HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2020 г.

Наум Брод

Ну всё, всё… Всё?

Обсудить

Пьеса

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 21.08.2009
Оглавление

1. Часть 1
2. Часть 2
3. Часть 3

Часть 2


 

 

 

О н а.  Представля­ешь: ничего нет в доме. Витьку отправила к маме, там хоть его кормить будут нормально.

О н. А это?

О н а. Оставь. Яичница?

О н. Там с чем-то.

О н а. Пустой холодильник.

О н. Заполняй.

О н а. Денег нет. Клянусь тебе! Шесть рублей осталось.

О н. Пусть Лева заполняет холодильник.

О н а. Смеешься?

О н. А почему нет? Вид у него вполне.

Она. Нет, он ничего, ничего.

О н. А я понял, что он никуда не годится.

О н а. Почему? Нет, он ничего. Я совсем о другом.

 

О н а. Я тоже захотела. Целый день носилась, как идиотка.

О н. Два дурака, на ночь глядя...

О н а. А куда тебе? Все равно я тебе уже перебила сон.

О н. Это уж точно. Что я телефон не отключил!

Она. Хе-хе-хе, хорошо, что не отключил. Я бы померла.

О н. Спал бы сейчас, а завтра с утречка бы, пораньше... А теперь хрен знает, когда встану, день к чертовой матери. Ну чего ты хехекаешь?

Она. Отоспишься.

О н. Да я не отоспаться хочу.

О н а. А что?

О н. Наоборот.

Она. Завтра же воскресенье.

О н. Ну и что?

Она. Куда-нибудь едешь?

О н. Мм...

Она. Н-ну понятно.

 

О н а. Ну не могла я, лапуль, прости. Пришла домой... пустота. Витьки нет... Этот срач, как ты говоришь...

О н. Это не я говорю.

О н а. А кто?

О н. Это на самом деле так.

О н а. Да ну тебя. Ешь.

 

О н. Ну и что? Приходишь...

О н а. Не могу, честное слово. Такая тоска!..

О н. Повесься.

Она. Ей-богу!

О н. Не повесишься.

Она. Конечно, не повешусь. Я тебе аджики не предлагаю.

О н. Дай, попробую.

Она. Как у тебя?

О н. А...

О н а. И у меня плохо.

О н. А что?

Она. Куда ты столько кладешь? Обопь­ешься. Все собираюсь сходить, про­вериться.

О н. Рак? .

Она. Может быть.

О н. Обязательно рак. И в каком месте?

Она. Там.

О н. Там?

О н а. Не знаю. Нет, не там, где ты думаешь.

О н. А где я думаю?

О н а. Я тебе серьезно. Очень болит.

О н. Больше жри аджики.

Она. Нельзя?

О н. Ты что дура? Сама не знаешь?

Она. Ах...

О н. Тогда не жалуйся.

О н а. А болит.

О н. Тогда не жри, что попало.

Она. Если еще и не жрать... Что тогда?

О н. Все остальное.

Она. Остального тоже нет.

О н. Ну, это... извини. То ты говоришь, что этого нет, то жалуешься, что надоело.

О н а. Как ты не понимаешь? Есть. И нет. Ай, все ты понимаешь. И отстань от меня.

 

О н а. Хочешь, музыку поставлю. Витька проигрыватель привез с дачи.

О н. Поставь.

О н а. У меня, знаешь, какая есть? Сейчас послушаешь. Бинг Кроссби.

О н. Да что ты?

О н а. Не нравится?

О н. Так это ж когда было!

О н а. А я балдею. (Ищет среди хлама.). У него разве здесь разберешься.

О н. Это у тебя.

Она. Сиди. Я уже все поняла: я плохая и не надо мне сто раз это повторять. Может, пока Паулса?

О н. Нет, нет!

Она. Или Пугачеву.

О н. Кроссби.

Она. Ну не могу я найти.

О н. Тогда садись. Посиди рядом.

Она (становится над ним, возле его кресла). Я найду, не волнуйся. Куда? Сюда?

О н (на ее кресло). Сюда, сюда. Мать, ты совсем опупела, а?

Она. Почему? Похоже? Да? Мне иногда тоже так кажется... что я какая-то...

О н (придвигает ее вместе с креслом поближе к себе). Вот так. Обыкновенная.

Она. Нет, что все-таки немного...

О н. Норма-альная.

Она. Ты ведь сам сказал, что я опупела.

О н. Все опупели.

Она. Серьезно? Хе-хе-хе.

О н. Вчера звонит мне одна... "Я всех своих кавалеров разогнала". А через пять минут просит: "Найди мне кого-нибудь, а?" Зачем было разгонять?

Она. Э-э, ты не понимаешь. Я ее очень хорошо понимаю.

О н. Объясни.

Она. Очень хорошо.

О н. Объясни.

О н а. А что тут объяснять? Все ясно.

О н. А мне не ясно.

Она. Потому что ты не понимаешь.

О н. Вот я и хочу понять.

О н а. И не поймешь.

 

О н а. У меня тоже есть... звонит... этот... ну, этот... к которому я ездила.

О н. Наталья, я не могу помнить всех, к кому ты ездишь.

О н а. Да ни к кому я не езжу!

О н. Минуточку. А этот?

Она. Кто?

О н. Не знаю. К которому ты ездила.

О н а. К которому ты сказал, что я хожу. Вначале.

О н. А-а, значит, все-таки ходишь?

О н а. Да не хожу, не хожу. Один раз ездила. Знаешь, как противно.

О н. Но все-таки съездила.

Она. Один раз, один.

О н. Но съездила.

Она. Съездила. Ну и что? До сих пор не могу отплеваться. А он звонит.

О н. Хороший человек.

Она. Ты что! Меня вытошнило. Чест­ное слово, в буквальном смысле. Пошла в ванную и... бэ-э! Гадость.

О н. До или после?

Она. После.

О н. Ага: после?

О н а. И все равно, что не было.

О н. Ты говорила, что он гигант.

Она. Гигант. Так у него все нормально, Даже очень.

О н. Нормально не бывает "очень".

Она. Нормально, нормально.

О н. Так "нормально" или "очень"?

Она. Очень.

О н. Тогда в чем дело?

Она. Не знаю. Эта идиотка, которая мне посоветовала его, вся в таком вос­торге. "Есть, говорит, такой дежурный человек, всегда готов. Классный мужик!" Она к нему чуть ли не каждый день носится. А мне противно. И ничего не вышло.

О н. Ну, мать...

Она, Может, я ненормальная?

О н. Может.

О н а. Но вот с мужем у меня получа­лось. Почему?

О н. Ты у меня спрашиваешь?

Она (прижимается к нему через ручку кресла). Лапуль, ну а к кому мне еще обращаться, скажи? А?

О н. Обратись к сексологу. Слушай, а пусть он и поможет, а?

О н а. В каком смысле?

О н. Ну... не только добрым словом, а и...

Она. Фу!

О н. Как-никак – профессионал.

Она. Мы с ним друзья.

О н. Тем более. Да он даже обязан, если на то пошло. А то трепаться все мастаки.

Она. Отстань. Я знаю его жену.

О н. Ты в каком веке живешь?

Она. Наверно, в том. Не могу так.

О н. Если в том веке живешь, тогда живи, как могёшь.

Она. Нет, а вот почему, объясни мне: тому достаточно было прикоснуться ко мне, – и всё.

О н. Гиганту? К которому ты ездила?

Она. Можно считать, что не ездила.

О н. К которому ты не ездила?

Она. Нет. Мужу.

О н. Зови мужа.

О н а. Ты что! Теперь уже ни за что. После того, как он связался с этой лимитчицей?! Она у него живет!

О н. А где, по-твоему, жить лимитчице?

О н а. Я тебе серьезно.

О н. Наталья, ну как можно быть серьезным со всем, что ты тут молотишь? Сама-то ты знаешь, что хочешь?

Она. Знаю... Мне плохо, лапуль.

 

О н. Всем плохо.

О н а. Я понимаю.

 

О н а. Ну а почему так бывает? Стоит мужику прикоснуться и уже все.

О н. Наталья, давай так: тебя что беспокоит – что у тебя с мужиками не получается? Или что тебе тоскливо? Или что тебе работа не по душе? Или что у тебя денег нет? Или что у тебя болит там? Или что у тебя еще черт те знает, что? Тогда я хоть смогу как-то сориентироваться со своими возможно­стями.

О н а. Не сердись, лапуль.

О н. Я не сержусь.

О н а. Ну что, я виновата?

О н. В чем, Наталья?

Она. Ну, вот, что так... все.

О н. Что – все?

Она. Ну, все... плохо.

О н. Если все, покупай таблетки. Прог­лотила и – бай-бай. Интересно, они зевают перед тем, как заснуть?

Она. Дурак.

О н. Нет, я серьезно.

О н а. Я тебе тоже серьезно.

О н. Что я дурак?

О н а. Ты моя лапочка. Ты у меня умница. Дай, я тебя поцелую. (Пере­саживается к нему на колени.)

О н. Ого!

Она. Тяжело?

О н. Ну, как сказать...

О н а. Я поправилась.

О н. Ну вот.

Она. Честно: поправилась. Жру в час ночи... Но это сойдет. Не веришь?

О н. Мне-то что? Ты же не собираешься сидеть на мне, пока сойдет.

О н а. Я тебе противна?

О н. Слушай, старуха...

Она. Нет, ты скажи. Заманила в дом, да? И пристает, да?

О н. Ты говорила, что я у тебя не вызываю.

О н а. Не вызываешь.

О н. А чего тогда?

О н а. А иногда вызываешь. В лифте, помнишь?

О н. Когда-а?

О и а. В лифте. Ты меня провожал.

О н. Запомнила, главное.

О н а. А как же! Знаешь, как вот тут зашлось? Я думала: все! Скажет сейчас: вернемся! – ту-ут же.

О н. Хм, надо ж...

Она. А ты ничего не заметил? Мужчина... Э!

О н. Ну ты даешь!

О н а. Да ну вас!

О н. Ну как я мог заметить, если ты с первого дня талдычишь мне, что я не в твоем вкусе, что у нас ничего не подучится, что у тебя ко мне "ну вот ни настолько"? Да я подумать еще не успел об этом, а ты мне уже сообщила... Сядь.

Она. Что? Тяжело?

О н. Нет, просто сядь туда. К тому же я не доел.

Она. Прости. Я свинья. Я свинья? Нет, нет, я сама знаю. Мы с тобой друзья?

О н. Конечно.

Она. Отличный ты мужик. Ты класс­ный мужик.

О н. Смотри, не скажи это подруге.

Она. Какой?

О н. Той... идиотке. Начнет еще ко мне каждый день носиться...

Она. Жаль, что у нас с тобой так. Я, конечно, дура.

 

О н. Чай остыл.

Она. Только что вскипел.

О н. Ты его, кстати, не заварила.

Она. Ой! Ну видишь? Совсем уже... Ну это пять минут.

О н. Я не спешу.

О н а. А тебе вообще спешить некуда. Я тебя оставляю. (Уходит на кухню.)

 

О н а (Возвращается с кухни.) Ну куда ты, лапуль, поедешь? А утром вместе поедем, мне тоже надо будет с утра... Не думай, я... спать будешь в Витькиной комнате.

О н. Как будто это помешает. Ты решила меня изнасиловать?

Она. Да. Можно? Черт возьми, а почему нет? Ну, скажи. (Смех.)

О н. Что?

Она. Нет, а почему нет? Что я, не могу, что ли? Ни с кем у меня не получается, я подумала: может, у меня с тобой получится. А?

О н. Почему именно со мной?

О н а. А почему нет? Ты мне нравишься и вообще...

О н. И для этого ты меня пригласила.

Она. Почему? Вовсе не для этого.

О н. А для чего?

Она. Ну, и для этого, хе-хе-хе. Я плохая?

 

О н а. Ну не получается у меня, лапуль, что я могу сделать. Может, я никудышная баба?

О н. Очень может быть.

О н а. А кто говорил, что плохих баб не бывает, а бывают плохие мужики?

О н. Я, что ли? Я же не сексолог, что ты меня слушаешь.

О н а. У тебя зато баб было много.

О н. Откуда ты знаешь?

Она. Ты рассказывал.

О н. Я?! Я никогда не рассказываю про своих баб.

Она. Ха-ха! Ты просто не замечаешь, миленький. Все вы рассказываете. Это у вас... и дорожку прощупываете, и духу набираетесь.

О н. И я рассказывал?

Она. Лапуль, я же тебя не стану обманывать. Ничего в этом страшного. У тебя это получается даже вовсе неплохо.

О н. Значит, старею.

Она. Ха, а он только понял!

 

О н. А насчет мужа ты, между прочим, врешь.

Она. Что я вру?

О н. Я вспомнил. Лимитчица тут ни при чем.

О н а. А причем здесь лимитчица?

О н. Вот и я думаю. Ты в командировке была с ним?

О н а. В командировке?

О н. Была. Если не врала.

О н а. Я и забыла... Чего это я врала? Была, ну и что?

О н. Значит, дело не в лимитчице? И не в твоих принципах.

Она. Вспомнил... Во-первых, в ко­мандировке – это совсем другое дело.

О н. Что, там все иначе?

О н а. Ну как ты не понимаешь? Мы вместе халтуру делали, работали, как эти самые... как черти. Ну и... Я сама пошла к нему в номер. То есть, он, конечно, позвал меня, а я тут же побежала, хе-хе-хе-хе-хе-хе-хе, как собачка, сра-азу. И тут же в койку. А во-вторых, это было год назад. Вот так, лапуль.

 

О н а. И с тех пор – ничего.

О н. А с Левой?

Она. Что – с Левой? С Левой – это с Левой.

О н. Что это значит "с Левой – это с Левой"?

О н а. То и значит, что ничего.

О н. Ты говорила, что все в порядке. Очень хорошо помню, как ты торжест­венно сообщила об этом.

Она. Ай, оставь... Все в порядке... он очень хорошо ко мне относится. И все.

О н. ...Что у вас все наладилось.

Она. Ну, наладилось, ну и что? Да ничего не наладилось, лапуль, долго мы еще про Леву будем говорить, чудо мое? (Присаживается на корточки между его колен.) А? Чудо...

О н. Наталья...

Она. Что? А?

                              Долгий поцелуй со всеми делами.

О н. Н-да-а...

Она. Что?

О н. Ничего.

О н а. А?

О н. Чайник.

Она. А-а... Я уже выключила.

О н. Когда?

Она. Выключила.

О н. Понятно.

Она. Что?

О н. Ничего. Что ты от меня ждешь?

Она. Ничего.

О н. Тогда неси.

Она. Н-ну да. (Выходит.)

 

О н а.(Входит с чайником.) Ты что? .

О н. Я? Ничего. А что?

Она. Нет, я вижу... у тебя вид такой.

О н. Какой?

О н а. Ну такой.

О н. А какой у меня должен быть?

Она. Отстань. Тебе крепкий?

О н. Куда ты собираешься наливать?

Она. Как – куда?

О н. Ну вот что ты стала с чайником?

Она. Извини. Совсем дурная стала. Видишь? (Ставит чашки, наливает.)

 

О н а. Совсем дурная. Помру скоро.

О н (о чае). Хватит.

Она. Иногда такие боли внизу.

О н. Рак.

О н а. Ну тебя! Может, и рак.

О н. Боли у тебя, знаешь, от чего?

О н а. От чего?

О н. Внизу.

Она. Вот здесь.

О н. Вот здесь?

Она. Не трогай. А то я сейчас свихнусь.

О н. Ты смотри!

Она. А ты как думал.           Я, знаешь, какая!.. Пей!

О н. Кстати, есть?

Она. Нет, ни грамма. Витька со своими однокурсниками все вылакали.

 

О н. Как у него с Танечкой?

Она. Нормально у него с Танечкой. А что у него с Танечкой?

О н. Они, вроде, разбегаться собирались.

Она. Смотри-ка, запомнил.

О н. Ну а почему нет?

Она. Чего вас, мужиков, на молодых тянет?

О н. Тянет.

О н а. От старости.

О н. От старости ни на кого не тянет.

О н а. А тянет, да? Ну что вот хорошего в этой Танечке? Нет, внешне она, конеч­но, классная девочка. Ей однажды много денег предлагали... Смотри, смотри: глазки заблестели, заблестели...

                                          Оба смеются.

О н а. Ох, котяра! Все никак не успокоишься?

О н. Наталья, вот где у тебя логика? Если бы я уже успокоился, ты бы меня позвала сегодня?

Она. Конечно, позвала бы. Я что, тебя для этого позвала?

О н. А то нет.

Она. Вы, мужики, ничего не понимаете, честное слово.

О н. С такой, как ты, поймешь. Пос­мотри, может, осталось чего.

Она. Они оставят, жди... (Перебирает бутылки, нюхает.) Нет. Надо выбросить.

О н. Что же ты тогда обратно ставишь?

Она. Прямо сейчас?

О н. Конечно.

Она. Завтра.

О н. Завтра тоже не выбросишь.

Она. Завтра выброшу.

О н. Фиг.

Она. Сам ты фиг. Вечером нельзя мусор выбрасывать – счастья не будет.

О н. То-то у тебя полный дом счастья.

О н а. Не занудствуй, лапа. Может, у соседки попросить?

О н. О!

Она. Поздно.

О н. Молодая?

Она. Молодая.

О н. Значит, проси.

О н а. И сразу усы распустил. Она сюда не пойдет, не жди.

О н. Мне и в голову такое не пришло.

Она. Рассказывай. Я же вижу.

О н. Совсем очумела? Честное      слово! Сходи.

Она. Нет, поздно.

О н. Ну а чего ты тогда?

О н а. Я думала, что еще не поздно.

О н. Как ты могла думать, когда я в одиннадцать приехал!

О н а. В одиннадцать и надо было пойти.

О н. Сходи, сходи. Мало ли, бывают ситуации. Скажи, гостю плохо.

Она. Ага.

О н. Компресс... А что?

Она. Сиди. Пей чай. Мало тебе меня? Про Танечку поговорим.

О н. Да я выпить хочу, вот ты!..

Она. Ну нет. Было бы – сама бы выпила.

О н. Тем более. Давай, давай, а то совсем будет поздно.

Она. Отстань.

 

 

 


Оглавление

1. Часть 1
2. Часть 2
3. Часть 3

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

30.11: Яна Кандова. Задним числом (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2020 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!