HTM
Номер журнала «Новая Литература» за май 2018 г.

Дина Измайлова

А из пуза карапузы…

Обсудить

Сборник рассказов

 

 

Безсюжетное повествование о существовании,
безсодержательных записок огрызки,
бессмысленные заметки о детках –
Просто вылилась капля чего-то,
мелковато, а все же работа...

 

Опубликовано редактором: Карина Романова, 11.02.2010
Оглавление

10. Действие 9. Вожделение без ограничения.
11. Действие 10. Психологическое воздействие в условиях противодействия.
12. Действие 11. Трепет душ и ликование в предвкушении расставания.

Действие 10. Психологическое воздействие в условиях противодействия.


 

 

 

Место действия – ограниченное стенами пространство

Время действия – сонный час.

Действующие лица:

субъект воздействия – внешне настойчивый, но внутренне раздираемый сомнениями,

объект воздействия – внешне непреклонный, но внутренне готовый к капитуляции.

 

– Мама, купишь нам что-нибудь вкусненькое. – Сидя за столом, Павлик лениво потягивал молоко, пощипывал бутерброд с сыром и хотел оторваться от обыденности. Мама со своими тряпками и кастрюлями как обычно занималась на кухне всякой ерундой и резко гаркнула в ответ:

– Нет.

– Почему?

– Денег нет.

– Да ты в кармане посмотри, – посоветовал сын, светлым взглядом окидывая мать.

– Нет в кармане.

– Хочешь, я посмотрю, – изобразив уголками губ нежнейшую предупредительность, деликатно предложил Паша.

– Нечего рыться в моих карманах.

– Да я найду, – убежденно заявил тот, пытаясь телепатически передать свою уверенность родительнице, старательно пуча во имя этой цели глазенки и потряхивая головой. – Я всегда нахожу. Я же находчивый. Ты мне веришь?

– Верю, Паша, но я ничего вам не куплю. Вредно столько сладкого есть.

– А ты купи нам Киндер – Молочный ломтик. Он полезный. Там много молока и капелька меда. Специально для ребенка. – Паша с волнением выдал терзающую его душу информацию и с надеждой взглянул на мать – Купишь?

– Нет. Я лучше куплю тебе пакет молока и банку меда.

– Нет – надулся Паша – Тогда я гулять не пойду.

– Ну и не ходи. Сиди кисни дома, пока не скиснешь окончательно.

Паша задумался. Лохматые кудри завихрились над головой, придавая лицу выражение одухотворенного разгильдяйства.

– А мне кажется, что вы мне с папой чего-то не даете.

– Чего же?

– Не знаю, чего-то. Мне просто так кажется. А тебе так не кажется?

– Нет. Не кажется. Я знаю, что я тебе чего-то точно не даю, и много чего, кстати, не даю. И не дам.

– А ты дай. Хоть кому-нибудь дай.

– Что дать.

– Чего-нибудь… Кому-нибудь… Кому-нибудь из меня, например. – и после непродолжительной паузы, в течении которой какая-то неуловимо важная мысль протекала по извилинам его мозга, Павлик несколько неуверенно прибавил, по ходу дела пытаясь уловить эту мысль за скользкий конец. – Или мне.

Но мысль ускользнула и на пустое место мгновенно и основательно уселась другая, отобразившаяся на физиономии гримаской преувеличенного восторга, который не преминул вылиться в громогласный вопль:

– О, кстати, у меня пришла мысль! В голову. – И, постучав для достоверности себя по балде, уже тише и спокойнее, отчетливо выговаривая все слова, Паша продолжил – Можно купить чипсы Лэйс – хрусти веселей. Они ведь не сладкие, а сколько счастья, и веселья тоже. Хорошо я придумал?

– Плохо. – не оценила мама блестящую идею. – Живот болеть будет.

– Да Лэйс – из лучших картошек. – Паша оскорбился за мировых производителей ребячьего счастья – Ты что, не знаешь?

– Знаю, но не куплю.

– Тогда я не буду никогда веселый. Потому что ты меня не радуешь. И Гришу не радуешь. Мы – твои сыны, и нас надо радовать. А ты как будто и не мать наша вовсе. – В глазах поселилась бескрайняя тоска, но мозги лихорадочно работали в поисках выхода из безнадежной ситуации.

– А как будто кто? – Рассеянно поинтересовалась мама, громыхая посудой.

– Как будто… – Павлик замер в нерешительности, но благоразумие одержало верх – Не скажу. А может – Сникерсни – и все будет Кока-кола? Мама, там ноль калорий и еще больше орехов. Понимаешь? Это очень хорошо.

– Паша, я куплю вам Растишку, и отстань.

– Опять. Растишка, растишка.– Паша наморщил тоскливо нос, но все же явно приободрился – Ну ладно, покупай. Что поделаешь? Вкусно и полезно все-таки. И в придачу, магнитики. А еще что купишь? Растишка же жидкая, а нужно еще твердое. А то так не полезно. А надо, чтоб было полезно…. Ты знаешь, есть такие конфетки – их съедаешь и на небо улетаешь. И там живешь, и ногами болтаешь. Приятно. Я очень хочу так улететь. Понимаешь?

– Понимаю. Похвальное желание.

– Купишь? – Предвкушая грядущее удовольствие, вопрошал он.

– А надолго ты улетишь?

– Да насовсем.

– Тогда куплю. Непременно.

– Купи. – просиял Паша. – Я такого никогда не ел. Я их съем и буду по-настоящему счастлив. А пока мне так грустно жить. – Рожица безостановочно вибрировала, реагируя на произносимые им слова. Мельчайшие оттенки различных чувств, будоражащих душу, наслаивались друг на друга, перетекали из одного в другой, а потом обратно и так без конца, пока на его физиономии не установилось относительно стабильное выражение деловитой активности. – А давай Гришу разбудим, и пойдем уже в магазин побыстрее. А то он там такой несчастный спит.

– Не надо Гришу будить. Если разбудишь, ничего не куплю.

– Ладно, я потерплю. – Закусив губы и нахмурив брови, он принялся катать по столу пустую кружку. Тишина продолжалась минуту, и на протяжении этого времени мировые скорби гуляли по Пашиной мордашке в сопровождении Надежды, Веры, а главное, Любви – любви ко всему неведомому, сулящему небывалые удовольствия и истинное счастье. Но сердце не выдержало груза всех этих вселенских эмоции и прорвалось наружу писклявым нетерпеливым голоском. – Нет, так долго невозможно терпеть. А у меня идея, кстати. Знаешь, кстати, какая?

– Не знаю, кстати.

В едином порыве вдохновения единой скороговоркой он проговорил:

– Ты нам вместо Растишки, купи Актимель. Это будет лучшее. И мы не заболеем никогда. Это лучшая защита организма, понимаешь? И к тому же очень вкусно. Так тетя говорила. А у Вани есть черепашка Ниндя на мотоцикле. Понимаешь?

– Хорошо Ване.

– Да, хорошо. Ему мама купила. Хорошая, да?

– Да, не всем везет, как Ване.

– Да, некоторым не везет. А вот у Игоря такая жидкость волшебная есть. В бутылочке. Ее выпиваешь и становишься сильнее всех.

– Ему тоже мама купила?

– Да, в магазине. Она в магазине продается. И кто хочет, может купить. – Наступила пауза, прерываемая лишь горестными вздохами. Паша вздыхал, ковырял в носу и искоса поглядывал на мать, которая поглядывала везде и сразу, не доходя при этом взглядом до сына. – Просто все, кто захочут, можут купить, понимаешь – себе, или там сыну своему, если у них он есть. Ты что, смеешься? – Он с некоторым сомнением, с небольшой растерянностью, с едва намеченным в уголках глаз смущением и с готовой уже вылезти наружу, но еще лишь копошащейся на дне души агрессией посмотрел на отвернувшуюся к плите мать – Нет, правда, можут, все-все можут. Она семнадцать рублей стоит или двадцать шесть. У тебя есть столько?

– Сколько столько? Семнадцать или двадцать шесть?

– Сколько-нибудь. Сколько у тебя есть?

– У меня много есть.

– Много? А эта жидкость стоит меньше, сильно меньше. На десять рублей меньше. Понимаешь?

– Понимаю. И что?

– Да ничего. – Павлик отвернулся, пытаясь изобразить равнодушие, но изображая вместо этого какую-то странную смесь нетерпения, возбуждения, досады, надежды и чего-то еще, чего он сам не мог понять, и что вообще очень сложно свести к какой-либо лексической единице, но что придавало ему особенно обескураженный, встревоженный и немножко несчастный вид. – Просто. – совсем потерянно прибавил он. – Вот если ты захочешь, ты можешь купить ее. Вот я бы, например, на твоем месте захотел бы. – И он сгорбился, сжавшись в маленький взъерошенный комочек.

– Сиди на своем, пожалуйста, – сдерживая сочувственный смешок, подчеркнуто строго заявила мама. Паша, навострив чуткие ушки, уловившие в словах мамы все, что она пыталась скрыть, радостно уставился на мать.

– Допивай молоко, Паша. Допивай.

 

О гигиене, здоровье, физической нагрузке и пр.

Чистота ребенка обратно пропорциональна его двигательной активности, которая прямо пропорциональна его физическому здоровью и душевному пофигизму его родителей. Количество грязи на ребенке исчисляется суммарным расстоянием исхоженных дорог, поделенным на число встреченных на пути столбов, заборов, луж, деревьев, мальчишек и прочих природных недоразумений, и может быть выражено как в единицах длины ( сантиметрах, метрах, реже миллиметрах и километрах), так и массы ( граммах, килограммах, а нередко и литрах, миллилитры и миллиграммы отпадают сразу, поскольку их потребуется слишком много). Для особой точности расчетов необходимо учитывать скрытые запасы организма, таящиеся в его естественных отверстиях, а также изобретательность детского ума, способного изыскивать любые способы, дабы протащить вожделенный мусор вглубь дома. Учитывая последний факт, представляется необходимым любой окончательный результат помножить на коэффицент умственного развития вашего ребенка и только тогда можно говорить о приблизительной точности вычислений. В качестве заключения хочется сказать, что, в конце концов, ребенка можно помыть, это дает определенный эффект, правда кратковременный и неустойчивый. Однако, если прибавить к этому периодическое обтирание ребенка влажными салфетками и сезонную дезинфекцию его кишок, то в совокупности все эти методы представляются вполне достаточными для успокоения совести родителей в плане гигиены их детища, и при этом не сильно сказываются на общем состоянии ребенка, как на психическом, так и на физическом.

 

Тошнота где-то посередине меня, она подкатывает к сердцу, слабым отзвуком отдает в голову, слегка затуманивает глаза, слегка закладывает уши, наполняет мои органы едва ощущаемой вялостью. Я слегка устала. У меня легкое недомогание. Я немножко беременна, совсем чуть-чуть, в некоторой степени, прогрессирующей день ото дня. Дети носятся вокруг, мои законченные творения – мной законченные, выпущенные в свет, чтобы дойти до какого-то конца, над которым я не властна. Они взрастали во мне, тошнотой и усталостью окутывали мое тело, а после с разным ускорением вылетали наружу, облегчая мое чрево и падая на мою душу грузом непреходящей тревоги. Так будет и сейчас. Я слегка беременна, я немножко тревожусь, небольшие опасения витают над головой, постепенно они оформятся в огромный страх потери, он присоединится к предшествующим двум невыносимым страхам, и образует единый ночной кошмар, который я отгоняю от себя изо дня в день, но который всегда возвращается на свое законное место, в мое сердце. Он там живет, он будет жить там всегда для того, чтобы я не спала ночами, прислушиваясь к их дыханию. Как безмятежна я была раньше. Как легкомысленно бродила в три часа ночи по закоулкам темного города, одна, бесконечно пытаясь найти что-то, чего у меня никогда не было, но что мне было необходимо иметь. С какой невинной распущенностью потягивала пиво на глазах у возмущенных старушенций. Ох уж эти доставучие старушенции, пережевывающие давно минувшие мгновения, как измочаленную жвачку, рассыпающуюся во рту. Мне было двадцать, я знала твердо, что никогда не сделаю того, что делала потом неоднократно; я говорила смело то, чего не смогу сказать сейчас. Пара лишних килограмм осмысливались как катастрофа вселенского масштаба. Катастрофы вселенского масштаба не осмысливались никак, существуя в узкой сфере книжных фактов, ускользающих от моего девственного ума. И жизнь так слабо держала меня, и я так плохо держалась за нее. Я чувствую страх за себя, оглядываясь назад, но это все тот же страх за них. Что мне до двадцатилетней дурочки, расхаживающей без лифчика и глотающей шоколадки, приправленные книжными истинами. Это уже не я. Я дурочка тридцатилетняя. А это весомая разница. Разница в килограмм тридцать семь плюс минус сколько-нибудь еще. Расчеты приблизительны, расчеты не точны. Но разница весомая. Очень.

 

 

 


Оглавление

10. Действие 9. Вожделение без ограничения.
11. Действие 10. Психологическое воздействие в условиях противодействия.
12. Действие 11. Трепет душ и ликование в предвкушении расставания.
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

08.07: Лев Гуревич. Чардаш Монти (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за май 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!