HTM
Номер журнала «Новая Литература» за март 2020 г.

Дмитрий Аникин

Од

Обсудить

Пьеса в стихах

 

Купить в журнале за декабрь 2019 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2019 года

 

На чтение потребуется полтора часа | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

 

Од – невесомое вещество или сила, коей приписывают все явленья, не подходящие под свет, тепло, электричество, гальванизм и магнитность.

 

В. Даль. «Словарь живого великорусского языка»

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 19.12.2019
Оглавление

9. Часть II. Сцена 1
10. Часть II. Сцена 2
11. Часть II. Сцена 3

Часть II. Сцена 2


 

 

 

Место действия – небольшая кухня в старомосковской квартире.

 

            Берсентьев

Я столько лет противился судьбе,

что честность, глупость этим доказал.

Когда б корыстолюбец был и плут,

давно бы сделал, но я осторожен,

дождался – и события сошлись,

и звезды встали правильно.

 

            Прохоров

                                                     Как будто

твоя нерасторопность может что-то

исправить, оправдать.

 

            Берсентьев

                                            Ты недоволен

моим решеньем?

 

            Прохоров

                                  Надо тебе было

уехать из страны еще тогда,

когда подписку сняли.

 

            Берсентьев

                                            После смерти…

 

            Прохоров

Убийства Петра Луцкого.

 

            Берсентьев

                                                  Тогда

ты спас меня – теперь спасать не можешь,

в полуотставке… Но сейчас за что

меня взять?

 

            Прохоров

                        И тогда против тебя

улик почти что не было.

 

            Берсентьев

                                                Всё ж были?

 

            Прохоров

Ну… Слишком много писем. Кто-то там

чрезмерно осторожный, наверху,

решил подстраховаться.

 

            Берсентьев

                                                И меня

чуть-чуть не обвинили.

 

            Прохоров

                                             Показали,

что могут обвинить.

 

            Берсентьев

                                        Но мне хватило

неспешных разговоров в кабинетах

казенных, душных.

 

            Прохоров

                                     Так-то кулуарно

и намекнули: ты не лезешь в дело,

отходишь тихо в сторону, иначе –

конечно, не посадят, до суда

не доведут – но кто из НИХ

 

(делает многозначительную гримасу)

 

                                                     поверит,

что ты не виноват… И сколько тех,

кто мстить решит за Луцкого.

 

            Берсентьев

                                                          Я счел

за благо отступить.

 

            Прохоров

                                      А если б был

свободен в своем выборе?

 

            Берсентьев

                                                  Все б так же

я сделал.

 

            Прохоров

                   А теперь что ж изменилось?

 

            Берсентьев

Весь страх ушел. Мне скоро умирать.

 

            Прохоров

Ты болен?

 

            Берсентьев

                     Только возраст, но его

достаточно…

 

            Прохоров

                           Да ты ж меня моложе.

 

            Берсентьев (пожимая плечами)

Прошла эпоха наша – коротка,

короче, чем обычно поколенью

отмерена. Ты, не надев погон

блестящих, генеральских, оказался

у новых командиров позади!

 

            Прохоров

Не я один такой.

 

            Берсентьев

                                 О чем и речь!

То век наш заедало старичье,

то молодежь, не дав ни дня вздохнуть,

набросилась – такая наша доля

в политике и в бизнесе, на службе!

Сомкнулись льдины ближние, не дав

свободы нашей, продыху воде!

 

            Прохоров

И ты решил попробовать судьбу

загнать на прежний круг?

 

            Берсентьев

                                                  Да, наше время,

затертое между эпох великих,

удачных, не погибло, и его

вопросы живы, заживо гниют,

смердят и отравляют.

                                           Невдомек

им, умникам, удачникам из ранних,

из бывших,

где беды угнездились, в каком сером,

невзрачном и недальнем малом прошлом,

и этот крест наш, Миша. Цель одна –

чтоб наше время

сбылось и окончательно прошло!

 

            Прохоров

То есть вопрос про Луцкого?

 

            Берсентьев

                                                        Тут шире…

Весь круг идей, не изжитых пока…

 

(Неторопливо закуривает.)

 

            Прохоров

Нам надо было срочно что-то делать;

конечно, были силы разметать

твоих по тюрьмам, каторгам, тебя

лишить гражданства, за границу сплавить.

 

            Берсентьев

И почему не стали?

 

            Прохоров

                                       Побоялись

там, наверху.

 

            Берсентьев

                          Кто? Старики еще?

Уже молокососы?

 

            Прохоров

                                   Те и эти

в совместном хоре!

 

            Берсентьев

                                     Как предполагал.

 

            Прохоров

Всё глупо, да…

 

            Берсентьев

                              Могли бы и меня

спросить. Уж я на что вас не люблю –

тебе б не отказал и, уходя

со сцены, бледный, изгнанный, побитый,

всю б кладку дал…

 

            Прохоров

                                     А я им предлагал

начать с тобой сотрудничать.

 

            Берсентьев

                                                         И что?

 

            Прохоров

Да только рассмеялись.

 

            Берсентьев

                                              Им смешно.

Профукали страну – и им смешно.

 

 

 

                        Интермедия

 

 

            Корифей

Высоколобые интеллектуалы,

профессионалы

в отутюженных пиджачках, костюмчиках,

ходят посмеиваются, авгуры чертовы,

оценивают нас, по-своему взвешивают,

собственные у них критерии –

не угадать, кто, по-ихнему, умник,

а кто дурак отпетый,

кто им опасен,

а кто так,

шутки шутИт,

глупый шалит!

Гадают на мякине.

Всё прогадали!

 

            Хор

 

СТРОФА 1

Какая тьма, густа, жирна,

за лбами медными таких

дельцов кинжала и плаща.

Их правда, им и власть дана,

нам не бывать с тобой в живых,

страна моя, прости-прощай!

 

АНТИСТРОФА 1

Пшюты и мизерабли – их

сегодня время, серый свет

по нищей разлилсЯ стране.

Нам не опасно быть в живых!

Их время – прах, их мыслей – нет,

их дело – снится в мертвом сне!

 

            Корифей

Страсть голубых мундиров все подмять под себя!

Архиобывательский взгляд на вещи!

Чиновничья свора!

Самовлюбленные вертопрахи!

Скряжистая, маленькая мысль взлететь не может!

И вот кому достались судьбы России!

Все ее страшное великолепие!

 

 

 

                        Сцена 2 (продолжение)

 

 

            Прохоров

Сережа, я не думаю, что время

так сильно изменилось.

 

            Берсентьев

                                              Ты отвык

глядеть на вещи прямо, без прищура

профессии.

 

            Прохоров

                        И что?

 

            Берсентьев

                                      Да всё вокруг

сплошная катастрофа.

 

            Прохоровахнув рукой)

                                            Паранойя.

 

            Берсентьев (согласно кивает)

Но разве это значит, что за мной,

за всеми нами нагло, не скрываясь

враг не следит, убийца не идет?

 

(Закуривает следующую папиросу, внимательно смотрит на Прохорова и продолжает.)

 

Времена изменились, и ошибки

те, что были простительны, понятны,

обрели тонны весу, коннотаций,

варианты опасные.

                                      Вы мнили,

что, поставив на Панина, решили

все проблемы, направили стихию

в русла нужные, в легитимный омут:

богатеть начнут – тут им не до бунтов.

 

Так? Теперь пресекли им путь к богатствам,

всей стране пресекли, я понимаю,

за политику вашу все страдаем,

экономику даже вспомнить стыдно –

но не глупый народ ведь неумытый,

не купцов-ворюг нагло обобрали,

а тех, кто при оружье и кто риска

не боится, кто скоро посчитает,

что вы сделку нарушили… И Панин

умный, верный был, а теперь готов сам

предъявить счет. За деньги – тут он будет

злее всех самых буйных, оголтелых.

 

            Прохоров

Экономят, Серж, тупо экономят…

 

            Берсентьев

Был еще вариант – когда нет денег,

их в парламент пустить.

 

            Прохоров

                                               Как террористов?

 

            Берсентьев

Ну и пусть: там в паноптикуме место

в самый раз было б им; что, ход хороший,

умный ход: там, на Западе, заткнутся,

здесь, в России, посмешищами станут,

вровень с шушерою, приблудой думской.

Почему не пустили?

 

            Прохоров

                                        Побоялись.

Что ж теперь?

 

            Берсентьев

                             Что? А перестать играться

в игры всякие с Паниным, с другими,

ведь и Егеря тоже потихоньку

прибираете.

 

            Прохоров

                         Егеря?

 

            Берсентьев

                                       Я знаю,

на кого кто работает, ваш почерк

и в плохом исполненье разбираю.

 

В общем, надо вам всех под ноль, под корень.

 

 

 

                        Интермедия

 

 

            Корифей

Не разбираясь, не взвешивая,

не ища меток, различий,

не разделяя правых и виноватых

(не те времена, и суда не будет),

бери метлу,

мети страну.

Железные прутья шкрябают по земле,

травы мнут,

корни рвут.

 

            Хор

 

СТРОФА 1

Бери метлу,

мети страну –

в труде, в пылу

всю ширь-длину.

 

Кровавь мозоль,

стигмат терпи,

благую боль

слезой кропи!

 

АНТИСТРОФА 1

На ветр народ –

пыль-прах – взметай;

почвы испод

с верхом меняй.

 

Очисть земли

пространства и

сор подпали!

Дела твои!

 

            Корифей

Время решительных действий.

Страна дрожит от обид, унижений.

Укройте ее. Платок поднесите белый.

Правда уже не спасет Россию.

Голимая сила нужна.

МетИте!

 

 

 

            Сцена 2 (продолжение)

 

 

            Прохоров

Ну ты махнул. Как будто мы опричники.

 

            Берсентьев

Что, нет?

 

            Прохоров

                   Да мы обычные чиновники:

зарплаты ждем, чуть-чуть боимся пенсии,

воруем потихоньку. Нам масштаб страны

невиден, неподъемен.

 

            Берсентьев

                                           Ну а я о чем

толкую? Нужен наглый, незашоренный

взгляд, нужен деятель несовестливый.

 

            Прохоров

И что ты можешь сделать?

 

            Берсентьев

                                                    Разрешить вопрос

раз навсегда.

 

            Прохоров

                          И это как?

 

            Берсентьев

                                                Поможешь мне?

 

Они о чем-то долго и напряженно шепчутся. На кухню входит очень пожилая женщина – Мария Афанасьевна Прохорова.

 

            Прохорова

Опять все эти ваши разговоры –

политика, политика, и пьете

вы слишком много. Третяя бутылка.

Умру – что с вами станет? Уж седые,

а все ума нет. Ты чего, Сережа,

так зачастил к нам?

 

            (Прохорову.)

 

                                       Денег если просит,

ты не давай.

 

            Берсентьев

 

                         Вы зря так, тетя Маша,

я сам еще могу вам одолжить.

 

            Прохорова

Ишь богатей нашелся. Одолжить

он может, а в заштопанной рубахе

приходит к нам. Сбиваешь Мишу с толку,

а он и так не бог весть как умен…

 

            Берсентьев

Эх, Марья Афанасьевна,

зачем вы так.

 

            Прохорова

Сидите тут, сычи, а к вам пришли.

 

            Прохоров

Кто, мама?

 

            Прохорова

                       Молодая прошмандовка,

глазами так и зыркает. Смесь страха

и наглости. Ты аккуратней, Миша:

окрутит только так, и не успеешь

моргнуть.

 

            Прохоров

                    Уж так я нужен молодой…

 

            Прохорова

Ну, что ли, звать?

 

            Берсентьев

                                   Зовите.

 

Прохоров кивает.

 

            Прохорова (кричит в коридор)

                                                   Проходи!

 

Арина выходит на сцену и застывает в недоумении.

 

            Арина

Сережа, ты?

 

            Берсентьев

                         А что, не ожидала?

Ну, так и я не очень ожидал

тебя увидеть здесь.

 

            Арина

                                     Ты не так понял.

 

            Берсентьев

Что я не понял? Что тут происходит?

Измена мне? Измена нашим общим

делам и интересам?

 

(Изо всех сил старается быть серьезным и не рассмеяться в голос.)

 

                                       Как опасно

вы действуете! Ладно я увидел,

обоим свой и сплетен не разносчик,

а если б кто другой? К нему ведь ходят

вас толпы.

 

            Арина

                      Ты не понял.

 

            Берсентьев

                                                И не надо

мне понимать… У нас в России так:

нет никакой отчетливой границы

между игрой спецслужб и нашим русским

освободительным движеньем.

                                                          Два

калеки – хром на правую один,

второй не в силах левую согнуть –

поддерживают на путях друг друга

и ношу тянут страшную, большую –

всю мать-страну, ругаются, бродяги,

а разойдутся – брякнутся лежать.

Такие браки в самых небесах

заключены. Как светлую Россию

Бог отдал сатане, так нас и тянут,

грызя друг друга, к гибели последней

жандарм и бунтовщик…

 

            Арина

А если ты не прав и я честна,

а завербован он и служит нам,

снабжает информацией?

 

            Берсентьев

                                                 И в чем же

не прав я? Знак один на знак другой,

на минус плюс меняете свободно –

я с точностью до знака вычислял,

по модулю вас сравнивал.

 

            Арина (наконец чего-то сообразив)

                                                   А сам как

тут оказался? Может, ты и есть

предатель главный? Всех переиудил…

 

            Берсентьев

Я здесь официально. Ты спроси

у Егеря: они с Ланской решили,

что надо поразведать, как спецслужбы

на дело наше смотрят, заявить

о нашей… не лояльности… но как бы

точней сказать… разумности…

 

            Прохоров

                                                            Все так.

Я подтверждаю.

 

            Арина

                                 Ну а про меня

что скажете?

 

            Прохоров

                          Да промолчу, пожалуй.

 

            Берсентьев

Я не интересуюсь.

 

            Арина

                                    Я скажу.

 

 

 

                        Интермедия

 

 

            Женский голос

Как хочется сказать,

свербит и нудит прыть,

красуясь, показать,

стыд подноготный вскрыть.

 

Навыказ грех… грехи,

какие были, есть, –

нет слез из глаз сухих,

всё побоку: стыд, честь!

 

Друг лицемерный, нА

всей истины в лицо

пощечину! Она

весома, как свинцом.

 

 

 

                        Сцена 2 (продолжение)

 

 

            Прохоров

Открытости ни вам при вашем деле,

ни нам при нашем точно что не надо.

Укроем пустословием обильным

и сбивчивым неловкость.

 

            Арина

                                                 Я скажу!

 

Прохоров включает громкую музыку, чтобы Арину было совершенно не слышно. Хаотическое движение актеров по сцене. Арина с Берсентьевым собираются уходить. На сцене снова появляется Прохорова. Шепчет так, чтобы было всем слышно.

 

            Прохорова

Уходите уже? Ну, в добрый час.

Ходите сюда реже,

путь забудьте.

Смущают только.

Лютая беда

за вами следом.

Тридцать три несчастья

помножены еще на тридцать три,

когда вы вместе, –

тысяча большая

несчастий.

Вы уйдете – замету

следы, как за покойником:

нельзя

для ваших бед открытыми держать

дороги, двери.

 

Ох, чудную пару

составил Миша,

ох, его дурные,

опаснейшие игры.

Заигрался,

и вот что получилось.

 

            Берсентьев

Тетя Маша,

до завтра.

 

            Прохорова

                    До свидания, Сережа.

 

Будь тебе пусто.

Чтоб разорвало!

 

Захлопывается дверь. Арина с Берсентьевым одни.

 

            Берсентьев

И что мы станем делать? Разойдемся

обдумывать, что нового узнали

мы друг о друге, или?..

 

            Арина

                                             Или.

 

            Берсентьев

                                                          Что?

 

            Арина

Пойдем ко мне.

 

            Берсентьев

                                Вот это дело, дело!

 

 

 

                        Интермедия

 

 

            Берсентьев

Целуй меня иудиным –

нет слаще и нежней –

ты поцелуем, девушка;

любовь моя сильней

 

всех казней – предстоящая

уже видна в ночи;

целуй меня, любимая,

о чувствах не молчи.

 

Ах, яды сладострастные,

да не от вас мне смерть –

мне явную, мне зримую

на людях претерпеть!

 

Твоя такая ненависть

честна и молода,

мы до утра промаемся

в неистовых трудах!

 

 

 

(в начало)

 

 

 

Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за декабрь 2019 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению декабря 2019 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

9. Часть II. Сцена 1
10. Часть II. Сцена 2
11. Часть II. Сцена 3

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

15.10: Светлана Чуфистова. Всё что было… (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за март 2020 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!