Моцарта и картины Дюрера. Замышлял написать большой философский труд, в котором была бы глава «Влияние музыки на науку».

Идея – так испокон веков называют вершину, к которой стремятся науки. Вершина искусств – Идеал. Вернадского не удивляло однокоренное совпадение терминов, для него это было лишь ещё одним подтверждением единства материального мира. «Художественное творчество выявляет нам космос, проходящий через сознание живого существа». Он не сомневался, что искусство, как и наука, представляет собой функцию биосферы, стихийно стремящейся к выявлению своей гармоничной организованности. «Поэзия – в траве», – сказал гениальный русский поэт, а гениальный русский физиолог по-своему развил ту же мысль: «Движение растений к свету и отыскивание истин путём математического анализа не есть ли, в сущности, явления одного и того же ряда?».

Истина безгранична. Но неисчерпаема и красота. Улыбка Джоконды была и останется вечной загадкой, потому что истинная красота всегда хранит свою тайну. Точно так же раскрытая тайна природы содержит в себе красоту. Физическая формула, выражающая взаимозависимость массы и энергии, красива и гармонична, как музыкальный аккорд: E=mc2. В этой краткой формуле сосредоточено огромное количество новой информации, которая явилась триумфом мысли одного человека и совершила революцию в физике. Отец кибернетики Винер доказывал, что если бы теория относительности появилась в виде правительственного отчёта в одной из лабораторий-гигантов, ни у кого не хватило бы терпения разобраться в массе материалов и дать себе труд понять, что это такое. Эйнштейн покорил умы современников благодаря лаконичности и красоте своих воплощённых мыслей.

Вселенская музыка Моцарта, звенящие краски Ван Гога, Вечный Свет Данте, гениальная формула Эйнштейна – всё это образы, в которых по-разному сконцентрировались частицы бессмертного космического вещества, той «энергетической первоматерии», в которую задолго до нашей эры верили китайские даосисты, а древние индусы представляли себе как невидимую мировую субстанцию и называли Брахманом. В моменты больших озарений эту субстанцию ощущал вокруг себя и в себе русский человек Владимир Вернадский.

То, что он пытался доказывать, не укладывалось в рамки общепринятых представлений. От Вернадского требовали вразумительных разъяснений, когда он и сам страдал от бессилия обычной научной логики. Но он был мужественный и уже опытный человек. Он говорил: «Вся история науки на каждом шагу показывает, что отдельные личности были более правы в своих утверждениях, чем целые корпорации учёных или сотни тысяч исследователей, придерживавшихся господствующих взглядов».

 

 

 

*   *   *

 

 

Мысли гениев бессмертны так же, как и дела их, потому что и после смерти они продолжаются и дают бесконечный и беспредельный плод.

 

Циолковский

 

 

Когда отмечалось столетие В. И. Вернадского, участники торжеств, выдающиеся академики, писали в юбилейных статьях такие, например, слова: «Мы с сожалением должны сказать, что второго Вернадского среди нас нет». И выражались ещё более сильно: «Как путники, которые чем дальше уходят от горы, тем лучше её видят, так и мы видим сейчас всё растущий на наших глазах образ учёного огромной силы!». А когда вышла в свет самая первая научная биография Вернадского, автор этой книги удивлялся и сожалел: «Странным образом его звезда только восходит на небосклоне естествознания и всей человеческой культуры».

Но странно ли это? Нет ли в этом запоздании нашего интереса к личности великого гения той неслучайной закономерности, в которую сам он так свято верил? Ведь это его слова: «Как волны, бьющие с разбега на берег, много раз плещется человеческая мысль около подготовляемого открытия, пока придёт девятый вал!».

Есть много учёных, всё наследие мысли которых составляет единственную небольшую волну. Вернадский же создал в море науки настоящий шторм значительной силы. Но только теперь, уже вслед за волнами его пророческих озарений могут катиться по морю науки девятые валы самых разных открытий. На наших глазах формируется новое мировоззрение, имя которому – антропокосмизм. «Долгой борьбой и долгой работой нарастают идеи, которые должны связать все проявления химической, физической, психической и социальной жизни в одно целое» (А. Е. Ферсман).

С давних времён отношение человека к природе было враждебным и потребительским: только в жестокой войне за своё место под солнцем человечество могло рассчитывать на выживание и развитие. Завоевательная традиция укоренилась как одна из основ цивилизации, успешное ограбление планеты стало чуть ли не свидетельством доблести... В начале двадцатого века, когда азарт покорителей природы стал уже, кажется, неуправляемым, на линии вечного фронта появился парламентёр с белым флагом. Тогда его мало кто слушал, зато теперь произносят с высоких трибун и выносят на страницы газет новые заповеди мирного сосуществования с природой.

Это и есть экологическое мышление, которое свойственно сегодня каждому нормально образованному и правильно воспитанному человеку. Даже в песне теперь поётся: «Мы дети Галактики!». В своё время Вернадский подобных песен не слышал. А ведь он был уже не первым проповедником антропокосмических истин. «Человек должен стать сотрудником неба и земли», – это сказал Конфуций две тысячи шестьсот лет назад... Когда вся наша жизнь повернётся от борьбы с природой к союзу и сотрудничеству с ней, когда внутри самого человечества исчезнут вражда и война, великие силы цивилизации многократно умножатся и человечество совершит гигантский, небывало стремительный шаг вперёд.

Хотя Вернадский не очень вдавался в тонкости политических веяний своего времени, его гармоничное мировоззрение было открыто для веры в логику новейших социальных теорий. «Я мало знаю Маркса, но думаю, что ноосфера всецело будет созвучна его основным выводам». Он писал в своей последней статье: «...идеалы нашей демократии идут в унисон со стихийным геологическим процессом, с законами природы, отвечают ноосфере. Можно смотреть поэтому в наше будущее уверенно. Оно в наших руках. Мы его не выпустим».

Идеи Вернадского стали плодотворной основой для современных синтетических наук – экологии и биогеохимии, биокибернетики и радиогеологии, они обогатили новым содержанием историю естествознания и социальную историю, космологию, философию, научную этику. В новейших эмпирических обобщениях космогонической школы академика Амбарцумяна начинает сбываться одно из самых великих предсказаний Вернадского – уже почти не осталось сомнений, что в глубинах Вселенной, в таинственных ядрах галактик скрывается материальная первооснова космической жизни – сверхплотное вещество, «новая форма материи, неизвестная современной физике».

Каждое выдающееся научное открытие принято называть именем человека, больше других причастного к очередной победе познающего разума. Неизвестная форма материи когда-нибудь станет известна. Может быть, ее назовут именем Вернадского? Материю, образ которой уже так давно витает в его ноосфере.

Он сказал незадолго до смерти: «Готовлюсь к уходу из жизни. Никакого страха. Распадение на атомы и молекулы». Физическое исчезновение не страшило Вернадского, потому что он верил: «Со смертью личности не разрушается сфера всеобщего разума, и в этом смысле бессмертие ноосферы есть бессмертие личности».

Туда, в эту высокую сферу, отлетела его душа. И оттуда теперь излучается свет его мысли.

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за июнь 2018 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению июня 2018 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.09: Гости «Новой Литературы». Игорь Тукало: дорога без конца (интервью)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

15.09: Леонид Кауфман. Синклер и мораль социализма (статья)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за июль 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!