HTM
Номер журнала «Новая Литература» за май 2018 г.

Виталий Семёнов

Радуга в начале лета

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 4.06.2018
Иллюстрация. Название: «Пляж в Вальмере» (1938 г.). Автор: Уинстон Черчилль (1874–1965). Источник: https://source.wustl.edu/2015/10/the-paintings-of-sir-winston-churchill-on-display-at-kemper-nov-13-to-feb-14-2016/

 

 

 

Туда, где кончается государство, – туда смотрите, братья мои!

Разве вы не видите радугу и мосты, ведущие к сверхчеловеку?

 

Ф. Ницше

 

 

1

 

В начале лета 1915 года, в один из промокших, как и вся проклятая Фландрия, дней, ефрейтор Адольф Гитлер, хлюпая дырявыми сапогами, возвращался в полк. Дождь, шедший почти сутки, наконец закончился, но грязь кругом непролазная. Адольф служил связистом-посыльным в 16-м баварском полку германской армии. Задание выполнено – телефонный провод починен, связь между частями налажена – следует отчитаться командиру и ждать очередного задания. Гитлер везде, всегда и во всём лучший. Он лучший солдат, лучший связной, всегда готовый выполнить любое задание командира. А ещё Адольф единственный во всём полку, а возможно, и дивизии, кто прочёл все труды Гегеля, Маркса и Ницше. А ещё он прекрасный, профессиональный художник. Пока затишье от боёв и даже от дождя, можно будет взять бумагу, краски, кисти и уединиться. Рядом с их окопами и блиндажами есть несколько укромных местечек в небольшом овраге. Бравый связист так и сделал: отрапортовал лейтенанту Видеману о выполнении задания и получил от него: «Прекрасно, ефрейтор! Пока отдыхайте, Гитлер. Кстати, завтра пришлют обувь, сапоги поменяете». Ефрейтор взял в солдатском блиндаже свою папку с бумагой и красками и удалился.

Адольф любил бывать один. Впрочем, сейчас, по возвращении в часть, он уже не один, с ним его верный пёс – Лисёнок. Несколько месяцев назад, во время перестрелки, испуганный терьер заскочил к ним в окопы. Он не понимал ни единой команды по-немецки, но Гитлер очень быстро его обучил и командам, и заданиям. Сейчас Лисёнок был любимцем полка, стоял на довольствии как единица личного состава, со всеми был приветлив, но хозяином считал только Адольфа, беспрекословно слушался и спал у его ног. Ну, а уж если хозяин шёл рисовать, то верный пёс обязательно сопровождал Гитлера, терпеливо ждал и внимательно слушал. И лишь белый терьер мог услышать то, чего пока не слышал от Адольфа ни один человек.

– Вот ведь, мой друг, какая штука, я сегодня, пока возвращался, всё думал. Ну, помнишь, я тебе рассказывал, что когда меня наградили Железным крестом за храбрость, то я очень сожалел, что моя мать не дожила до этого, она не узнала, что её сын, её Ади весьма достойный солдат. Но ведь, как известно, природа не терпит пустоты, и я сегодня, кажется, понял, что родителей, мать, может заменить родина. В смысле, родная страна, держава, большая Родина. Для меня это будет Германия. Для меня это будет Великая Германия.

Адольф, накидав контуры, стал прорисовывать детали. Он погрузился в рисунок, потерял нить рассуждений и замолк. Терьер проспал почти час у ног молчащего хозяина, всецело поглощённого творчеством. Наконец художник положил кисти и стал внимательно рассматривать лист с новым рисунком.

– И как я тебе уже говорил, – продолжил Гитлер беседу со своим бессловесным другом, – я недавно понял, в чём должен состоять смысл жизни человека. Это, конечно, исполнение законов эволюции. Для большинства это размножение, забота о потомстве, по большому счёту – неосмысленное следование законам природы. Но для избранных, для отдельных, для сверхлюдей эта же задача, но в осмысленном варианте, будет выглядеть как усиление, увеличение своей идеи, а значит, и своей страны, своей державы. Да, да, мой друг, исполнение великих идей в русле законов природы и эволюции. Помогать надо сильным, а если помогать слабым, значит препятствовать естественному отбору и тормозить эволюцию. Милостыня и милосердие вообще – это борьба с законами природы.

Адольф добавил ещё несколько штрихов, наклонился, почесал Лисёнка за ухом.

– В общей массе есть командиры, начальники, учёные мужи и служаки, которым доверяют руководить людьми. Есть монархи, лишь из факта своего рождения обречённые быть правителями, зачастую никудышными, именно поэтому я не в австрийской, а в германской армии. Есть демагоги-сплетники, лукавые и продажные политики, готовые ради своего тёплого кресла в правительстве или парламенте продать и Родину, и мать родную. А есть, мой друг, да, да, Лисёнок, уверяю тебя, есть вожди. У них нет ни монаршей родословной, ни долгих лет обучения, ни мук карьерного роста. У них нет в этой жизни ничего, кроме великой идеи и несгибаемого духа. Именно их помнят потомки. Они, вожди, ярко светят всем из глубин истории. Только великая идея и несгибаемый дух, и только так можно добиться величия! Ах, мой друг, если б ты понимал своими собачьими мозгами, как мне тяжело находиться в этом болоте. Нет, солдаты в полку славные ребята, и как один готовы жизнь отдать за дело великой Германии. Всё так, но они не видят ничего дальше своего окопа, солдатского пайка и писем из дома. Они хороши, верны, достойны, но примитивны, всего лишь исполнители. Они слыхом не слыхивали ни о каких учениях и идеях, они даже слова такого не знают – «стратегия». Но что стоит их короткая и примитивная жизнь без идеи, без вождя? Ведь так, мой друг? «Человечество является скорее средством, а не целью. Человечество является просто подопытным материалом». Всё так и есть, великие слова великого человека. Идея превыше человека, правильно?

Гитлер ещё раз осмотрел свой новый рисунок – он почти высох – и стал собираться. Краски закрыть, кисточки прополоскать, аккуратно сложить. Во всём должен быть порядок, система. Верный пёс тоже засуетился, понимая, что сейчас они пойдут обратно к людям, поближе к кухне.

– Ведь и то подумать, Лисёнок, даже ты, всего лишь собака, и ты живёшь своей великой идеей. Для тебя главное служить хозяину, это для тебя самое важное, и только потом – пропитание и ловля блох. Ведь всё так очевидно и понятно. Но люди в силу своего эгоизма считают себя важнее любой идеи. Слепцы, кому вы нужны без идеи, без вождя. Представляешь, мой друг, почти половина людей тратит свою жизнь на зарабатывание и накопление денег. Другая половина населения тратит жизнь на развлечения. Я тебе говорил про таких, и в Мюнхене, и в Вене мне приходилось часто общаться с ними, продавать им свои картины. Обычно это были евреи, зажравшиеся и спесивые. Они, ничего не понимая в живописи, брезгливо разглядывали мои листы и полотна, переговаривались на своём вульгарном идише, и имели наглость давать мне, художнику, глупые советы. Какая идея, какая стратегия, какая вообще эволюция возможна с таким сбродом?

Всё собрано, можно возвращаться. Адольф расправил усы, взял свою папку под мышку, потрепал терьера по голове и пошёл, хлюпая дырявыми сапогами, к блиндажу. Однако распогодилось, тучи отошли за линию фронта. Над немецкими позициями во всё небо перекинулась яркая и сочная радуга. Гитлер остановился, оглядел профессиональным глазом художника масштаб и оттенки небесной красоты. Да, впечатляет. Говорят, если глядя на радугу загадать желание, то оно обязательно сбудется. Надо только очень сильно желать. Адольф знает, что ему нужно, он загадает и пожелает. Сильно пожелает.

 

 

2

 

В начале лета 1915 года, в один из умытых дождём, как и вся красавица-Англия, дней отставной глава Адмиралтейства, ещё неделю назад занимавший третий по значимости пост в Империи, Уинстон Черчилль бесцельно бродил по лугу. Один. Никого даже видеть неохота. Жена, дети, брат, его жена и дети, прислуга, долой всех. Дождь, шедший почти сутки, наконец закончился, но трава и почва буквально сочатся влагой. Ботинки и гетры насквозь промокли, плевать, в дом Уинстон не пойдёт. Опять эта семейная колготня, пустые хлопоты, сочувственные взгляды, виноватое лицо Клементины. Ах, Клеми, ты всего лишь жена. Твой муж сам сотворил эту катастрофу с Дарданельским десантом. Сам и ответит. Он подал в отставку, отошёл от дел. Вот только что он может ответить той обезумевшей от горя женщине? «Верни мне детей, убийца! – кричала она, – верни моих мальчиков!». Она кричала вслед бывшему министру, когда тот покидал здание Адмиралтейства. Она обвиняла Уинстона в убийстве, и она права – Черчилль главный виновник гибели двух её сыновей. Это его идея, его, как казалось, звёздный час стратега. Захватить турецкие проливы, принудить османов к капитуляции. Затем наладить прямое снабжение России боеприпасами, а русские войска, освободившиеся в Закавказье, направить на Германский фронт. Всё, так казалось, просто. Турецкая армия отсталая и никудышная, она совсем недавно терпела поражения от итальянцев и даже от балканских полупартизанских отрядов, куда уж ей тягаться с англо-французскими войсками. Так казалось, а оказалось – разгром, позор, отставка и этот женский крик в ушах: «Убийца!».

Уинстон всегда был далёк от сантиментов, всегда считал жизнь солдата просто одним из военных ресурсов. Человек вообще ресурс, один из ресурсов в большой политике. Когда несколько лет назад, будучи министром внутренних дел, Черчилль отдал приказ стрелять в бушующую толпу протестующих рабочих, он был уверен в себе. Чернь восстала – дави чернь. Сейчас погибли солдаты, уже десятки тысяч солдат, ну и что? На войне как на войне. Но женский голос продолжал звучать в голове бывшего министра: «Убийца!». И Уинстон не может найти себе покоя, он даже не может найти ни единой причины для продолжения собственной жизни. Для чего ему жить? Киснуть в быту, семейных хлопотах, на никудышней «почётной» должности? Закончить свои дни, как его отец, никчемным пьяницей и развратником?

Подошла Гвендолин, жена брата, она несла целую охапку вещей.

– Уинстон, поможешь мне? – обратилась она к отшельнику.

– Зачем тебе всё это, куда ты тащишь? – Уинстон нехотя забрал предметы из рук невестки.

– Сейчас всё увидишь.

Через пару минут перед недоумевающим Черчиллем стоял столик для рисования со всеми сопутствующими атрибутами.

– Я не умею рисовать, Гуни, совсем не умею.

– А ты учись, тебе всего-то сорок лет. – Гвендолин невозмутимо взяла карандаш, руку Уинстона и провела вместе с ним по бумаге. Потом ещё, ещё…

Спустя три часа к Уинстону подошла жена:

– Пойдём обедать, потом продолжишь.

– Сейчас, Клеми, ещё немного. Нет, лучше принеси мне свежую сигару, а обед потом.

Клементина ушла за сигарой, а Уинстон только сейчас заметил, что Гуни давно покинула его, а сам он настолько увлёкся творчеством, что… Что вообще обо всём забыл. Ещё он отметил, что его больше не преследует голос скорбящей женщины, что вообще-то жизнь продолжается. Уинстон Леонард Черчилль герцог Мальборо здесь, сейчас, оторвавшись от рисования, глядя вслед жене, вдруг понял, в чём же смысл его бытия. Беречь людей, помогать им. Ведь только живые люди могут быть ресурсом и солдатами, это люди, во всех своих проявлениях, составляют государство со всей его политикой. Не будет людей, не будет ничего. Ведь это так очевидно – люди первоисточник всего. Сохрани людей, свой народ, остальное приложится. Лидеру, если он действительно считает себя лидером, надо беречь людей и помогать им развивать в себе самые лучшие качества, чтобы люди были людьми. Как писал какой-то философ: «В стадах нет ничего привлекательного, даже если они бегут вслед за тобой». Вот и вся стратегия. В вечном как мир споре, что важнее, демос или полис, победит, конечно, демос. Как-то так.

Когда Клементина вернулась, улыбающийся Уинстон обнял её:

– Знаешь, Клеми, в чём состоит успех?

– В чём, дорогой?

– В энтузиазме, с которым ты продвигаешься от одной неудачи к другой. И только оптимизм и любовь к жизни помогают извлекать уроки из прожитого. А творчество помогает сохранять и любовь и оптимизм. Пойдём обедать.

– Молодец, Уинстон, сейчас обед тебе оптимизма добавит. Смотри, какая радуга, какая красавица, во всё небо! Говорят, если глядя на радугу загадать желание, то оно обязательно сбудется, давай загадаем.

– Ты же знаешь, я не верю в мистику.

– Зато она верит в тебя. Пожелай чего-нибудь, сильно пожелай.

– Ну, хорошо. Радуга, я хочу, чтобы британцы гибли как можно реже. Очень хочу!

 

 

3

 

В начале лета 2015 года, отвергнув несколько «предложений, от которых нельзя отказываться», экс-олигарх и уже бывший глава партии Максим Великанов оказался в заключении.

Камера на двоих, комфортабельная предварительная камера для ВИП пока ещё персон, с кроватями и зарешеченным, но большим окном.

– О, приветствую, я Михаил! – Полнеющий мужчина лет пятидесяти протянул, здороваясь, руку. – А вас, простите, как величать?

– Максим Иннокентьевич.

– Так вот, Максим, сейчас начнём вашу хворь, под названием чёрная депрессия, изгонять. Берите стул, пойдёмте к окну, рисовать будем.

– Вы, уважаемый, меня лучше в покое оставьте. Идите, рисуйте, я, если захочу, сфотографирую. Зачем рисовать, по нынешней жизни, всё и так можно запечатлеть, без мазни. Такая у меня стратегия. Желаю успехов.

– Вы ещё скажите, зачем стихи писать, всё в справочниках уже записано, ничего нового.

– Да, примерно так. Дайте мне побыть одному, молча. Не вынуждайте избегать вас. Пожалуйста.

– Избежать не получится, ладно, всего пять ваших драгоценных минут займу. В вашем нынешнем мрачно-беспросветном тоннеле не убудет. Ведь всё равно некуда спешить. Я вам как художник художнику скажу: рисуйте, творите.

– Натворил уже, увольте.

– Бросьте, Максим, стонать и киснуть, всё, что вас не убило, сделало вас сильнее. Вот послушайте лучше про двух художников. Один был непревзойдённым тактиком, другой – стратегом. Тактик рисовал почти с рождения до зрелого возраста. Он был настолько уверен в своём таланте, что учиться в Академии художеств хотел лишь для статуса, как сейчас говорят: «для корок». Гонор не позволял ему реально учиться и развивать свой, да, действительно врождённый талант. Рисунки неплохи, ничего не скажу, но как-то у него всё законченно, слишком уж правильно и реалистично всё прорисовано, как на вашей, извините, фотографии. Статично, замкнуто и конечно. Ну, это моё такое субъективное мнение. А ещё сей художник был прирождённый лидер, обладал феноменальной памятью, незаурядным артистизмом и высоким интеллектом. Но в итоге закончил он плохо, потому что рисовать бросил совсем. Загнался со своими идеями и на шестом десятке дошел до самоубийства. Его труп сожгли, а прах раскидали где попало.

– Это вы про бедного австрийского художника, доведённого Сталиным до самоубийства?

– Нет, это я про стратегию и тактику, про близорукость и дальнозоркость. Вы сейчас в стадии близорукости, послушайте лучше про стратега. Стратег рисовал со зрелых лет почти до смерти. Он всегда был не уверен в своих работах, считал себя дилетантом и прислушивался к советам. У него не было врождённого таланта, но он его вырастил и развил, да ещё какой! Почти все его картины живы, сочны и ярки. И почти везде чувствуется незаконченность, желание продолжения, развития. Хочется сказать: «А дальше?». Это уже не только моё мнение. А ещё сей художник был прирождённый лидер, прекрасный, с Нобелевской премией, писатель, обладал острым умом и не менее острым языком, его ярких афоризмов наберётся на целый том. В итоге, благодаря тому, что рисовал, закончил он глубоким старцем, самым уважаемым среди соплеменников и современников.

– А, сейчас вы про расиста и русофоба, пламенного демократа с вождистскими замашками, никотинозависимого алкоголика, который боролся за мир во всём мире с помощью угроз и военных интервенций. Слушайте, оставьте свои байки для внуков.

– Нет, сейчас мы подходим к самому главному. Для Адольфа, не к ночи будь помянут, Гитлера, стакан с водой всегда был наполовину пуст, он встречал закаты и провожал рассветы. У него были закадычные враги и заклятые друзья. Везде и всегда он находил причины для несчастья, такой вид мазохизма у него был. Древнейший и сильнейший символ солнца и жизни, свастику, он развернул в обратную сторону, со всеми вытекающими. В итоге развивался он лишь по горизонтали, доводя до совершенства свою тактику. Личностью он был неординарной и достиг многого, к сожалению, очень многого. Ещё долгие века он будет казаться потомкам чёрной бездной. Ну, это все знают.

– А всё потому, что рисовать бросил? А если бы не бросил, то миру легче было бы, и Второй мировой не случилось. Вы, мил человек, фантазёр и утопист.

– Спокойно, Максим, в каждой утопии есть доля реализма. Существует такая, ещё никем не опровергнутая, теория, что вся наша история уже предопределена коллективным сознанием, или Высшим разумом. Роль человека заключается лишь в том, чтобы выбрать нужную сторону в уже запрограммированных неизбежных конфликтах-свершениях и своё отношение к ним.

– Это называется – вовремя перекраситься из узника в надзирателя, но в итоге всё равно тюрьма.

– Да вы, батенька, реалист, оказывается. Реально рассуждая, легче было бы только самому художнику. А Вторая мировая всё равно случилась бы, уж слишком несправедливыми казались многим итоги первой великой войны. Если бы не Гитлер руководил Германией, если бы не его юдофобия, не было бы холокоста. Манхэттенский проект, приведший к созданию атомной бомбы, был создан в основном евреями, эмигрировавшими из Германии. Если бы не Гитлер, то ещё вопрос, кому достались бы атомные бомбардировки. Если бы вермахтом руководил не нервный ефрейтор, а уравновешенный маршал уровня Гинденбурга? А если бы немцы не вдарились в нацизм, то им наверняка удалось бы объединиться с британцами, ну и прочие сложности.

– Так, с этим персонажем закончили, я надеюсь. Теперь давайте коротенько со вторым, и вы меня, Михаил, в покое оставите.

– Нет, со вторым дольше, он, как и его полотна, ярче. Вот на моё мнение, так если и ставить в Москве, на Красной площади, памятник, то это сэру Уинстону свет Черчиллю. Ни один родной правитель не помог России так, как это сделал Черчилль.

– Ну, это вы, батенька, загнули, с ног на голову.

– Ожидал такой реакции. А теперь спокойно, и только факты. Некоторое время Черчилль практически в одиночку боролся с нацизмом. Почти вся британская элита была за сговор с Гитлером и сговаривалась. Отдали немцам и Чехословакию, и Польшу, и даже внезапно рухнувшую Францию. А как Гитлер хотел мира с англичанами, как хотел союза с Великобританией! Перед нападением на СССР сам Рудольф Гесс отправился в Британию договариваться. Кем был Гесс для Гитлера? Его, пожалуй, единственным в жизни другом, его тылом, тенью. Это Руди записывал и редактировал «Майн кампф», это только ему официально, «в интересах партии», разрешалось быть гомосексуалистом, любого другого лишь по подозрению в гомосексуализме сразу же отправляли в концлагерь. А не договорились, Черчилль пришёл к власти и упёрся: «долой нацизм, Гитлер капут». И всю войну немцы охраняли Атлантическое побережье с Заполярья до Пиренеев. Не от партизан из сопротивления, а от британского десанта. А это около миллиона гитлеровских солдат, считать умеете? Если бы этот миллион со всем вооружением и ресурсами да в сорок первом, да под Москву или на Украину? Если бы лучший танкист вермахта Роммель со своей небольшой, но очень мобильной и опытной танковой армией в сорок втором был не в Египте, а на Кавказе? Если бы все ресурсы, потраченные для обороны на Атлантическом валу, немцы направили на восточный фронт? А всю авиацию?

– Ну, это да, существенно. Но всё равно ведь победили бы.

– Ага, тогда я продолжу. Это Черчилль втягивал американцев в войну с Германией. Он почти каждый день из штанов выпрыгивал, чтобы США помогали Великобритании, а потом – и СССР по программе ленд-лиза. Что Штаты в начале сорок второго года не заключили сепаратный мир с Германией – тоже заслуга пройдохи Черчилля, очень уж постарался сговор расстроить. А сам ленд-лиз, за который мы до сих пор не рассчитались? Можно долго спорить и считать, как нажились на нём американцы, но что он СССР спас, это факт.

– Вы преувеличиваете, и без него бы обошлись.

– Разумеется, особенно зимой сорок первого – сорок второго, когда одна половина всех ресурсов под оккупацией, а вторая, эвакуированная, ещё не развёрнута и не даёт продукции. Страна в этот момент не производит ничего, и резервов уже ноль, а враг всё напирает. Тонкой струйкой хоть что-то попадает в страну, спасибо Черчиллю. Мы бы, конечно, обошлись, но как, если почти все залпы легендарной «Катюши» произведены были с платформы «Студебеккеров», а почти все свои воздушные победы легендарный советский ас Покрышкин совершил на «Аэрокобре», заправленной американским же топливом. Что нам, героям, побеждать без взрывчатки и высокоточных приборов, без пенициллина и продовольствия. Знаете, мне всегда обидно за память о тысячах отважных британских моряков, погибших в полярных водах. Они погибли, доставляя грузы ленд-лиза в СССР. Но ещё обидней – за миллионы жизней наших предков, спасённых этими грузами. Этого что, тоже не было, или это тоже незначительный факт? Опять же к тому, что если бы не Черчилль. Нет, я его гуманистом и доброхотом не считаю. Большего циника в истории искать – не найти. Просто так ему было выгодно тогда, помогать Стране Советов, которую он и до, и после войны обвинял во всех грехах. Но на время борьбы с нацизмом было, так сказать, взаимное водяное перемирие. Ну и что, вот, к примеру, финны же Ленину памятников наставили. Он разве сильно чухонцев любил? Нет, но чтобы у власти удержаться, он на всё был согласен, даже на образование независимой Финляндии. Подпись на документах о независимости его, Ленина, значит, и памятники ему за это. Всё справедливо, а чем мы хуже финнов?

– За намеренную задержку второго фронта тоже вашего сэра благодарить и в пояс его памятнику кланяться?

– Вот я бы хотел жить при правителе, который смог победить нацизм в сто раз меньшей ценой, чем наша. Вдумайтесь, в сто раз меньшей! Вот он стратег, вот настоящий лидер нации, не идеями и личными амбициями увлекаться, а сбережением своего народа. Не тянуть на себя рубаху Христа всемирного масштаба, а отвечать за вверенный тебе участок. Соблюдая заповедь о любви к ближнему, он о ближнем радел, о своём народе, а не обо всём прогрессивном человечестве. Как итог: сограждане и поныне, спустя полвека после его кончины, считают Черчилля самым значительным британцем. Он превзошёл по популярности Шекспира, Ньютона и Дарвина, вместе взятых. За то, что в лихую годину сберёг генофонд нации, из которого потом вырастут очередные Шекспиры, Ньютоны и Дарвины. Империя развалилась, супердержава сдулась, долги до сих пор не выплачены, сам выборы проиграл и власть потерял, но народ цел, английский язык, а значит и образ мыслей, скоро по всему миру, в каждой голове поселится. Человек, сам человек, со всеми своими слабостями, это и есть, друг мой, идея и стратегия, вот чему надо поучиться у рыжего и шепелявого художника. Вы, кстати, курите?

– Нет, и не пью, и даже стараюсь придерживаться вегетарианского меню. Можете прорисовать аналогии с известными персонажами.

– Да, да, махатма Ганди и аятолла Хомейни были такими же. Вы тоже сможете многого добиться, если не будете писать мемуары с поиском виноватых в стиле «Майн крах». Всё, Максим, хватит вступлений, подъём, смотрите какая радуга, во всё небо! Знаете, если глядя на радугу загадать желание, то оно обязательно сбудется. Надо только очень пожелать. Пожелайте сильнее, и будем рисовать, всё в наших силах.

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

06.08: Художественный смысл. Прав ли художник Владимир Крылов вне своих картин? (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за май 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!