HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2018 г.

Зоя Гарина

Романснебес

Обсудить

Роман

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 5.06.2010
Оглавление

17. Часть 17
18. Часть 18
19. Часть 19

Часть 18


 

 

 

Участковый Ромов Андрей Андреевич слыл человеком вспыльчивым. Хотя с его работой невспыльчивым мог быть только бетонный столб. В последнее время, правда, было немного легче: Андрея Андреевича перевели на более спокойный участок. В его ведении находилась улица в центральном районе города, где жила в основном интеллигенция, и ему уже практически не приходилось разбираться в пьяных семейных скандалах и драках, как это было раньше. Но сейчас у него была другая проблема, нервировавшая его не меньше пьяных драк. Анонимные жалобы.

Как лицо уполномоченное, Андрей Андреевич должен был отреагировать на любую жалобу граждан, вне зависимости от того, подписана эта жалоба конкретным лицом или нет.

В этот день Ромов мучился похмельем. Для него каждое начало недели соответствовало народной мудрости: понедельник – день тяжелый. Но, будучи человеком ответственным, как этого требовала его нелегкая профессия, Андрей Андреевич никогда не опаздывал на работу.

Возле его кабинета на потертых казенных стульях уже сидело два человека, возможно вызванных по повестке за какие-то нарушения, и Ромов облегченно вздохнул: слава богу, не толпа!

Открыв дверь кабинета, Ромов буркнул: "Проходите". Несколько минут он отрешенно слушал красочное повествование о том, где и при каких обстоятельствах у гражданина пропал паспорт, потом достал лист бумаги и шариковую ручку и положил перед посетителем.

– Пишите заявление об утере документов.

– Так каких документов? У меня ж только паспорт пропал.

– А паспорт – это что, не документ?

– Документ.

– Так вот и пишите: заявление об утере документов.

– Так я ж не утерял, у меня его украли!

– А с чего вы решили, что его у вас украли?

– Ну как? Я ж говорю, что эта вертихвостка мне голову дурила. От какого пути отходит поезд? а когда он прибудет? а вагоны чистые? Ясное дело, отвлекала.

– Так что, у вас и деньги пропали?

– Нет! У меня ж денег не было, только паспорт в кармане лежал.

– Тогда пишите заявление о краже документов.

– И про вертихвостку писать?

– Пишите.

– И внешность ее описывать?

– Не надо.

Пока гражданин морщил лоб, пытаясь изложить свои путаные мысли на бумаге, Андрей Андреевич просмотрел почту. Понедельник принес три газеты, журнал "На страже Родины" и два письма без обратного адреса. О! А как же иначе? Без этого не обойтись! Граждане не спят, не едят, всё подглядывают и подслушивают, и анонимки пишут!

– Всё, гражданин начальник. Я написал.

– Написали? Хорошо. Подпись поставили?

– Нет.

– Поставьте. А число перед подписью поставили?

– Нет. А какое такое число?

– Сегодняшнее. Дату.

– Дату? Нет, не поставил.

– Так поставьте.

– Перед подписью?

– Перед подписью.

– Так у меня тут места нет, я прямо под заявлением расписался.

– Ну так поставьте сбоку.

– Всё, поставил.

– Хорошо. Можете идти.

– Как идти? Куда идти?

– Куда?..

– Ну?

– В паспортный стол. Там вам выпишут квитанцию на оплату штрафа, проведут беседу и скажут когда прийти за новым документом.

– Штрафа?

– А что вы думали, вам премию дадут за то, что вы документы теряете?

– Да я ж не потерял, у меня украли!

– Какая разница! – Ромов почувствовал, что его терпение заканчивается.

– Так у меня денег нет – штрафы платить!

– Иди на кладбище, подработай, могилы порой, заодно и себе место присмотришь! – уже не сдерживая голоса, посоветовал Ромов. – Что ты мне голову морочишь? Видишь у меня очередь!

– Да какая очередь? Одна старуха. Так она спит, – залепетал перепуганный гражданин.

– Щас проснется! – рявкнул Ромов.

И гражданин как тень выскользнул из кабинета.

Ромов расстегнул верхнюю пуговицу форменной рубашки.

– Фу-у! – выдохнул он.

На пороге кабинета застыла согбенная старуха.

– Чего тебе? – не мог сдержать раздражения Ромов.

– Так сад у меня хулиганье обобрало, – сделала круглые глаза старуха.

– Собаку заведи! – стукнул кулаком по столу Ромов.

Старуха ойкнула и исчезла.

Откинувшись в кресле, Ромов понял, что нервы ни к черту.

Открыв нижний ящик письменного стола, он достал солдатскую флягу, открыл пробку и сделал большой глоток. Удовлетворенно крякнув, Ромов почувствовал тепло, разливающееся по телу, спрятал флягу, почесал затылок и печально задумался. Еще только утро, а работать сил практически не осталась.

Он достал из кармана пачку сигарет "Космос" и закурил. Взгляд его упал на письма, лежащие на столе.

"О! Вот еще головная боль! Народ жаждет справедливости!"

– Так! Что тут у нас? – сказал он вслух.

Разорвав конверт первого письма, Ромов достал сложенный вчетверо лист в клеточку из школьной тетради, на котором печатными буквами был написан текст под названием "Жалоба".

– Тэк-с, – сказал Ромов, пробегая глазами письмо. – Построил гараж во дворе... Мотоцикл... ревет, как немецкий бомбардировщик.... Хе-хе... скажи ты, как образно... Будит жильцов... собака пугается... прошу разобраться... призвать к ответу... оштрафовать... Понятно.

Ромов сделал длинную затяжку и выпустил дым колечками в потолок.

– Несанкционированная постройка гаража... Пусть архитектура разбирается... – и Ромов размашистым почерком написал на углу листа: "Перенаправить в комитет по архитектуре и строительству".

– Тэк-с, – повторил Ромов и разорвал конверт второго письма. В конверте лежал лист мелованной бумаги с напечатанным на машинке текстом.

– Дымц-дымц-дымц... Извращения... О! Интересно... – и Ромов стал внимательно перечитывать.

"Довожу до вашего сведения факт, что по ул. Старогородской д. 6 кв. 3, зарегистрированной как коммунальное жилье, проживают граждане в количестве трех человек, бессовестно попирающие моральные и нравственные устои нашего общества. В вышеуказанной квартире процветают сексуальные извращения с женщиной-инвалидом, которая является сожительницей одновременно двух беспринципных мужчин, проживающих на данной жилплощади, и, возможно, имеющих между собой половую связь. Такое поведение вызывает справедливое возмущение жильцов дома и гневное осуждение общественности, которая не намерена терпеть сексуальную распущенность, бессовестно прикрываемую интеллигентностью. Просим разобраться в вышеизложенном факте, пресечь безнравственность, тлетворно влияющую на молодежь, и привлечь виновных к уголовной ответственности".

Ромов потушил окурок в пепельнице и еще раз перечитал письмо, потом снова достал флягу, открыл пробку и опять сделал большой глоток. Закрыл флягу и спрятал ее, достал из кармана брюк носовой платок, вытер им рот и лоб.

– А вот это интересно, интересно... с женщиной-инвалидом... скажи ты! Нормальные бабы себе мужика найти не могут, а эта сразу двух отхапала... Интересно, интересно... Старогородская, 6. Кто там у нас проживает в третьей квартире?

Ромов снял трубку телефона и набрал номер:

– Жанна? Ромов. Посмотри-ка мне по Старогородской, 6, квартира 3. Кто там проживает, чем занимаются, и все данные, что у нас на них имеются. Ну конечно срочно. У нас когда-нибудь что-нибудь было не срочно? Когда? К обеду? Ну ладно. Я зайду.

Ромов положил трубку, достал из верхнего ящика карамельку "Взлетная", развернул обертку и засунул конфету в рот, потом встал и вышел из кабинета.

Он решил сходить за сигаретами. Тем более, что с 11 утра до часу дня он совершенно свободно мог перемещаться по городу в пределах своего участка. Это время значилось в его рабочем расписании как время работы с населением.

Выйдя на улицу, Ромов деловым шагом направился к магазину "Бакалея".

В этом магазине продавались его любимые сигареты "Космос" в твердой пачке. Курить "Космос" в твердой пачке считалось особым шиком, и хотя Ромову на "шик" было абсолютно наплевать, твердую пачку он любил за то, что сигареты не мялись в кармане, как это всегда случалось с сигаретами в мягкой упаковке.

У крыльца магазина под ноги Ромову бросилась черная кошка.

– Брысь! – прошипел Ромов и пнул кошку ботинком. Кошка, мяукнув, отлетела в сторону.

– Вот же, бестия!

Ромов был суеверным человеком и свято верил, что если черная кошка перебежала дорогу, то лучше повернуть назад, от беды подальше. И, несомненно, он бы так и сделал, но "Космос" в твердой пачке на его участке продавался только в магазине "Бакалея".

Ромов решил подождать, пока кто-нибудь другой не переступит эту заколдованную траекторию следов черной кошки, но, как назло, редкие прохожие спешили мимо, не испытывая никакого желания заглянуть в магазин "Бакалея".

Минуту потоптавшись на месте, Ромов, оглядевшись по сторонам, торопливо трижды плюнул через левое плечо и решительным шагом зашел в магазин. К его удивлению и великой досаде, "Космос" в твердых пачках в магазине закончился, и Ромову пришлось купить обычный "Космос".

"Вот черная бестия!" – подумал он, мысленно обвинив кошку в неудаче.

Эта мелкая неприятность оказалась последней каплей, которая сделала просто плохое настроение Ромова – невыносимо отвратительным!

Почувствовав, что нужно на ком-то сорвать зло, Андрей Андреевич неожиданно принял решение посетить Старогородскую, 6, кв. 3. Правда, он не совсем представлял, кто же в этой квартире проживает, но, собственно, какое это имело значение?

"Разберемся по ходу дела", – решил он и пошел в сторону центрального рынка, где и находилась ул. Старогородская.

Он шел не спеша – куда, собственно, спешить в рабочее время?

Уже за полквартала до рынка на улице стали попадаться граждане, торгующие в неположенных местах, и, издалека завидев человека в милицейской форме, неуклюжие на вид старухи стали проворно собирать свой нехитрый товар и ретироваться.

Но Ромов не стал тратить свой гнев на пустяки. Его целью была развратная компания, проживающая на его, Ромова, образцовом участке. Ишь чего надумали, извращенцы!

– Ох, гражданин начальник, – услышал Ромов голос за спиной и обернулся.

На него пристально смотрела старая седая цыганка.

– Чего тебе? – раздраженно спросил Ромов.

– Мои глаза видят беду. Она стоит у тебя за спиной, – прищурила глаз цыганка.

– Что? Уж не себя ли ты имеешь в виду?

Ромов остановился и в упор посмотрел на цыганку.

– Нет. Беда стоит к тебе гораздо ближе, чем я.

– Что ты мне гундосишь, старая? В обезьянник захотела? – побагровел Ромов.

– Зря ты так, начальник, – равнодушно сказала цыганка, отвернулась и не торопясь пошла прочь.

Ромов стоял и смотрел ей вслед.

Суеверие Ромова не распространялось на цыганок. Он вообще к цыганам, как и к любой "нерусской братии", относился крайне брезгливо и со стойкой нелюбовью. Не то чтобы Ромов считал себя великороссом – он над этим вообще не задумывался, просто не любил людей "нерусского" вида и всегда к ним относился с крайней подозрительностью, видя в них однозначно жуликов, аферистов, мошенников, а то и воров.

"Нет уж, правда, понедельник – день тяжелый. С утра всё как-то не заладилось..."

Но Ромов был не из тех людей, которые способны поменять свое решение.

Он посмотрел на часы. Одиннадцать тридцать пять. До обеда полтора часа. Что ж времени достаточно. Старогородская в двух шагах.

 

Ромов позвонил в дверь, и она тут же открылась, как будто кто-то ждал его звонка.

На пороге стояла красивая, хорошо причесанная, дородная еврейка.

В этом районе вообще проживало много евреев – собственно, потому он и считался тихим. В еврейских семьях драк не бывает, но зато вот это чисто еврейское умение везде пристроиться не могло оставить равнодушными окружающих.

Ромов знал по опыту, если жалоба на еврея, то можно особенно не напрягаться. Еврей, он, как гусь: всегда из воды сухим выйдет.

Увидев на пороге не проститутку в инвалидной коляске, как это он себе представил, прочитав жалобу, а особу, похожую на его первую учительницу, Ромов даже немного растерялся. Он достал из кармана удостоверение.

– Ромов. Ваш участковый инспектор. Позвольте пройти?

– Проходите, Андрей Андреевич.

Ромов опешил. Он не называл своего имени, откуда она его знает?

Ромов нерешительно прошел в коридор. Весь его гнев куда-то улетучился.

– Что же вы там топчетесь в коридоре? Проходите в гостиную и рассказывайте, что вас привело в наш дом.

– Да я в обуви.

– Можете не разуваться. Проходите.

Ромов прошел в гостиную.

– Присаживайтесь, – Евгения Соломоновна указала жестом на кресло.

Ромов сел.

– Я вас внимательно слушаю, – Евгения Соломоновна вопросительно взглянула на гостя.

– Да, собственно... – Ромов запнулся, ему почему-то нестерпимо захотелось уйти.

– Впрочем, я догадываюсь. Вы пришли, чтобы поговорить со мной о морали, так сказать, живо отреагировать на поступившую к вам анонимную жалобу. Ведь так?

– Да. Так.

– А вы не задумывались над тем, Андрей Андреевич, что анонимка – сама по себе вещь весьма аморальная, а уж принимать на веру факты, изложенные в таком письме, просто наивно.

– Да, но я обязан... – невнятно возразил Ромов.

– Ох, дорогой мой Андрей Андреевич, стоит ли говорить о ваших обязанностях? Обязанности – это весьма обременительно и хлопотно! Вы ведь это лучше других знаете. К тому же в вашей жизни есть обязанности поважнее такого неблагодарного дела, как понапрасну трудить ноги и приходить сюда, чтобы обнаружить факты сексуальной распущенности и... как там еще было сказано?... Боже мой!... извращений! Ведь я права насчет ваших обязанностей?

– Что вы имеете в виду?

– Я имею в виду вашего пятнадцатилетнего сына Антона. Он ведь у вас наркоман. Только не говорите, что вы об этом не догадываетесь. Это будет неправда.

– Ммм... – только и смог промычать Ромов.

– Да-да, Андрей Андреевич! Это крайне неприятно. При вашей должности...

– Но откуда... – начал было Ромов, но осекся.

– Да, бросьте вы! – строго отрезала Евгения Соломоновна. – Вы же не задаетесь вопросом, откуда этот пытливый аноним знает такие, извините, подробности? И поверьте, в этой анонимке нет ни слова правды. Посудите сами, с чего этот "кто-то" решил, что я инвалид? Разве я похожа на инвалида? Похожа?

– Нет, не похожи.

– Вот видите! И всё остальное в этом письме сущий бред. Поверьте, вам не стоило всё это принимать всерьез!

Ромову стало не по себе. Он почувствовал себя беспомощным и слабым. Куда девались его напор и уверенность в себе, что легко заставляли любого трепетать перед его, Ромова, значимостью и властью?

Ромов, как растерянный мальчишка, хлопал глазами, не понимая, что происходит.

"Почему? По какому праву? Да что ж это такое?" – хотелось выкрикнуть ему, но вместо этого он тихо сидел на краешке кресла, опустив глаза, как плохой ученик перед строгим учителем.

– Так что, Андрей Андреевич, я вас прошу не придавать значения таким гнусным посланиям, поскольку они только отвлекают вас от важных и действительно очень срочных дел!

– Да но... – выдохнул Ромов.

– Никаких "но"! – прикрикнула на Ромова Евгения Соломоновна. – Никаких "но"! Порвите не медля эту анонимку, а лучше – даже сожгите ее. Вы ведь всё равно курите в кабинете.

Ромов молча кивнул.

– Ну вот и замечательно! Я сразу увидела в вас весьма разумного человека. А сейчас, я думаю, вам уже пора.

– Да, мне пора! – Ромов быстро встал с кресла. – Пожалуй, я пойду.

– Да-да! Не смею вас задерживать! Прошу вас! – Евгения Соломоновна встала и повела рукой в сторону коридора.

Ромов по-строевому повернулся кругом, щелкнув каблуками, и, чеканя шаг, прошел в коридор.

– Да, кстати, позвоните срочно домой и разыщите Антона. И еще, в "Бакалею" завезли "Космос" в твердой пачке.

Ромов, с силой дернув на себя входную дверь, пулей выскочил на лестничную площадку и стремглав бросился по лестнице вниз, на улицу. То ли ему почудилось, то ли нет, но эта дородная еврейка проводила его громким странным смехом, напоминающим птичий крик.

 

Ромов пришел в себя, только когда ноги привели его обратно к "Бакалее".

"Господи, что ж это такое было?" – мысленно ужаснулся он, стоя на крыльце магазина, потом решил для себя: "Гипноз, сука!.. Ну, погоди, жирная утка! Я на тебя власть-то найду!" Ромов зашел в магазин. На полке с табачными изделиями стояли сигареты "Космос" в твердой пачке. Непонятно почему Ромов почувствовал, как к горлу подступает ком. Он быстро вышел на улицу, пытаясь сдержать непрошеные рыдания, и, лишь зайдя за угол, дал волю слезам. Он плакал навзрыд, вытирая слезы и сопли платком, приговаривая: "Ох, господи-господи-господи..."

 

Придя на работу, Ромов быстро прошел к себе в кабинет, чтобы никто не увидел его заплаканного лица, и, достав из стола флягу, в три глотка осушил ее.

До конца рабочего дня он просто просидел, тупо глядя на стол, заваленный бумагами. Уже перед самым его уходом вдруг зазвонил телефон. Ромов снял трубку и устало произнес:

– Ромов. Слушаю.

– Андрюша? – тихо спросил голос его жены.

– Ну, что тебе?

И в тот же момент громкий плач заставил Ромова вздрогнуть:

– Ой, беда, беда! Антоша! А-а-а! Ой, беда-а-а!

Ромов бросил трубку и выскочил из кабинета.

 

 

 


Оглавление

17. Часть 17
18. Часть 18
19. Часть 19
Пользовательский поиск

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

07.11: Виталий Семёнов. На разломе (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!