HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2019 г.

Екатерина Шендерова

Дурачок

Обсудить

Повесть

(на чтение потребуется 49 минут)
Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 25.05.2013
Оглавление

6. Глава VI. Людка
7. Глава VII. Возвращение


Глава VII. Возвращение


 

 

 

«Я есть, а тебя – нет!»… И уходил, уходил. Вовка шёл вдоль тёмных дворов. Было безлюдно и тихо. Была рождественская ночь. Фонарь слабо освещал улицу, свет падал на землю, и было видно, как мерцает снег.

«Зябко, мороз что ли», – пробурчал Вовка. Он был зол и растерян. Он шёл по дворам, во многих окнах был зажжён свет, люди не спали в этот поздний час, а встречали Рождество в уюте своих жилищ. Проходя мимо одного из домов, Вовка обратил внимание на окно третьего этажа. В нём был свет, и была маленькая девочка, лет пяти, она стояла у окна в праздничном воздушном платье нежно-персикового цвета, кудрявая, большеглазая, и клеила на стекло снежинки из фольги. Вовка невольно остановился и стал наблюдать за тем, с каким святым старанием девочка разглаживает эти снежинки по стеклу и как сама любуется ими. Девочка улыбалась. Радость в её глазах и в лице заставили порадоваться и Вовку. Он стоял и смотрел на неё, и улыбался. Он не думал ни о чём в эту минуту, а просто смотрел на ребёнка, радующегося чуду, сделанному своими руками. Девочка стояла у окна на маленьком стульчике, чтобы лучше видеть то, что было за стеклом. Она любила рассматривать ночной безлюдный двор и о чём-то думать, фантазировать. Ей казалось, что когда она за окном, она в некой крепости, и что бы ни было там, в тёмном мире улицы, она здесь под защитой этой крепости. Девочка стояла почти неподвижно, разглядывая привычный двор, в котором бегала с другими детьми днём и который вечером здесь, за окном, превращался для неё во что-то таинственное. Вдруг девочка заметила странного человека, который смотрел на неё. Да, на неё! Это был тот самый старик, которого побаивались все дети их маленького городка! Он стоял и смотрел именно на неё! И улыбался. Как-то по-доброму улыбался этот старик. Вовка понял, что она заметила его взгляд, но он не стал отворачиваться и уходить, а так и продолжал стоять и улыбаться и даже сделал что-то вроде поклона головой, неуверенно и трогательно. Девочке стало странно от того, что она совсем не испугалась его и тоже улыбалась ему. Почему-то ей стало очень жалко этого старичка, ведь она стоит вот тут, в тепле, через минуту мама позовёт пить чай с вкусным тортом, она будет радостно о чём-то рассказывать маме, папе, бабушке, будет любоваться ярко наряженной ёлкой, а он, этот старенький человек, останется там совсем один на морозе. И куда он пойдёт? И есть ли у него такая же красивая ёлка? А может быть, у него совсем нет дома и ему холодно и одиноко? И девочка перестала улыбаться, ей вдруг сделалось грустно. Как же она будет радоваться празднику, когда этому человеку холодно и он там совсем один? И вот она спрыгнула со своего стульчика и выбежала из комнаты, подхватила за руку маму и подвела к окну. С волнением она говорила, говорила что-то путано, но решительно, показывая на Вовку, который так и стоял за окном, но уже не улыбался, а пристально смотрел на то, что же происходит в квадратном окошке квартиры на третьем этаже. Мама с недоумением качала головой и, верно, что-то возражала девочке, которая, видно, что-то кричала и начала уже всхлипывать, на маленьком красивом личике появилась гримаса обиды. Девочка топнула ножкой и вскинула голову в сторону окна, но во дворе было пусто. Не было несчастного старика, он уже не стоял напротив её окна, и даже уже не видно было, где он и куда он идёт. Бедный, бедный старичок, так и останется один в этот праздничный вечер. Эх, мама, это ты виновата, ты! Горечь, досада, каприз встали стеной между девочкой и взрослыми. «И зачем, зачем в мире столько бедных людей?».

– Людочка, вытирай слёзы и к нам беги, тебя торт ждёт!

– Ладно, мамочка!

И побежала…

 

Ночь обволокла улицу, единственный фонарь бессмысленно бросал тусклый свет на дорогу, слабо освещая путь. Но путь Вовки в эту ночь был словно определён по наитию. Он шёл, не смотря вперед, а куда-то под ноги, шаркая по недавно лёгшему на землю пушистому снегу.

«Эх, выпить бы!» – подумал Вовка и резко свернул в сторону круглосуточного магазина, того, что на углу улицы. Он повернул, и фонарь как будто тоже резко отвернулся от Вовки, перестал освещать дорогу. Было темно, и только скрип Вовкиных шагов сообщал ночи о том, что он сейчас идёт где-то под небом, и что не нужно забывать о нём, он есть и идёт сейчас за водкой. Вдруг он заметил идущего навстречу ему мужчину и тут же закричал:

– Эй, человек! Подай маленько… ради Христа!

Человек этот, конечно же, узнал в старике Вовку, и, качая головой, улыбаясь лукаво, ответил:

– Чудной ты! На грех просишь ради Христа!

– Аааа, не хочешь давать! – закричал тот в ответ. – Откуда знаешь, что грех? – он остановился и пристально посмотрел на прохожего, так пристально, что тот тоже остановился и на мгновение оторопел.

– Ну, как знаешь, на вот, возьми, – смущённо протянул прохожий руку Вовке. В руке была сторублёвая бумажка.

– Спасииибо, – протянул Вовка и пошёл дальше.

 

А потом, после магазина, он шёл и пил, шёл, пил и смеялся. Смеялся, плакал и пил.

Кто ты, кто ты, Людка, кто ты, человек, давший на грех, кто ты, маленькая девочка, плакавшая из жалости к страшному человеку? Сотни нитей между вами, все связаны, всё связано. Эх, водка, жгучая, горькая, по подбородку течёт, и ноги ватные, и в ушах шумит… Тихо, вороний крик только и звук изредка проезжающих машин. И снег, снег… Входил ли ты в хранилища снега и видел ли сокровищницы града? Ха, сокровищницы града! Идти и идти ещё, идти и идти. Кто вложил мудрость в сердце, или кто дал смысл разуму? Глупые, глупые, детки неразумные! Эх, проклятая водка, и дорога проклятая, в ухабах, хоть не иди, а ползи! Есть смысл, есть. И собака пробежала, плешивый старый пёс. Как и я, старый, бездомный. Но есть в этом смысл! Ха-ха, слышите? Нет, глухие… Ну зачем эта собака живёт голодом и мёрзнет, ну зачем я такой? И всё-таки, кто вложил мудрость в сердце, или кто дал смысл разуму?

Вот и дома за заборами, в окошках свет, собаки в будках лают, и фонари даже есть, три! Да уж, забрёл, ноги сами принесли. И сидит у забора на снегу мальчишка, худенький, в поношенном старом пальтишке, такие лет пятьдесят назад носили, а пальчики синие, не гнутся уже, мальчик дышит на пальчики и хрипло что-то шепчет…

– Мальчик, тебя как зовут?

Обернулся пугливо и прохрипел:

– Вовкой звать.

– А что делаешь тут, на снегу?

– Мамочку жду.

– А где же она, мамочка твоя?

– Померла.

– Давно?

– Давно.

– Так нет же, Вовка, живая она!

– Как?! – оживился мальчик и перестал дышать на пальчики.

– Закрой глаза. Ну, видишь мамочку?

– Вижу.

– Значит, живая она.

Мальчик стоял на коленях на снегу с закрытыми глазами и улыбался. Губы его совсем потрескались от мороза, и из маленьких трещинок сочилась кровь. Холодно было пальчикам, ножкам, холодно было жить и ждать. Он дрожал, зубки его стучали, но мальчик не вставал, а продолжал стоять и улыбаться. Вовка подошёл к нему и заплакал, он бросился к нему на землю, он хотел обнять его, согреть, увести куда-нибудь. И когда он упал у того самого забора, у которого прятался тогда, в детстве, он понял, что никакого мальчика там не было, а был только он один, и ночь была тиха и молчалива. Морозным утром люди, жившие на той улице, нашли у забора за двором тело старика, на щёках у него играл румянец, на лице – улыбка, но он был мёртв. Он замёрз в ночь накануне Рождества Христова.

 

 

 


Оглавление

6. Глава VI. Людка
7. Глава VII. Возвращение


Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

02.08: Юрий Сигарев. Грязь (пьеса)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!