Форум журнала "Новая Литература"

27 Январь 2021, 01:30:37



Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Обсуждение: Сборник рассказов «Истоки счастья»  (Прочитано 1206 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Виталий Семёнов
Модератор
Новичок
*****

Рейтинг: 2
Offline Offline

Сообщений: 2


Просмотр профиля Email
« : 10 Июль 2020, 15:30:04 »

Семёнов Виталий. Сборник рассказов «Истоки счастья».

...Например, вы руководите заградотрядом во время карантина. Ваш отряд не даёт заражённым или, возможно, лишь потенциально заражённым людям покинуть место своего обитания. Изолированные люди истощены, вымотаны, они просят помощи, они пытаются прорвать ваше заградительное оцепление. Старики, дети, женщины со слезами на глазах взывают о помощи. Вас просят выпустить их из зоны изоляции, иначе они обречены умереть от болезни или голода. Вы отдаёте приказ своим солдатам остановить толпу, стрелять на поражение. Солдаты отказываются стрелять в беззащитных, плачущих детей и женщин. Вы сами, лично вы открываете убийственный огонь по приближающейся толпе. Позднее, уже после снятия карантина, окажется, что никто из той толпы, ни один человек не был заражён. Вы, лично вы, собственноручно расстреляли здоровых, безоружных, беззащитных, своих. И правильно сделали в тех условиях. Вы должны были пожертвовать меньшим количеством людей, чтобы спасти большинство. Чтобы отвести даже потенциальную угрозу от большинства. Вы командир! Вы обязаны будете это делать.

В истории масса примеров, когда командиры разных уровней из разных эпох и разных народов давали слабину, жалели подчинённых, проявляли человечность и тем самым проигрывали сражения, обрекая уже весь свой народ на поражение, порабощение или вымирание. И наоборот, в нужный, ответственный момент жестокое, бесчеловечное поведение, умение жертвовать близкими людьми, спасало государства, нации и меняло ход мировой истории.

Вы готовы перестать быть людьми, вы по-прежнему хотите стать командирами, хотите руководить? Обратного пути уже не будет, единожды покомандовав, отмыться не сможете уже никогда, вы лишь всё больше будете увязать во власти и грехах. Никто не передумал? Вот ты, Солдат, не передумал?..

Сообщить модератору   Записан
Виталий Семёнов
Модератор
Новичок
*****

Рейтинг: 2
Offline Offline

Сообщений: 2


Просмотр профиля Email
« Ответ #1 : 10 Июль 2020, 15:49:13 »

 Ещё один сюжет к сборнику.


                                                                                Земля обетованная


                                                                                                                                                                                                         Каждый раз,
                                                                                                                                                    Когда кровь на ладонях и падают слезы из глаз,
                                                                                                                                             Очень больно смотреть, если кто-то страдает за нас.
                                                                                                                                                                                                                           А. Васильев

      Худой, словно олицетворяющий своей нездоровой худобой всю многовековую скорбь еврейского народа, Ариэль Рабинович окинул взглядом наполнявшийся детьми класс. Преподаватель подождал, пока все ученики усядутся, поправил узел галстука и приступил к уроку.
     - Итак, дети, сегодня мы продолжим изучать свод правил еврейского народа, духовную конституцию нашего государства Израиль. Давид, перестань донимать Йосефа, лучше ответь мне, что ты запомнил из прошлого  урока?
     Давид Вассерман, прозванный сверстниками «Голиафом» за свой не по годам высокий рост и развитую мускулатуру, положил на стол сорванную с соседа шапочку-кипу, встал, потупил глаза, разглядывая пол:
     - На прошлом уроке… Ну, мы это, мы… Мы изучали про то, что мы единый еврейский народ. А, мы изучали, что мы живем на святой земле, мы, значит, святые.
      Весь класс дружно захохотал. Преподаватель Ариэль Рабинович тоже не смог сдержать улыбки, но вовремя прикрыв рот, поправляя усы и бороду, уже серьезно произнёс:
     -  Давид, вот у русских есть такая поговорка: «Сила есть — ума не надо». Русские, кстати, всегда рассчитывают на свою силу, но сила евреев-то, как раз в уме. Постарайся не быть русским, будь евреем, всегда добивайся желаемого умом, а не силой. Спасибо, Давид, садись, занимайся лучше, бери пример со своего соседа. Йосеф, пожалуйста, докажи Давиду и всем нам, что умом и трудолюбием можно достичь большего, чем физической силой. Ответь нам, что мы изучали на прошлом уроке?
      Йосеф Гройсман, прозванный сверстниками за медлительность «Гепардом», наконец, укрепил заколками на голове свою кипу, сорванную было верзилой Давидом. Медленно, он вообще всё делал раздражающе медленно, встал со стула и также медленно, словно декламируя текст  диктанта, для записи ученикам, стал отвечать:
    - Мы изучили, что во имя еврейского народа, страдавшего на протяжении веков, ещё, рав Рабинович, вы уточнили, что на протяжении двух тысячелетий, то есть двадцати веков; для заботы о святой земле, данной нам Господом; для возвращения народа израилева на свою родину, создавая здесь свое государство; для обеспечения благополучия евреев во всём мире, здесь, рав Рабинович, вы уточнили, что пока за пределами Израиля евреев проживает больше, чем в самом Израиле; ради стремления к познанию Господа, хранящего нас; для мира с мусульманами и обеспечения равных прав; для этих целей существует духовная конституция Израиля, составленная высшими раввинами всех евреев, со всего мира и обязательная для исполнения всеми евреями. В статье первой говорится…
      - Да, Йосеф, достаточно, молодец, садись. А мы продолжим. Сегодня  будем изучать статью третью. Она гласит, что: «Израиль обнимает своей духовной властью всех евреев. И все евреи могут быть гражданами Израиля, как родины всех евреев». Что это значит? Вот весь мир помнит о холокосте, для нас евреев это… Кто знает своих родственников, погибших при холокосте?
     Многие, почти все дети протянули руки для ответа. Балбес-акселерат Давид назвал имена Натан, Феликс, Шира и Адель, погибших в Варшавском гетто и Освенциме, только не помнил, кем они ему приходятся. И крайне  медлительный, ещё не успевший сесть, Йосеф назвал имена прабабушки Сары, прадедушки Даниэля и его сестры Ноа, погибших в Будапеште. Рабинович выслушал каждого, десятки имён. Он тоже назвал имена  Адель и Хаим, своих бабушки и дедушки, расстрелянных в Киеве.
     - Вот видите, дети, как страдал наш народ. Но пройдя через все мытарства, потеряв стольких своих сыновей и дочерей, мы, наконец, обрели своё государство, свою землю, землю обетованную. Эта земля дана нам Господом для счастья, она выстрадана нашими предками. Продолжим, дети, вам ещё так многое надо знать…

                                                        ***

     Йосеф Гройсман, обведя всех присутствующих взглядом, аккуратно разгладил свою окладистую седую бороду и стал медленно, раздражающе медленно, рассказывать то, что и так было всем известно.
      - Вот и закончилась наша надежда на Советы и большевиков, она, как все уже теперь понимают, рухнула. Никакого вам Крыма, никакой Одессы или Могилёва. Большевики определили нашему народу земли на Дальнем Востоке, в непроходимой и необжитой тайге, рядом с китайцами. Пока переселение идёт добровольно, но, зная большевиков, следует ожидать, что это пока. Не сомневаюсь, что вскоре наши несчастные евреи поедут туда все поголовно, в вагонах для скота. То есть, господа, уже десять лет как пришли к власти большевики, и приходится признать, что весь наш проект социальной революции и помощи нашим еврейским братьям в России не удался. Следует закрыть этот проект и, учтя ошибки, приступить к новому этапу помощи своему еврейскому народу.
      - Они просто испугались нашей силы, они убивают или отстраняют от власти всех наших людей. Мы им сделали революцию, а эти неблагодарные русские отплатили нам куском дикой тайги. Надо устроить им ещё одну волну террора. – Гневно воскликнул Давид Вассерман.
      - Прекратите, Давид, террор от нас вызовет ещё больший гнев к нам же в этой стране. С Россией, вообще пора заканчивать. Её надо раздробить и сильно снизить население русских какой-нибудь войной, внешней или межнациональной. 
      - Наша ошибка в России, в том, что мы делали ставку просто на евреев людей и забыли о Боге. – Вмешался в спор Ариэль Рабинович. – Ведь все эти революционеры и деятели, включая отправленный нами «пароход революции», все они ярые безбожники. Троцкий, Свердлов, Урицкий, Каменев, Зиновьев, когда последний раз были в синагоге, когда они вообще совершали молитву? А Радек и вовсе заявляет, что он не еврей. А потому иных уж нет, а те далече, скоро последних евреев отстранят от руководства и всех наших братьев отправят на съедение амурским тиграм и маньчжурам. Начинать любое дело следует с молитвы, и только под духовным крылом отцов-раввинов мы сможем помочь своему народу. 
      - В этом вы правы, Ариэль. – Согласился Гройсман и продолжил свою  неторопливо-тягучую речь. – И вот теперь о цели, а так же о методах её достижения. Я хочу вам предложить новый проект. Создание Израиля на территории самого Израиля. Братья-сионисты уже готовят для этого почву в Палестине. Надо вернуть наш народ на землю, данную нам Богом, землю наших общих предков, землю обетованную. И в этом случае мы сможем помочь нашим братьям со всего мира, а не только в России или Европе. Мы соберём в новом Израиле весь род Авраама. Не важно, на каком языке они теперь говорят и как выглядят, это будет наш общий дом, для всех евреев. И мы, ашкеназы, и заносчивые сефарды, и эбраэли и жугуры Кавказа, и одичавшие эфиопские фалаши, и наши братья из Бухары и Йемена, из Марракеша и Индии, все мы один народ. И пока мы не соберёмся вместе, на одной земле, данной нам Богом, мы так и будем терпеть гонения от других народов.
     - Утопия, Йосеф, это неосуществимо. Это слишком глобальная задача. Да и как это сделать? Палестина населена арабами, управляется британцами, ни те, ни другие не горят желанием отдавать нам свои владения. Они и сейчас притирают горстку наших братьев-сионистов, а вы предлагаете переселить туда миллионы. – Возразил Рабинович.
     - Арабов мы выгоним, как наши предки, но как быть с британцами? – Спросил Вассерманн.
    - А теперь методы. Как? Как осуществить столь глобальную, по существу всемирную задачу? Я вижу только один выход – перевернуть качели. Довести гонения на евреев до той степени, чтобы весь мир вздрогнул. Чтобы весь мир сам сказал нам: простите нас за гонения, возвращайтесь в свою землю обетованную, в Палестину. Надо разжечь мировой костёр, ещё большего масштаба, чем недавняя Великая война. И главным топливом этого костра будут евреи, а главной идеей этой войны будет антисемитизм.
    - Вы предлагаете нам помочь уничтожению нашего народа? Организовать самоубийство? Мы, вроде как, для другого собрались. – Возмутился Рабинович.
    - Понимаю, бесчеловечно. – Продолжил Гройсман. – Но только это приведет нас к окончательному решению еврейского вопроса, только это вернёт нам землю обетованную, потерянную нашими предками. Судите сами: в Германии, Австрии и Венгрии всего лишь один процент населения евреи, и они владеют третью собственности в стране, в Голландии и Британии та же пропорция. Германия, Австрия и Венгрия в отличие от Британии и Голландии сейчас испытывают жесточайшую национальную обиду за поражение в прошедшей войне. И, согласитесь, только вопрос времени, когда этот порох обиды рванёт, а достанется как всегда нам, «зажиревшим иудам». То есть, что гонения будут это, как вы понимаете, факт, вопрос, когда и какой силы. На протяжении веков происходило одно-и-тоже: как только наша община вставала на ноги, добивалась богатства, влияния, так обязательно происходила вспышка антисемитизма и гонения на евреев. За века такого неестественного отбора уцелели только самые умные из нас, посредственности просто погибли при еврейских погромах и не оставили потомства. Гои сами, притесняя нас, вывели породу самых умных и живучих людей. Только теперь я предлагаю нам самим, евреям контролировать будущую неизбежную вспышку антисемитизма. Весь вопрос, где скорее это произойдёт, в униженных Германии, Австрии, Венгрии или в возгордившейся Польше? Вам напомнить о дисбалансах в демографии и экономике Польши? Пока Пилсудский у власти, поляки не взбрыкнут, у Пилсудского не забалуешь, но старик Юсеф не вечен. Взрыв неминуем, нам надо вовремя взять его под свой контроль.  Нам следует так разыграть антисемитскую карту, чтобы всё дошло до абсурда, до апогея самого антисемитизма как понятия. До переворачивания качелей от юдофобии к сионизму.
    - Вы предлагаете способствовать уничтожению нашего народа, и это будет Божьим делом, под духовным крылом отцов-раввинов? – Не унимался Рабинович.
     - Я предлагаю контролировать антисемитизм, а весь мир, самих гоев,  заставить бесконечно читать поминальный кадиш по нашим жертвам, которые неизбежны, пока мы, евреи не собраны все вместе на своей земле.
     - А что, это интересно, драка предполагается серьёзная. Я «за» – оживился Вассерманн.
     - Это будет последняя драка. В конце концов, закон гравитации ещё никто не отменял. Если не вспотеешь, то не вспашешь поле. Пока ребёнок не упадёт сотни раз, он не научится ходить. А чтобы достичь невозможной, как вы, Рабинович, утверждаете цели, нашему народу надо пройти через невозможные испытания. Нам не привыкать, с той лишь разницей, что эти испытания будут последними для нашего народа. Впрочем, даже собравшись все вместе в Палестине, мы сможем поддерживать тонус самых умных и живучих. Ведь нас будет окружать море арабов, они не дадут нам расслабиться. Да, и помните, принося в жертву Богу самое дорогое, что у нас есть, жизнь своих близких, мы получим от Него самую большую милость, как наш праотец Авраам.
    - Вы, понимаете, о каких цифрах идёт речь? Это, возможно многие тысячи  жертв. А на какие средства вы собираетесь управлять антисемитами, а на какие переселять всех в Палестину? А что делать с Советами? – Продолжал возмущаться Рабинович.
    - Советы сами виноваты – безбожники, они еще поплатятся за свои грехи. И не тысячи жертв, а миллионы, к сожалению, только такие цифры смогут решить нашу извечную проблему, только миллионы жертв вернут нашему народу землю обетованную. А что до средств, то, как раз теперь и пришло время их добывать. Сейчас эта страна на подъёме, у неё колоссальный потенциал. Все хотят разбогатеть, поможем им, пусть богатеют, до поры, до времени. Мы будем раздувать экономику Штатов, перегреем её, а в нужный нам момент сдуем. Доведём этих янки до жестокой, небывалой депрессии, до почти голода, скупим на корню всю их собственность, и потом будем управлять ими. Да, впоследствии из-за дисбаланса доходов, вспышка антисемитизма будет и здесь, но мы к тому времени уже должны успеть раздуть костёр в Европе и на его пепле построить своё, чисто еврейское государство. Вы только представьте, братья, государство евреев, своё собственное, как две тысячи лет назад. Страна, где быть евреем не стыдно и не страшно, а почетно и выгодно. Евреями согласятся быть все граждане Израиля.
      - А вы, значит, Моше, творящий чудеса и ведущий нас из рабства на родину? Сорок лет будете водить?
      - Нет, Ариэль, я Моше, получивший Откровение от Всевышнего и давший вам скрижали. Мы, мы все должны вернуться на родину, каких бы нам это не стоило жертв. И всё произойдёт гораздо скорее. И вы знаете, что я прав. И вы будете помогать мне в этом. А теперь, братья, давайте совершим молитву. Ведь только с Его помощью мы сможем вернуть себе землю обетованную и счастье для нашего народа.
                                                                 
                                                         ***   
      Худой, словно олицетворяющий своей нездоровой худобой всю многовековую скорбь еврейского народа, Ариэль Рабинович окинул взглядом железнодорожную платформу заполненную людьми. Сотни, многие сотни людей. Целый состав, битком набитый переселенцами из гетто, выгрузили на платформу. Нет, конечно, это не трудовой лагерь, а распределительный центр. Дома, бараки, хозпостройки. Зачем-то дымящие среди лета трубы котельной. Стеклозавод? Людей, привезённых сюда так много, а жилья для них так мало. Значит, повезут дальше.
     Всех выстраивают в ровные ряды. Сортировка. Отделяют мужчин от их семей, женщин и детей. Невообразимый гвалт, слёзы, крики. Вооруженные и жестокие охранники, лай свирепых овчарок. Перепись, проверка документов, несколько человек, молодых, крепких парней из их колонны отводят в сторону. Остальных, их большинство, направляют к близлежащему зданию. Спешат, сильно спешат. Двух отставших от колонны инвалидов застрелили. «Скорей, скорей, бегом!». Начинают заводить в здание. «Всем раздеться полностью, до нага. Одежду сложить на свои чемоданы и мешки. Запомнить место поклажи, после санпроцедур заберёте всё обратно. Скорей, скорей, бегом!» Заводят в помывочное помещение, где совсем нет запаха сырости, обязательного для любой помывочной. 
      Вдруг среди взрослых мужчин разного возраста Ариэль заметил маленького, лет пяти мальчика. Светловолосый, курносый, сероглазый мальчик. Как он здесь оказался, среди взрослых? Да разве он еврей? В спешке и неразберихе неизбежны ошибки. Всё увеличивающаяся и уплотняющаяся толпа оттеснила ребёнка к самой стене. Ариэль приблизился к нему, взял на руки.
     - Як маш имя, хлопец? (Как тебя зовут, мальчик?/ польск.)
     - Ви хэйсту, йингл? (Как тебя зовут, мальчик?/ идиш)
      - Может, ты русский?
     Мальчик молчал. Чуть отстранился от бороды Ариэля, колющей его голое нежное тело и непонимающе смотрел в глаза старика.
     - Ви хайст ду, юнге? (Как тебя зовут, мальчик? /нем.)
     - Ханс. – Ответил, наконец, мальчик и улыбнулся.
    Детская, наивная, искренняя и чистая улыбка немецкого ребёнка. Почему он здесь, в этой толпе взрослых евреев, доведенных до скотского состояния и беспомощно ждущих своей явно незавидной участи? Его надо вернуть, надо сообщить охране об ошибке. Но всё уплотняющаяся масса обнажённых тел всё дальше отодвигала Ариэля с ребёнком на руках от выхода.
     И только теперь высокообразованный, очень мудрый, старый еврей понял, что это всё. Ещё не ясно, да теперь уже и не важно, как, но всё. Конец его жизненного пути. Окончательная точка для него и для многих, многих его соплеменников. Это и есть цена окончательного решения еврейского вопроса. Всё, что было задумано ими ещё там, в Штатах, в теперь уже далёком двадцать седьмом году воплощается в полной мере. Евреев тотально уничтожают и в Германии, и в Польше, и в Советах, и по всей Европе. Неужели нельзя было по-другому? Почему только так? Почему за счастье быть свободным единым народом надо обязательно заплатить столь высокую, чудовищную цену? Разве это Божье дело? И почему  маленький Ганс вместе с ними? Разве обязательно надо быть сильным и умным, чтобы добиться счастья? Ведь вот счастлив же сейчас этот немецкий ребёнок. Он улыбается, он чист и невинен на пороге смерти. Кажется,  кто-то из русских сказал: «Вся мудрость мира не стоит одной слезы невинного ребёнка». Это русский сказал? Какая разница, вот этому ребёнку какая разница какой он нации?  И в чём состоят настоящие сила и мудрость, побеждать врагов и справляться с проблемами, или в том, чтобы не иметь врагов и не иметь проблем? Сила нужна при недостатке мудрости, мудрость нужна при недостатке чистоты.  А не проще ли сразу стремиться к чистоте? А может прав был тот античный мин-еретик Иешуа, который проповедовал: «Да любите друг друга», «Любите врагов своих, молитесь о душах их, и тем обезоружите их». Может из-за того, что не приняли его, а распяли и стали евреи не избранными, а проклятыми уже почти две тысячи лет? А какой-то блаженный индийский деятель-толстовец Ганди и сейчас утверждает, что насилие можно и нужно побеждать ненасилием. Разве такое возможно? А может любовь и чистота это и есть прямой, без насилия и мудрствования, путь к счастью, в настоящую землю обетованную, которая не на географической карте, а внутри самого человека?
    - Я, натюрлихь. (Да, конечно/нем.) – Вдруг сказал мальчик, чему-то улыбаясь и глядя в глаза Ариэлю.
     - Я, натюрлихь. – Повторил старик и улыбнулся в ответ, прижимая ребёнка к своей окладистой, седой и колючей бороде. 
      Двери «помывочной» закрылись шумно и плотно.
     - Дас вирд шён видер. (Всё будет хорошо/нем.) – Прошептал Ариэль Рабинович в ухо мальчику Гансу.
       Настоящая сила это великодушие, а главная мудрость заключается во всепрощении. Таки жаль, что человеку о смысле жизни может поведать лишь собственная смерть.
     Сверху, из «душевых» отверстий пошёл смертоносный газ.   





Сообщить модератору   Записан
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  


Powered by SMF 1.1.4 | SMF © 2006, Simple Machines LLC
Manuscript design by Bloc
Поддержите «Новую Литературу»!
Рейтинг@Mail.ru