HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2020 г.

Ренат Беккин

Ислам от монаха Багиры

Обсудить

Роман


Турбореалистический роман


Опубликовано редактором: , 7.01.2008
Оглавление

3. Допрос и обыск
4. Погоня
5. Первое дело Абдуллы

Погоня


 

 

По свидетельству Абу Хурайры (да будет доволен им Аллах!), который передал слова Пророка (да благословит его Аллах и приветствует!): "Верующий сильный духом и телом более угоден и люб Аллаху, нежели тот верующий, который слаб, хотя оба они несут добро. А потому стремитесь к тому, что идет вам на пользу, не будьте небрежны и не проявляйте слабости в борьбе. Если же что-то с вами случится, не говорите: "если бы я сделал так и так, то этого бы не произошло", а говорите: "Аллах задумал это и свершил его", поскольку слово "если бы" начинает работу сатаны" (приведено у Муслима).

 

 

 

Обыск, к которому с трепетом и отвращением приступил Абдулла, не дал никаких результатов, если не считать разбитого неуклюжим Саидом сервиза и варварски порванной им же суперобложки первого тома двухтомника по истории Востока под редакцией профессора Елкина. Абдулла с Саидом, который так и не уяснил, что они все-таки ищут, перерыли всю квартиру, залезли на кухню и в ванную комнату, но не обнаружили даже намека на присутствие рукописи. Квартира Кузина после их усердной, но, увы, безрезультатной работы напоминала разгромленный хунвейбинами1 – Хунвейбины (кит. – красные охранники) – участники созданных во время "культурной революции" в Китае отрядов, состоявших из учащихся средних школ и студентов. Использовались для борьбы с противниками Мао Цзедуна (в т.ч. интеллигенцией)   букинистический магазин. Некоторые книги, насильно извлеченные оттуда, где они благочинно пылились не один месяц, никак не хотели возвращаться на место.

Уныло скитаясь по квартире, Абдулла усиленно пытался отыскать место, где могла бы затаиться желанная рукопись. Из соседней комнаты раздавалось отрывистое чихание Саида. Копаясь, несмотря на издевательства Кузина, в платяном шкафу, бедняга надышался порошком от моли. Но это не остановило вошедшего в азарт Саида от ревизии кладовки, в которой, впрочем, также ничего не оказалось.

Отчаявшись, Абдулла стал простукивать стены, вызвав гомерический хохот семейства Кузиных. С самого начала обыска Кузин вел себя вызывающе, немилосердно поливая желчью неумелую работу Абдуллы и Саида: "Ищите, ищите, археологи! кто ищет, – тот всегда найдет", "если найдете что-нибудь, покажите: самому интересно", "может, вам помочь, господа? вы только объясните, что мы ищем". Однако, увидев, что на него никто не реагирует, он демонстративно уселся на диван рядом со своей молчаливой женой и, скрестив на груди руки, с презрением смотрел на потных Абдуллу с Саидом – с прилипшими пылинками на мокрых и уставших лицах.

После того, как Саид ляпнул про рукопись, Абдулла ощутил непреодолимое желание откусить у него язык. Но когда после двух часов обыска, они с Саидом, с трудом передвигаясь, вышли на улицу, он ограничился лаконичной и вполне миролюбивой репликой: "Спасибо Вам, уважаемый Саид. Благодаря Вашей находчивости я потерял работу". Абдулла хотел добавить: "а шариату и исламу в стране был нанесен жестокий удар", но передумал. Врожденное чувство справедливости, жившее в Абдулле и не засыпавшее даже в минуту грозившей опасности, не позволяло обвинить в их неудаче исполнительного Саида. Кто как не он, Абдулла, заварил эту кашу? Саид выступил лишь в роли помощника и исполнителя. Разве не знал Абдулла на что шел, когда вызвал на подмогу этого несчастного?

Была еще одна причина, по которой Абдулла не хотел бросать глобальных обвинений в адрес Саида. После таких слов от него, как пить дать, посыплются вопросы: "как?", "отчего?", "почему?", "а причем здесь я?", а у Абдуллы в тот момент не было никакого желания объяснять исполнителю наказаний в соответствии с шариатом связь его слов с дальнейшей судьбой ислама в России.

Но тут Абдулла просчитался. Без вопросов обойтись не удалось.

– Почему Вы, Абдулла Петрович, потеряете работу? – с тревогой спросил Саид.

Прежде, чем ответить, Абдулла смерил Саида со ступней до бровей бесстрастным взором гробовщика. Аллах свидетель, ему ничего не хотелось говорить, но, по-видимому, придется.

– Мне очень жаль, Саид, – менторским тоном произнес Абдулла, – что Вы так и не поняли, в чем дело. Нечего сказать, хорош судебный исполнитель: пришел с обыском и не знает, что ищет.

– Но ведь Вы мне ничего не сказали, – резонно попытался возразить Саид и в очередной раз заставил Абдуллу призадуматься.

– Даже если я Вам ничего не сказал, неужели, Вы не могли просто помолчать и делать то, что Вам велели? – отрезал Абдулла, в душе понимая горькую справедливость слов Саида. – А я бы Вам по ходу обыска как-нибудь дал знать, ради чего мы, собственно говоря, пришли.

– Простите, уважаемый Абдулла Петрович, – Абдулла заметил, что в последнее время у Саида очень хорошо стало получаться испуганное выражение на физиономии. – Но я все равно не понимаю, почему Вас должны выгнать с работы. Ведь это я виноват, а не Вы.

– Аллах с ним, – подумал Абдулла, – раз уж и так все очень скоро станет всем известно, нет никакого смысла скрывать этот секрет полишинеля от Саида. Все равно вместе отвечать придется. Теперь они связаны круговой порукой.

Только теперь Абдулла по-настоящему понял, насколько серьезно он подставил Саида. Нарушив два месяца назад по незнанию закон, тот понес заслуженное наказание. И не успел он осознать свою вину и встать на прямой путь, как Абдулла втянул его в свою авантюру. Здесь уже палочными ударами не отделаешься. Налицо должностное преступление, а, стало быть, и до тюрьмы недалеко. Конечно, когда будет суд, Абдулла скажет, что это он, Абдулла, воспользовавшись безграничной преданностью Саида, обманул его, заставив нарушить закон. Но как после этого Саид будет относиться к людям? Сможет ли он еще хоть кому-нибудь поверить?

Последнее обстоятельство волновало Абдуллу куда больше, чем перспектива любого наказания. Разве соизмерим ущерб от санкций, придуманных людьми, по сравнению с теми, что уготовил нам Аллах в будущей жизни, если мы не будем соблюдать Его заветы! А что может быть страшнее семени неверия, посеянного в сердце своего брата по вере? Стараясь подавить расслабляющие сердце эмоции, Абдулла обратился к Саиду, не считая более нужным скрывать от него правды.

– Саид, – Абдулла уставился в трещавший под ногами снег, – виноват, по большому счету, только я один, потому что благодаря мне мы с Вами нарушили закон сразу по нескольким пунктам.

Саид, напряженно слушавший Абдуллу, не двигался с места. Натужно глядя на Абдуллу, он тщетно пытался постичь мыслью мудреные слова своего начальника. На что он намекает? Уж не шутит ли, как в тот раз с подмышками?

– Простите, Абдулла Петрович, меня, дурака. Но я все равно ничего не понимаю, – стыдливо признался Саид.

– Да что тут понимать, Саид? – недовольно пробурчал Абдулла. – Мы с Вами нарушили закон. Простите, что я скрыл это от Вас, но мы не имели права производить обыск, и Кузин это, в отличие от некоторых, прекрасно понял.

– Но ведь Вы как-то при мне выдавали санкцию на проведение обыска, – вспомнил Саид.

– Да, выдавал, но официально, в здании суда, после подачи заявления потерпевшего! – импульсивно пояснил Абдулла. – А в этот раз я за несколько минут до Вашего прихода состряпал липовое постановление об обыске.

– А зачем Вам все это нужно? – продолжал упрямо недоумевать Саид. – Что Вам сделал этот Кузин?

– Мне он ничего не сделал, но он, судя по всему, похитил ценную рукопись из одной библиотеки, – решив быть откровенным с Саидом, Абдулла все же оставил за собой право опустить некоторые излишние подробности – на всякий случай. – Вчера перед самым Новым годом ко мне пришел один человек и рассказал об этой... назовем ее кражей. По всем признакам преступление мог совершить только Кузин. Когда мы беседовали у него в кабинете, у меня не осталось никаких сомнений, что это он украл рукопись либо по своей инициативе, либо выполняя чей-то заказ.

– А почему мы тогда ничего не нашли? – никак не мог угомониться Саид.

– Значит, плохо искали, – проворчал Абдулла, разглядывая свои великолепные верблюжьи варежки.

– Так давайте еще раз попробуем, – на лице Саида появилось неистребимое выражение надежды.

Абдулла с укоризной посмотрел на Саида.

– Хватит. И так дров наломали. Рукопись украли двадцать девятого декабря. С того времени Кузин ее тысячу раз мог перепрятать.

– Что же делать? – приуныл Саид.

– Саид! – Абдулла с трогательной улыбкой посмотрел на исполнителя наказаний в соответствии с шариатом. – Когда сегодня ночью я задавал себе этот вопрос, я решил, что надо искать рукопись у Кузина. Что делать сейчас, я, по правде говоря, не знаю.

– Давайте продолжать искать эту несчастную рукопись, – неуверенно предложил Саид.

– Где искать?! Где? – развел руками Абдулла.

Саид задумался и после недолгих раздумий выдал:

– Давайте проследим за Кузиным.

– Зачем? – пессимистично спросил Абдулла.

Но прежде, чем Саид успел обосновать свое мнение, Абдулла отчаянно взмахнул рукой и ринулся по направлению к дому Кузина. Саид, как мог со своей незажившей ногой поспевал за ним, но на одном из поворотов узенькой заледеневшей тропинки, не удержался и опрокинулся лицом в снег. Когда же Саиду все-таки удалось настигнуть Абдуллу, тот стоял прислонившись спиной к стене дома и выглядывал из-за угла во двор, на другой стороне которого находилась парадная Кузина. Указав Саиду место подле себя, Абдулла едва слышно прошептал: "Тихо!" и опять прильнул к углу дома, что-то внимательно высматривая. Так продолжалось около минуты. Саид, тяжело дыша, потирал больную ногу. Затем с той же непредсказуемостью и стремительностью Абдулла крикнул Саиду: "Быстрее! За мной!" и побежал в ту сторону, откуда они только что, сломя голову, примчались. Саид, несмотря на свою хромоту, держался от Абдуллы на сравнительно небольшой дистанции, не позволяя ему увеличить разрыв. Эх, если бы не эти проклятые ледышки!

Добежав до проспекта, Абдулла принялся ловить машину.

– Куда едем? – сердито прохрипел водитель, остановивший свой "Пежо" только потому, что иначе ему пришлось бы сбить Абдуллу, носившегося по проезжей части и изображавшего руками волшебника Фристона, превратившегося в мельницу. Голос водителя напомнил Абдулле старый мультфильм про медведя и поросенка. Медведь в этом мультфильме говорил хриплым простуженным голосом – точь-в-точь, как и их шофер. Высказав Абдулле и Саиду все, что он о них думает, водитель замолчал только после того, как Абдулла сунул ему красную десятирублевку с профилем Шигабуддина Марджани2 – Марджани Шигабуддин (1818 – 1889) – выдающийся татарский богослов, юрист, историк.

В этот момент из-под арки, откуда пару минут назад выскочили Абдулла с Саидом, выехал откровенно потрепанный "Форд".

– Поезжайте за этой машиной, пусть только немного отъедет, – приказал Абдулла водителю. – Нас ни в коем случае не должны заметить.

– Шпионы, что ли? – улыбаясь, спросил водитель.

– Нет, – с этими словами Абдулла, как мог, вжался в сиденье, так что если бы кто-нибудь посмотрел на машину спереди, он увидел бы только верх его мохнатой ушанки.

– Спрячьтесь, Саид, – зашептал Абдулла, и тяжело дышавший Саид послушно упал на заднее сиденье.

– Скажите, когда отъедет, – попросил водителя Абдулла.

– Уже отъехал, но нам придется немного подождать. Тут еще одна машина, – сообщил водитель.

– Что там такое? – Абдулла с трудом удержался, чтобы не высунуться из своего укрытия.

– "Волга", а в ней какие-то ребята, по-моему, не очень дружелюбно настроенные. Сейчас они выедут на проспект, и мы поедем.

Когда водитель нажал на газ, Абдулла распрямился в своем сидении. Он был доволен собой и отчасти Саидом, невольно подкинувшим ему идею слежки за Кузиным. Кузин явно куда-то спешил, – значит, он непременно должен был выйти из дома. Расстроившись от неудачного обыска, Абдулла чуть было не упустил, возможно, последний и единственный шанс напасть на след рукописи. Что, если сейчас Кузин едет в то место, где он ее припрятал? Или, может быть, наоборот, везет ее кому-то...

И все-таки, зачем он ее украл? Хочет продать рукопись? Но это же безумие! Рукопись уникальна, ее невозможно спрятать. На что же он рассчитывает? Неужели, его жадность оказалась сильнее разума? А что, если он уже продал рукопись? Прошло все-таки три дня. Тогда куда же он едет?

Вдруг "Пежо" затормозил, и Абдулла чуть не разбил головой лобовое стекло.

– Аллах с Вами! Что Вы делаете? – закричал он на водителя.

– Светофор, – не обращая внимания на вопли Абдуллы, пояснил водитель. – Сдается мне, что эти ребята во второй машине делают то же, что и мы.

– В смысле? – поморщился Абдулла.

– Следят за "Фордом". Причем, грамотно следят. Мы уже столько перекрестков и поворотов проехали, а они на одном и том же расстоянии стабильно идут за первой машиной.

– Они нас не могут заметить? – заволновался Абдулла.

– Возможно, – предположил водитель. – Единственное, на что можно рассчитывать, так это на то, что они слишком увлечены слежкой и могут не заметить, что и за ними тоже следят. У них, наверное, есть оружие. Поэтому, ребята, если что... вы уж меня извините, но моя жизнь мне пока дорога.

– Все в порядке, – Абдулла многозначительно посмотрел на водителя, – у нас тоже есть оружие.

У Абдуллы действительно был пистолет, который полагался ему по должности, но он, разумеется, оставил его дома. Разве мог он предположить, направляясь к Кузину, что ему понадобится оружие.

– Не беспокойтесь, пожалуйста, – немного подумав, добавил Абдулла, – до перестрелки вряд ли дойдет.

– Оптимистично, но неубедительно, – отозвался водитель.

Абдулла не отрывался от лобового стекла. Московский вокзал. Куда же он едет? Но прежде, чем Абдулла успел что-нибудь придумать, "Форд" Кузина остановился у самого входа в вокзал и через несколько секунд его владелец с коричневым дипломатом в руке вышел из автомобиля. От волнения у Абдуллы чуть не лопнули барабанные перепонки. Дипломат! Неужели, в дипломате рукопись? Но откуда он взялся? Во время обыска он не видел в квартире дипломата. Точно-точно! Значит... дипломат все это время находился в машине!

– Остановите здесь, – закричал Абдулла водителю.

– Не спешите, – сказал водитель, аккуратно припарковываясь метрах в ста от машины Кузина. – Подождите, пока выйдут ребята из "Волги". Вы что, в первый раз слежку ведете?

Абдулле стало стыдно своего непрофессионализма, и он ничего не ответил любопытному водителю. Ребята из зеленой "Волги" не заставили себя долго ждать. Как только Кузин скрылся в дверях вокзала, они поспешили за ним. Их было двое, издалека похожих друг на друга, как подберезовики из-под одной березы: оба примерно одного роста в кожаных куртках и вязаных шерстяных шапочках. Не дожидаясь, пока они скроются в дверях вокзала, Абдулла выскочил из машины.

– Саид, – прокричал он прежде, чем захлопнуть дверь, – подождите меня здесь. Если увидите что-то важное – сообщите.

– Осторожнее, Абдулла Петрович, – упавшим голосом напутствовал Абдуллу Саид.

Сохраняя, по возможности, спокойный вид и неторопливую походку, Абдулла вошел в здание вокзала. Оглядевшись по сторонам, он сразу заметил двух молодых людей в кожаных куртках, спешивших по направлению к билетным кассам. Крадучись вдоль стен, но нисколько не снижая при этом скорости, Абдулла последовал за ребятами из "Волги".

У самого входа в центральный зал Абдулла увидел Кузина, беседовавшего с двумя мужчинами. Слава Аллаху, Кузин стоял к нему спиной. Один из собеседников Кузина – молодой человек с маленькими черными усиками – держал в руках коричневый дипломат. Тем временем, ребята в кожаных куртках невозмутимо прошли мимо Кузина, держась левой стороны, к одному из находившихся на вокзале кафе быстрого питания. Купив себе что-то съедобное, они расположились за высоким столиком и завели веселую беседу.

К сожалению, Абдулла не мог позволить себе последовать их примеру, а потому ему только и оставалось, что спрятавшись за углом, терпеливо подглядывать за происходившим.

Встреча Кузина с неизвестными, – на вид арабами, – была недолгой. Скорее всего, Кузин должен был передать им дипломат. Абдулла не очень хорошо видел, но ему показалось, что второй араб – плотный мужчина лет сорока – был чем-то недоволен. Он что-то эмоционально и красноречиво говорил Кузину, а тот только кивал в ответ своей не успевшей поседеть головой. Встреча прекратилась также молниеносно, как и началась. Арабы последовали в сторону перрона, а Кузин поспешил к выходу.

До того, как исчезнуть за углом, Абдулла успел отметить, что Кузин необычайно взволнован. Повернувшись спиной к выходу из вокзала и, подглядывая из-за плеча, Абдулла видел, как Кузин вышел на улицу. Прождав несколько секунд, Абдулла ожидал увидеть севших ему на хвост ребят в кожаных куртках, но так ничего и не дождавшись, обернулся. Осторожно заглянув за угол, он обнаружил, что столик, за которым совсем недавно неторопливо ели ребята, опустел. Значит, они оба пошли за арабами! Кузин им уже неинтересен. Он передал рукопись (то, что в коричневом дипломате рукопись, Абдулла даже не сомневался) ... Аллаху 'азым!

Едва не переходя на бег, Абдулла набрал на ходу номер мобильника Саида.

– Алло, Саид!

– Абдулла Петрович! Кузин сел в машину, – сообщил Саид.

– Знаю, – нервно перебил его Абдулла. – Ждите меня у выхода. Если что – звоните!

Однако, не будучи Юлием Цезарем, Абдулла не обладал столь необходимой сыщику способностью совершать несколько действий одновременно: занятый процессом раздачи инструкций Саиду, он чуть было не сбил с ног ребят в кожаных куртках, о чем-то совещавшихся у входа в зал продажи билетов.

– Под ноги смотри, да?! – зарычал на Абдуллу один из ребят с заметным южным акцентом и замахнулся на него кулаком.

Но второй из ребят своевременно вклинился между ним и Абдуллой и что-то резко сказал своему товарищу на неизвестном Абдулле языке. Тот сразу же утихомирился, и Абдулла, податливо извиняясь, засеменил подальше от своих опасных конкурентов.

– Вот и засветился, – с досадой подумал Абдулла, нервно сжимая кулаки. – Слава Аллаху, хоть не пришибли.

Все произошло так быстро, что Абдулла не успел толком испугаться.

– Ага, вот и они, – Абдулла заметил двух арабов, стоявших перед билетной кассой.

Первой его мыслью было встать в очередь и послушать их разговор, но на полпути он вдруг вспомнил о ребятах в куртках и резко изменил траекторию своего движения. Покрутившись у табло с расписанием движения поездов, Абдулла подождал, пока арабы покинут зал. И только после этого направился к кассе.

– Если я и вызвал подозрение у тех двоих, – резонно решил Абдулла, то теперь их внимание должно переключиться на арабов.

Лохматая и угрюмая женщина-кассир что-то с отвращением смотрела в своем компьютере. В очереди стояли двое. Когда Абдулла приблизился к кассе, стоявший последним мальчик лет двенадцати весело сообщил ему: просили не занимать, через пять минут перерыв.

Но Абдуллу это банальное обстоятельство мало волновало.

– Позвольте, сказал он, – протягивая в окошечко кассы свое потрепанное судейское удостоверение.

Угрюмая кассирша подняла свою лохматую голову, скользнула взглядом по синей корочке документа и принялась кричать: "Что Вы мне суете свою бумажку! У Вас, что, пожар? Видите, у меня перерыв! Идите в другую кассу! Много вас тут ходит!".

– Вы меня не поняли, уважаемая, – максимально спокойно произнес Абдулла, хотя руки его тряслись от волнения. – Речь идет о людях, которым Вы только что продали билеты. Поэтому или Вы мне сейчас срочно сообщите то, что я хочу узнать, или будете нести ответственность как пособница преступников.

Это был очевидный блеф, но в таком хорошем исполнении, что кассирша не могла не поверить ему.

– Что Вас интересует? – спросила она, мгновенно сменив тон и даже выпрямившись в своем сидении.

– Я не могу говорить при посторонних, – Абдулла бросил суровый взгляд на старика и мальчика, стоявших в очереди.

Кассирша понимающе посмотрела на Абдуллу.

– Извините, касса закрыта, – объявила она, обращаясь к очереди.

– Безобразие, – возмутился, удаляясь, старик.

Мальчик ушел молча.

– Только что Вы продали билеты двум мужчинам, иностранцам, – с барабанной скоростью затараторил Абдулла, едва только покупатели отошли на безопасное расстояние, – возможно, они совершили преступление. Меня интересует, как их зовут, и куда они купили билет?

– Господи, что творится! – истерично взвыла кассирша.

– Прошу Вас, быстрее! – торопил Абдулла.

– Сейчас, подождите! – кассирша быстро застучала по клавишам. – Так... Одного зовут Абдул Хасан ибн Зулейх, другого – Абу Йусуф аль-Мысри. Оба – граждане Египта. Купили два билета на 777 поезд в Москву. Отправление в 23.30.

Кассирша что-то сказала, но Абдулла не услышал ее: в соседнем зале начался неимоверный шум, состоявший из криков и детского плача. Перепрыгнув одним прыжком три ступеньки, открывавшие прямой путь в центральный зал, Абдулла увидел на другом его конце человек двадцать-тридцать, собравшихся в бесформенную толпу. Оттуда же доносился услышанный Абдуллой шум.

Что-то случилось. Тут уже не до конспирации. Менее чем через пятнадцать секунд запыхавшийся Абдулла уже расталкивал испуганных посетителей вокзала, а еще через пять секунд он увидел арабов. Оба лежали на полу – один, тот, что с усиками, на спине. В его синтепоновой куртке виднелось два отверстия, окруженных большими бардовыми пятнами примерно одинаковой формы. Третий выстрел был сделан в голову, почти в глаз. Второй араб лежал на боку. Окружавшая его голову темно-красная лужа не оставляла никакой надежды на то, что он жив. Но как ни вглядывался Абдулла, он не увидел того самого коричневого дипломата, который незадолго до этого передал арабам Кузин. За те несколько секунд, что Абдулла разглядывал убитых, толпа любопытных за его спиной выросла раза в два.

– Пустите же, – бормотал Абдулла, легонько, как ему казалось, оттесняя окаменевших зевак. – Да дайте же пройти!

Оставшийся до выхода путь Абдулла преодолел почти мгновенно, развив скорость, недоступную прежде его пораженным шпорами и отложением солей ногам. Если бы кто-нибудь в тот момент остановил его и спросил, что он собирается делать, когда настигнет убийц, он бы не смог ничего ответить. Абдулла попал в незнакомую для него ситуацию и потому действовал наугад, инстинктивно. А инстинкт говорил ему: беги скорее и догони их, а потом я скажу тебе, что делать дальше.

У самого выхода Абдулла споткнулся и больно уткнулся носом в чей-то грязный и мокрый ботинок. Абдулла собирался подняться, но обладатель ботинка опередил его, ловко поймав за плечи и поставив на ноги.

– Абдулла Петрович, Вы не ушиблись? – перед Абдуллой стоял Саид.

– Саид, ты как здесь? – крикнул Абдулла и, не дождавшись ответа, бросился к выходу.

Вся стоянка перед вокзалом была заполнена машинами, но зеленой "Волги" среди них не было. Зато Абдулла увидел водителя "Пежо", приветливо помахавшего ему рукой из кабины. Услышав за спиной дыхание Саида, Абдулла обернулся.

– Абдулла Петрович! Если Вы тех, что были во второй машине, ищете, то они давно уехали. Унеслись километров под девяносто.

– Куда они поехали? Скорее за ними, – заорал Абдулла, устремившись к "Пежо".

– Поехали, – бросил он водителю, не успев сесть в машину. – Скорее.

– Куда? – прохрипел водитель.

– За "Волгой", – крикнул Абдулла в самое ухо водителю.

– Да не кричите! – водитель схватился за ухо. – Они минут пять назад отсюда уехали, да с такой скоростью, что мне на моем драндулете их уже не нагнать.

– Аллаху 'азым – Абдулла выбежал на проезжую часть и в своей излюбленной манере стал ловить машину. Полуживому от недавних пробежек Саиду с трудом удалось оттащить его в сторону.

– Абдулла Петрович! Да постойте же Вы! Выслушайте меня. Мы все равно их не догоним, но я запомнил номер.

– Какой номер? – насторожился Абдулла.

– Номер этой "Волги".

В очередной раз инстинкт в душе Абдуллы уступил место разуму. С досадой плюнув на ни в чем не виноватую проезжую часть, он поплелся вместе с Саидом к поджидавшему их водителю.

– Ну что ж и на том спасибо. С худой собаки хоть шерсти клок, – печально заключил Абдулла. – Я Вас, поздравляю, Саид, с очередной нашей удачей. Только что эти два юнца из "Волги" убили двух человек и похитили дипломат Кузина, в котором была рукопись.

– Я рабби 'алямин3 – О, Господь миров! (араб.)! – воскликнул Саид. – Если бы я знал...

– Почему Вы мне не позвонили? – перебил его Абдулла.

– Я звонил, – глаза Саида выражали первобытную искренность, – но у Вас телефон был отключен.

– Не может быть, – Абдулла извлек из внутреннего кармана куртки мобильник. Телефон действительно был отключен. Повертев трубку в руке и стараясь не смотреть в глаза Саиду, Абдулла вздохнул: "Ну, давайте Ваш номер".

Саид назвал номер умчавшейся "Волги".

– А теперь подождите меня здесь, я сейчас, – Абдулла выскочил из машины и вскоре опять исчез за дверью вокзала.

Толпа вокруг убитых увеличилась, по меньшей мере, раза в три. Еще столько же людей лицезрели забрызганные кровью тела с балкона зала ожидания, свисавшего над местом преступления. Двое милиционеров, не церемонясь, отгоняли людей от трупов.

– Уважаемый лейтенант, – обратился Абдулла к одному из них.

– Лейтенант Бирюков, – приложив руку к фуражке, представился милиционер.

– Я запомнил номер машины, на которой приехали убийцы, – прокашлявшись, сообщил Абдулла.

– Да, я Вас слушаю, – лейтенант поспешно вытащил рацию.

– Вы были свидетелем убийства? – спросил лейтенант, продиктовав номер "Волги" коллегам.

– Нет, – неуверенно ответил Абдулла.

– Что Вы еще видели? – продолжал опрос лейтенант.

Абдулле не хотелось втягивать себя в неприятный процесс дачи свидетельских показаний. Все, что он хотел сообщить, он уже сообщил. С другой стороны, дипломат был у убийц, и он, как никто другой, был заинтересован в их скорейшей поимке. Однако Абдулла не хотел затрагивать тему рукописи до тех пор, пока похитители не будут схвачены, и он лично не увидит содержимое дипломата.

– Я видел, как они выбегали из вокзала и сели в машину, – сказал Абдулла.

– И все? – с подозрительным недоверием спросил лейтенант.

– Да, – после небольшой паузы ответил Абдулла. – Я могу идти?

Лейтенант пощекотал Абдуллу своим неприятным взглядом и с большой неохотою ответил: "Да". Ничего, хватит ему других свидетелей. Вон, с каким усердием пробивается к нему полная старушка в очках. Наверняка, она все видела, все слышала и всех запомнила, несмотря на врожденную глухоту и зрение "минус 10".

– Позвольте, позвольте, – сигналила старушка, пробиваясь к лейтенанту. – Уважаемый милиционер, он лжет. Я видела, как он разговаривал с теми двумя, которые потом застрелили вот этих, – старуха указала пальцем с длинным грязным ногтем на лежавших арабов.

Абдулла, уже собравшийся уходить, в оцепенении прилип к полу.

– Что Вы такое говорите? – сбиваясь, выговорил он, широкими глазами глядя на старуху.

Бдительный лейтенант насторожился и на всякий случай сделал предупредительный шаг в сторону Абдуллы.

– Может быть, Вы еще скажете, что не пролезли передо мной без очереди в билетную кассу, в которой до этого покупали билеты покойные, – голос принадлежал притаившемуся справа от Абдуллы старичку. Это был тот самый старичок, который стоял с мальчиком в очереди за билетом. – Секретный разговор у него был. Если не верите, – обратился он к лейтенанту, – спросите кассиршу в кассе номер пять. Я думаю, они все за одно. Это одна банда!..

Пока Абдулла краснел и пыхтел, пытаясь что-то придумать в свое оправдание, лицо лейтенанта каменело и желтело на глазах. Абдулле показалось, что Бирюков стал шире в плечах и выше ростом.

– Попрошу Вас пройти вместе с сержантом, – приказал, наконец, Бирюков и без всяких сантиментов взял Абдуллу за плечо.

– Послушайте, – начал было Абдулла.

– Пройдемте, уважаемый, – монотонно протянул подоспевший сержант, поигрывая резиновой дубинкой.

– Уважаемый милиционер, это недоразумение, – настаивал Абдулла. – Я Вам сейчас все объясню.

– Потом будете объяснять, уважаемый, – продолжал гнусавить сержант, как бы невзначай повертев перед носом Абдуллы своим ultima ratio16 – Ultima ratio – последний довод (лат.).

Абдулла хотел достать свое судейское удостоверение, но потом, словно спохватившись, засунул руки в карманы и молча последовал за гнусавым сержантом.

 

 

 


Оглавление

3. Допрос и обыск
4. Погоня
5. Первое дело Абдуллы

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

30.11: Яна Кандова. Задним числом (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2020 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!